С тех пор как завелись у нас знатоки искусства, само искусство пошло к черту.
Вагнер

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Театр Сатиры

Статьи

Вислова А. В. "Андрей Миронов: неоконченный разговор": Книга-диалог. — М.: Искусство, 1993

Андрей Миронов: неоконченный разговорИнтересно подумать над тем, есть ли какая-то закономерность в последовательности четырех постановок Миронова. «Феномены» Г. Горина, затем обращение к русской классике — «Бешеные деньги» А. Н. Островского. Затем снова пьеса Горина «Прощай, конферансье!» и опять классика — «Тени» Салтыкова-Щедрина. А между ними три роли, в чем-то повторяющие эту последовательность: Мэккинож в «Трехгрошовой опере» Б. Брехта, Лопахин в «Вишневом саде» А. Чехова, Джон Кеннеди в «Бремени решения» Ф. Бурлацкого. Разные уровни драматургии, срезы культуры, разные стили, жанры. Чередование классики и современности. Как правило, работа Миронова в классическом репертуаре становилась событием в театральной жизни, современные же роли существовали как бы на обочине. Парадокс, но Миронову легче было дотянуться до высоты духа классических произведений, чем отыскать свою созвучность с современной драматургией. А может, не парадокс, а вполне объяснимая закономерность, и он тоже, как и его Дон Жуан, был в глубине души посланцем из другого века? Конечно, он искусно приноравливался ко времени и во многом преуспел. Но душа его отзывалась и раскрывалась полнее в героях, выписанных пером классика.
К немногим исключениям относится спектакль «Прощай, конферансье!». Но не особые достоинства пьесы Г. Горина тому причиной, а тема, им затронутая. Хотя надо признать, не будь обоюдной с ее автором близости ощущения жанра и взгляда на жизнь, Миронов вряд ли бы взялся за ее постановку.
— Как-то само получилось, что творчество Григория Горина вошло в мою жизнь давно и прочно, — рассказывал Миронов. — Когда-то он работал с моими родителями, сочинял для них эстрадные сценки и монологи. Потом появились его юмористические рассказы, в которых легкая ироническая интонация помогала говорить о жизни весело и серьезно. Эти рассказы были близки мне как читателю, а позже и как исполнителю... Потом появилась его драматургия, которая привлекла меня как актера театра и режиссера. Пьесы Горина полны бурной, парадоксальной фантазии, но при этом в них всегда присутствуют внутренняя затаенная грусть и печаль, без которых комедия не становится настоящей пьесой, а остается пустой забавой...
И все-таки прежде всего его привлекла сама тема — искренний, трогательный рассказ о жизни артистов эстрады.
Репетиции спектакля проходили с августа по декабрь 1986 года. Премьера его состоялась 28 декабря. Боже, с какой сверхчеловеческой интенсивностью работал на них Миронов! Это было прекрасно и вместе с тем страшно. Он доводил себя до полного изнурения. Репетиции «Теней» мне показались потом куда более спокойными и размеренными, правда, такой взгляд, скорее, характеризует внешнее проявление их хода, на самом деле все обстояло так же. Г. Горин совершенно справедливо написал об испытанном им огромном физическом напряжении от одного присутствия на репетициях Миронова. Что уж говорить об их вдохновителе! Вскоре после сдачи спектакля «Прощай, конферансье!» Миронов лег в больницу. Но и там не давал себе отдыха, уже репетировал новую роль — Джона Кеннеди. Потом вошел с ходу в почти готовый спектакль. Для него это был нормальный ритм жизни, смысл которой заключался в непрекращающейся работе. Он ее любил, хотя как-то не то в шутку, не то всерьез признался мне: «Вы знаете, я такой ленивый». Но каким-то чутьем он сознавал, что любое расслабление для него — непозволительная роскошь. Он старался не знать минут простоя. Быть может, предчувствие скорого конца торопило и одновременно заставляло максимально заполнять каждую секунду отпущенного срока. Он жил своей сверхзадачей. Последние годы его рабочее время чрезвычайно уплотнилось. Он работал везде: на отдыхе, дома, в самолете, в поезде, в машине. Где бы я его ни заставала, по глазам видела непрерывную работу мысли, искру неутихающего творческого огня. Из-за этого он постоянно пребывал в лихорадочном состоянии. То была не суетливость, нет, а именно внутренняя лихорадка. Непонятным образом она сочеталась с ясной головой, четкостью и ловкостью в движениях, внутренней собранностью, а еще с гибкостью мышления, мгновенной включаемостью в любой ритм. Иногда, придя на репетицию, я видела его, одиноко и неподвижно сидящего в зрительном зале, с отрешенным взором, устремленным на сцену. В такие мгновения он весь был в каких-то своих мыслях, не замечал никого, но через несколько минут раздавался хлопок в ладоши и с возгласом «Всё. Начали!» он взлетал со своего места с непредвиденной легкостью и вихрем захватывал все окружающее пространство. На его репетициях мне часто казалось, что каждое проходящее мгновение — чудо и оно никогда не повторится. Спектакль «Прощай, конферансье!» был отнюдь не гениальный, а, скорее, рядовой. Но присутствие артистического гения витало в атмосфере его репетиций — они были несказанно талантливыми. За Мироновым хотелось следить неотрывно, потому что то, как он существовал в пространстве, говорил, думал и просто жил, было обыкновенным чудом. До него можно было дотронуться, но ощущение зыбкости, непрочности, невечности, хрупкости его, как любого чуда, порождало чувство грусти и ирреальности. Сам репетиционный процесс напоминал мистическое театральное действо, своеобразное шаманство. Помню, как во время одной из репетиций «Теней» Миронов попросил принести свечи, зажег их и с горящими глазами, проносясь мимо них, все так же лихорадочно произнес: «Сейчас будем делать театр!» (свечи входили в замысел мизансцены). Он «делал» театр всегда и везде, потому что нес его в себе самом. Вся его режиссура была направлена на то, чтобы заразить, увлечь, пленить других магией театра. Он взывал к творческому началу в артистах без устали. «Вы же все тут талантливые люди!» — слышала я много раз его отчаянный возглас-призыв на репетициях. И иногда ему удавалось в других разбудить и вытащить наружу что-то неожиданное. Так произошло с М. Державиным в «Прощай, конферансье!», где артист в результате сыграл, может быть, одну из Лучших своих ролей — конферансье Николая Буркини.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25