Чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни. При стрельбе нужно целиться выше цели.
Ф.Кафка

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

Если что-то попадает в тебя наотмашь, цепляет, значит, все надо брать и делать. Часто слышишь: ну это же не Шекспир. Как же меня это бесит! Да, не Шекспир! Но все равно очень важно понимать, что СЕЙЧАС происходит. Именно поэтому я и занимаюсь современной литературой - ведь все уже другое, другое сознание, люди иначе смотрят на мир, иначе пишут, и то, что вокруг тебя, тот воздух, которым ты дышишь, - он настолько сиюминутен...
Все так быстро меняется и нужно как-то успевать понимать, цеплять, пытаться услышать время. Олег Павлович уникальный в этом отношении человек, я поражаюсь ему, ведь обычно с возрастом люди теряют способность слышать, появляются свои собственные установки, шоры - правильно-неправильно, хорошо-плохо, люблю это - не люблю то, а у него настолько открыт слух, он так слышит все это многообразие, многоголосие! Какие он пьесы берет, какие книги предлагает! Мне кажется, способность слышать - самое главное, то, что нужно беречь. Для этого нужно читать современную литературу. В том числе Исхакова, Курчаткина... Гальего...
Но «Белое на черном» Рубена Гальего - статья особая, потому что я до сих пор не уверена, надо было делать, не надо, но не сделать это было просто нельзя... Надо было сделать хоть что-то, хоть как-то помочь людям... Это очень мало, но все равно это больше, чем ничто. Я понимаю, что это ужасно страшно - дома инвалидов, детские дома...
Это единственный мой спектакль, который я не могу смотреть. А тут как-то время уже прошло, мы были на гастролях в Питере, и я вынуждена была сидеть в зале и смотреть. Я думала: «Боже, зачем я это сделала? Это же нельзя вынести, нельзя смотреть без слез...» Но люди приходят, и многие - неоднократно...
В процессе постановки мы взяли шефство над домом инвалидов и ездим в него и сейчас - совсем недавно были с концертом, деньги отвозим, которые специально собираем на спектакле, покупаем то, что им нужно. Сценограф Катя Кузнецова - наш идеолог, постоянно там бывает, да и ребята все ездят, по нескольку человек - то одни, то другие. И они к нам на спектакли приезжают - те, кого можно возить. В фойе Новой сцены мы делали выставку картин одного из них - художника. Но это такая малость, такая малость...
Причем, когда начинали это делать, казалось, что это такая проблема, такое потрясение, что люди должны откликнуться. И они откликаются, но проходит время, все зарастает, возникают другие проблемы... Людям не хочется думать об этом. Но в тот период, когда об этом думаешь, думаешь очень много. Хотя в доме инвалидов оказалось не столь страшно, как в книге, но это только оттого, что в Москве все, конечно, приличнее, чем на периферии, все по-другому, хотя врачей мало и обслуживающего персонала не хватает.
А с Рубеном Гальего мы только по телефону разговаривали, так и не увиделись пока...
«Солнце сияло» тоже предложил Олег Павлович, и так совпало, что незадолго до этого жизненная волна вынесла меня на телевидение, и настолько мне эта тема была знакома, близка и понятна... Я и редактором работала, и монтировала программы, и сюжеты делала - чем только не занималась. Интересная была жизнь. Конечно, в романе вся эта телекухня представлена в очень сконцентрированном виде, но это не важно. Важно, как сознание менялось, и эта история - о смене сознания. Я чувствую эту проблему молодых людей, которые пытаются найти себя в жизни, решают множество дилемм и каждый раз должны делать выбор. Этот роман про выбор. При инсценировке было две основных проблемы - объем книги и большое число персонажей. А еще была проведена колоссальная работа по музыкальному оформлению: там совершенно точно подобрана музыка, звучавшая в 90-е - буквально по годам. Но она так аккуратно вкраплена в спектакль, такими маленькими фрагментиками, что не все это отметили и оценили. А ведь работа была проведена огромная.
То количество кассет и дисков, которые мы прослушивали, отбирая эти фрагменты... Если после «Привкуса» мне не страшен никакой текст, то после «Солнца» мне ничего не страшно в музыкальном плане.
Сейчас этот спектакль набирает и раскрывается, устанавливается совершенно не театральное общение с залом, скорее, как на ток-шоу - чего мы и добивались. Хотелось бы и смелее сделать, но нельзя, потому что все-таки и сюжет надо рассказать, а сюжет большой, а временные рамки - не очень. Всегда у меня эти временные проблемы... Нет, чтобы взять какую- нибудь коротенькую пьеску на двух человек - счастье, но это мое вечное - шестьсот страниц и двадцать персонажей...
А вот «Река с быстрым течением» по рассказам Владимира Маканина - это моя идея, мое предложение. Я не очень понимала, что мне делать после «Солнце сияло», хотелось как-то остановиться, отдышаться, подумать, но, когда Олег Павлович спросил о дальнейших планах, я решила дать ему прочесть то, что я люблю - Татьяну Толстую, ьсниги которой всегда при мне, потому что я бесконечно ее люблю и мечтаю когда-нибудь поставить «Кысь»; и Маканина, и еще несколько вариантов. И когда Олег Павлович прочел Маканина, то сразу сказал - он.
Владимир Маканин писатель очень талантливый. Я давно живу с его прозой и очень ее люблю. Он тяжелый - в смысле воздействия на тебя, ты находишься под его влиянием, а он такой беспощадно мудрый. С одной стороны, так все быстро проходит - люди, отношения, что уж говорить о книгах, все как рекой сносит в один момент, и твоей воли здесь нет, а с другой стороны... И, казалось бы, книги не совсем сегодняшнего дня, столько всего с тех пор изменилось, и вдруг его слово так зазвучало! Я просто счастлива, что оно звучит и нравится. И я так рада была с ним познакомиться, он оказался потрясающий человек, в нем столько всего... Боже, какие у него еще есть произведения! Работать и работать бы над ними!
В результате, в спектакле осталась лишь половина того, что мы репетировали, потому что невозможно было удержаться, хотелось сделать все и сразу, какую книгу его ни возьми - жемчужина. И в этой работе никого не приходилось убеждать и завоевывать, ребята сразу приняли этот материал и полюбили. И это было мне так интересно и удивительно, потому что от «Легкого привкуса» многие нос воротили и приходилось их убеждать, а Маканина приняли сразу.
и впервые было так, что я отдельно работала над каждой историей, долго не сводила их в целое, и никто не понимал - во что все это в итоге сложится. То есть все, конечно, прочли все выбранные рассказы целиком, но что получается, стало ясно уже ближе к премьере. К тому же этому способствовали и наши будничные театральные проблемы - мы же сумасшедшие в плане количества премьер, а времени на выпуск дается не так уж много, и хотелось бы работать над совершенством спектакля, но это можно делать только на сцене, а она постоянно занята.
Спектакли этого жанра находятся в большой зависимости от пространства. Это только кажется, что все так просто: вышли, почитали многие критики так думают и так к этому и относятся, а на самом деле это тонкая материя... Достаточно какой-то мелочи, чтобы нарушить ткань повествования, это как в хоре - один человек взял не ту ноту и все разрушается, и при всей минимальности выразительных средств не так осветят, не туда пойдешь, не там встанешь - многое нарушается, ибо здесь невероятно четкая геометрия во всем. И рождается это только в том пространстве, в котором будет играться спектакль. А когда у тебя только четыре дня на освоение сцены и - премьера... Это проблема. Максимальная мобилизация, ночные репетиции...
Больше времени - больше возможности сообразить как и что, и сокращения мы сделали бы раньше, с меньшим ущербом для артистов. Это ведь больно - сокращать не только текст, но и персонажей. Это дилемма ужасная: что важнее - искусство или конкретный человек, который к тому же душевно тебе симпатичен... Но в этом спектакле такие ребята замечательные собрались, и все всё поняли, даже с шуткой, с юмором попытались к этому отнестись, сами сказали: сокращай. Очень много ведь сократили - у девочек, которые первоначально играли по три истории, осталось по одной. Или ничего не осталось. Вообще ничего.
Очень обидно, но это моя вина - я не успела вовремя понять объем текста. Такая работа - она многоэтажная. Вот в кино - это я понимаю: снимаешь-снимаешь эпизоды, потом садишься монтировать и хочешь не хочешь, а, кровь из носу, должно быть ровно сорок пять минут. А тут делаешь эти эпизоды, делаешь, а момент монтажа наступает уже только на выпуске. Вот если бы он возник раньше, но раньше он как-то... не возник.
Тяжело это, потому что есть не только хронометраж, но и ответственность перед актерами. Они же дети невинные, многие - ученики, которых я обожаю. Но я и вновь приходящих согласна любить. Команда ведь разрастается, это только кажется, что все одни и те же люди. Костяк, конечно, остается: Паша Ващилин, Валера Трошин, Яна Колесниченко, Юля Чебакова, Лена Панова, Наташа Рогожкина, Даша Юрская, Алена Хованская, плюс позже пришедшие и ставшие совершенно родными Олег Мазуров, Кристина Бабушкина, Оля Литвинова, Денис Бобышев... Но и после них уже так много людей влилось в нашу компанию. Последнее наше приобретение - Света Колпакова, прекрасная!
В прошлом году пришла Ксения Глинка - просто обожаю. Сейчас вот Сережа Медведев ввел- ся в «Белое на черном» - очень его люблю, особенно после «Короля Лира», где я работала над речью... Женя Савинков, Петя Кислов, Максим Матвеев - все замечательные.
Ужас при начале каждой новой работы испытываешь еще и потому, что думаешь: а что бы этому сыграть, а вот этой что? И хочется, чтобы все что-нибудь сыграли, чтобы все-все были задействованы. Хорошие они ребята, талантливые, могущие и любящие работать вместе, а это так важно. И мы уже так понимаем друг друга!
Особенно это заметно, когда приходит новый человек. Вот он пришел, и ты понимаешь, что всю свою методологию ты построила вот на этих - давно твоих, и они ею уже овладели и ничего им говорить не надо, а пришел новый человек, и надо заново все объяснять. А он, бедный, пока сообразит... Эти-то понимают, им уже все рассказано - короли... А новому человеку очень трудно, и пока он сам не поймет какие-то вещи, ты ему ничем не поможешь, никакими словами. Но потихоньку, постепенно он начинает видеть, слышать, понимать. Кто раньше, кто позже.
Трудно. Они все говорят, что трудно вначале. Трудно понять, как это - и рассказывать, и в то же время позицию держать, когда я могу сострадать персонажу, оставаясь при этом без своей личностной оценки, моментально переходить из образа в образ... Одно дело, когда кто-то один - «От автора» - говорит, рассказывает про сюжет, а другие люди играют, и совсем другое, когда ты сам за всех одновременно. Я когда- нибудь об этом книжку напишу...
Мне кажется, пьесу поставить легче, чем прозу. Когда я беру пьесу, то смотрю и думаю: какое счастье, все написано - кто что говорит, разбери только - почему он это говорит и где поворот сюжета, кто прав, кто виноват, с чем пришел, с чем ушел, а так, в принципе-то... А на правленый прозаический текст смотреть страшно - перечеркнутый, в стрелочках; счастливый день - когда распечатаешь окончательный экземпляр. И хотя знаешь всех своих ребят, но при чтении нового текста голоса их не слышишь.
В зависимости от того, как ты раскладываешь текст, возникает диалог между персонажами - то ли я защищаю, то ли я нападаю, то ли я поддерживаю человека. И ведь не всегда я говорю только за себя, часто ведь используется обратный ход, когда я говорю о ком-то другом, но с позиции этого персонажа...
Мне было очень смешно, когда некоторые люди, которым очень понравилась «Река с быстрым течением», сказали мне: «Это уже что-то другое, это не то, что в «Сонечке». Здесь актеры играют». Я отвечаю: «Понимаете, здесь просто авторский текст сокращен больше, чем в других рассказах». Остается диалог - все, ничего по-другому не происходит, ничего не меняется, тот же разбор, все то же самое, а ощущение, что это - театр, а то - чтецкое искусство. Может, это я чего-то не понимаю...
В «Сатириконе» - да, это тоже любимый мой курс. Так получилось, что встретился мне в жизни еще и такой человек - Константин Аркадьевич Райкин. В 2001 году он набрал в Школе- студии курс, а я попала к ним педагогом по речи. И он, посмотрев мой первый экзамен по речи на первом курсе в первом полугодии (а я на цепочках, на сочетаниях звуков делала ритмические, физические ситуации и музыкальные номера), сказал, что я должна преподавать мастерство. Я ответила, что не хочу и не буду, что у меня своя поляна. Он ответил на это: «У тебя поляна гораздо шире, выбирай любой отрывок, например, Островского, сделаешь на втором курсе». А надо сказать, что он удивительно умеет увлечь и убедить. И сейчас я ему очень благодарна за это, потому что я начала заниматься актерским мастерством в Школе-студии только из-за Райкина, самой мне такое никогда бы в голову не пришло. И я, параллельно с педагогикой по речи, стала делать с ними отрывки - сначала Островского, которого я обожаю, затем шекспировского «Ричарда II» - мою любимую пьесу...
Потом я стала преподавать мастерство и на других курсах, потому что меня позвали на курс Игоря Золотовицкого и Сергея Земцова - с тем, чтобы сделать отрывок, и я предложила первую главу «Майской ночи» Гоголя. Сделали, получилось, и мы решили поставить целый спектакль «Майская ночь», который стал их дипломным спектаклем. Там тоже замечательные дети. И параллельно прибавился еще курс Романа Козака и Дмитрия Брусникина, которые сказали: а что это ты у всех преподаешь, а у нас нет? И на их курсе я тоже сделала отрывки из Островского и Шекспира, сейчас делаем спектакль по «Белым ночам» Достоевского. Так что получается, что в данный момент я преподаю речь на двух курсах, заведую кафедрой, преподаю мастерство, ставлю спектакли, еще и играю что-то...
Я теперь покладистая артистка. Как только стала режиссером, тут же начала получать от актерской профессии только положительные эмоции - ходишь, ни за что не отвечаешь, режиссер все сам знает - ставит, что хочет, а ты только играешь в свое удовольствие, такая покорная, и кажется, что это так легко, так хорошо и приятно, и не хочется никому выражать свое «фи». А раньше я была ужасно строптивая. Особенно когда попадала на идиотов, а их среди режиссеров тоже немало - о-о... Теперь, задним числом, я себя очень, конечно, ругаю... Но сейчас я такая покладистая, и так всегда интересно - что там режиссер себе придумал...
А вот в своих спектаклях я играть не могу. Была бы другая на моем месте, возможно, взяла бы себе все хорошие роли и играла в свое удовольствие. Но для меня был просто ужас, когда я по необходимости заменяла Юлю Полынскую в «Пролетном гусе». Ты выходишь, и вся эта компания начинает над тобой издеваться, потому что ты же их все время учишь, а тут вышла - ну и давай, показывай, как надо. Это ужасно.
У меня вообще никогда не возникало желания взять себе какую-либо роль, по-моему, это настолько нереально - раздвоиться. А ведь отдаешь любимый материал. В Новосибирске я поставила самую свою любимую повесть - «Мою Марусечку» Александры Васильевой. И ведь я сама читала когда-то отрывок из нее на мхатовском вечере, когда героиня разговаривает с затопленным кладбищем. Это же невозможно - я это делала, я это прожила, знаю как надо, да и сама повесть гениальная... Но я отдала эту роль, и делала ее другая актриса - Людмила Трошина, совершенно грандиозная, она в «Двойном непостоянстве» у Дмитрия Чернякова играет. Какие там - в Сибири - актрисы! Какие там женщины! Слов не найти. Новосибирск я полюбила, и работала бы там еще... Но в МХТ - мои ребята. И студенты - дети, дети мои... Недавно в «Сатириконе» у меня прошла премьера «Случая» Карло Гольдони - с выпускниками Райкина...
Был у меня как-то смешной момент... Я всегда с трудом пишу всякие бумаги, а тут нужно было собирать документы, и мне сказали - ты должна сесть и написать, что ты сделала за последние пять лет. И я наконец-то, после долгих месяцев уговоров себя, решила, что дай-ка я напишу, что же я все-таки сделала. И оказалось, что даже не за пять, а за четыре года я поставила одиннадцать спектаклей. Я этого даже не понимала! А когда садишься, записываешь: апрель 2002-го, так, подождите, а это что - июль 2005-го?! Как-то так неожиданно получилось, что я насчитала одиннадцать спектаклей. Так вот круто жизнь завернула...
Я хочу продолжать совершенствоваться, расти и думать, но в данный момент мне трудно говорить, что будет дальше... Хотелось бы отдохнуть... Но пока не получается, потому что очень много студентов... И дел... И к счастью.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25