Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актеров.
Василий Ключевский.

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

Олег Павлович - один из таких людей, и обошелся со мной просто директивным способом: должна это делать - делай. Он помог мне невероятно. Я всегда это ценила, но чем дальше проходит время, чем больше думаешь, тем сильнее осознаешь - что же для тебя сделали, организовав и так поверив... Потому что дальше начались уже постановки.
Когда Олег Павлович посмотрел один из вечеров, он предложил мне материал - дневник военнопленного Воропаева, настоящий дневник русского мальчика, который умирал в немецком плену от голода. Его опубликовали в журнале «Знамя», Олег Павлович прочитал, был потрясен, захотел обязательно что-то сделать и дал его мне. Этот спектакль был акцией, мы сыграли его всего два раза. И это первый, поставленный мной, спектакль. «Дневник военнопленного Воропаева».
Мы долго репетировали с ребятами... Это были не только выпускники Олега Ефремова, к ним уже многие присоединились: Яна Колесниченко, Юля Полынская, Эдик Чекмазов, Валера Трошин - все с разных курсов. Они сразу все перемешались, потому что тогда я просто бросила клич, и все, кто хотел, пришли к нам. Саша Семчев, Егор Бероев - все, кто хотел, пришли, а дальше - как Даша Юрская, которая пришла на один из вечеров, посмотрела из зала и поняла, что «тоже хочу!», - люди начали втягиваться постепенно.
Первая работа нашей группы была построена на этих документальных дневниках Воропаева, плюс параллельно я организовала ребят, и мы искали все вместе по семьям, по знакомым, по соседям - письма женщин. Настоящие письма на фронт. Дневник и эти письма - такая была перекличка и целый пласт военных песен, но не Великой Отечественной войны, а старинных. Так все было переплетено, и там, наверное, и родился этот жанр, в котором мы стали работать. Очень сильный спектакль - в смысле эмоционального воздействия, очень тяжелый, выдержать его было трудно. Мы сыграли его два раза, в самом конце сезона.
Когда я пришла к Олегу Павловичу с тем, что мы хотели бы делать такие-то и такие-то вечера, он сказал, что вечера - ладно, но давай возьми одного автора и сделай еще и спектакль. Когда он перечислил мне авторов, я сразу сказала, что буду делать Астафьева, и в начале следующего сезона мы уже репетировали «Пролетного гуся». Олег Павлович сначала очень хотел, чтобы мы продолжали играть «Воропаева», но как раз тогда группа ребят, занятых в спектакле, ушла в другие театры, а у нас вышел «Гусь» и стало ясно, что возобновлять «Воропаева» уже не имеет смысла. Тем более что «Пролетный гусь» - тоже очень тяжелый материал, тоже о войне... Совершенно замечательная история и репетировали невероятно... Как-то рождалось так все...
Конечно, я шла к этому давно - внутри, когда работала со студентами, - к возможности перевода авторского текста в прямую речь и к коллективному рассказу, хору голосов. Я не делала со студентами больших работ, но был и Пушкин («Руслан и Людмила»), и большие фрагменты прозы, и я понимала этот принцип, но все равно какие-то интуитивные вещи пришли именно на «Гусе» - почему надо делать пары, почему должно быть несколько героев, как «нащупывать» ребят.
Помню, пришла Яна Колесниченко, которая до этого воспринималась всеми как характер-
ная актриса, я дала ей текст, она читает, и вдруг я вижу - глаза такие несчастные! О, думаю, все,
она должна это читать. Эдуард Чекмазов с такой отдачей работал, столько вносил, рассказывал о себе какие-то невероятные для меня вещи, я никогда таким его не видела. Это такой материал, который начал проявлять людей.
А кто-то - Валерий Трошин, например, - в «Гусе» участвовать не хотел и согласился только на вторую часть спектакля - «Бабушкин праздник», а я тихо-тихо его в «Гуся» втаскивала. Яна, наоборот, - не понимала, что такое «Бабушкин праздник». Что играть? Песни одни. А я когда прочитала «Пролетного гуся», поняла, что надо делать противовес - иначе, как после него жить? А «Бабушкин праздник» - там действительно можно вообще ничего не делать, только петь. Я подумала: Боже мой, здесь надо делать все из одних песен, разве что только отдельными репликами перемежать.
Потихоньку все начали верить, в материал все сразу влюбились, но никто не ожидал, что так все сложится. В первой части все было понятно по стилю - эпическое поведение, когда один человек на пустой сцене берет на себя все, ничего не приукрашивая и ничем не прикрываясь, а в «Празднике» мы помучились, пока нашли этот стиль, когда можно и с залом и друг с другом разговаривать и играть. Играть персонажей и в то же время рассказывать о них. Мучились... Но все оправдалось.
Потом была «Сонечка»... К тому времени я уже очень любила прозу Людмилы Улицкой, хотела делать ее, и Олег Павлович сказал, что если делать Улицкую, то - «Сонечку». Я прочитала повесть и зарыдала на последней странице. Тогда еще было так много сил и так мало сбивало с выбранного пути, что было легко.
Сразу возникла идея перемежать текст Улицкой с классикой, со всем, что читает Сонечка, все эти рифмы, которые возникают в содержании, в событиях, в поступках. Возникла такая перерифмовка... Сейчас я все думаю - как можно было поднять такой пласт «вспомогательной» литературы, а смотришь и не замечаешь этих вставок - Пушкина, Лермонтова, Тургенева, поэзии всей - все едино. Мне очень помогала Таня Розова в поиске материала.
Репетиции шли легко, но я вообще считаю, что, если ты что-то действительно хочешь, преград не существует. Хотя преграды всегда колоссальные, потому что мы возникли как бы сверх темы в театре - помимо всего остального. А параллельно все время что-то репетировалось, все были где-то заняты. И когда мы показывали Олегу Павловичу первый акт, то вместо двенадцати человек играли вшестером, потому что все остальные были заняты в других работах. И эти шестеро ходили за себя и за других, записывая, куда ставить стулья, и тому подобное. Ведь там все всё делают сами - это принцип, когда все строится только на тебе, без фонограммы, без монтировщиков, без спецэффектов. Все перестановки делают актеры, а там очень много перестановок. И все это записывалось, передавалось устно...
Трудно было, но сделали. Тем более не покидало ощущение, что, когда все встанет на свои места, спектакль «выстрелит», потому что там все состоит из отдельных лучиков, и когда они фокусируются, сливается энергия света, получается вспышка. И это произошло, хоть и не сразу, не на первых спектаклях, а сейчас он так хорошо идет и пользуется такой любовью зрителей, что меня саму это удивляет. Я понимала, что здесь есть потенциал, но не ожидала, что такой.
В «Сонечке», как и в «Гусе», да, впрочем, как и во всех моих спектаклях, очень многое строится на музыке. Это заслуга Алены Хованской, а история у нас с ней совершенно отдельная. Мы с Яной Лисовской уже работали в театре и девушками были поющими, а потом пришла Алена, которая гораздо младше нас, и Юлия Меньшова. И вместо того чтобы в перерывах сплетничать в гримерках, мы пели. И вдруг Алена - такой тихий, скромный человек - начала что- то подпевать, выстраивать голос, раскладывать песни на голоса.
Дальше у нас это дело пошло так ударно, началась настоящая катастрофа, потому что мы пели на всех гастролях с утра до ночи, так что артисты, которые жили за стеной, к утру готовы были нас убить. Мы пели и не понимали - зачем мы это делаем, это походило на сумасшествие. Вместо того чтобы вязать или разгадывать кроссворды, мы во всех репетиционных перерывах репетировали в гримерке (а Олег Николаевич любил масштабные постановки - в «Олене и шалашовке» или «Борисе Годунове» был занят весь коллектив, все в массовках и эпизодах, с уймой времени за кулисами).
Мы составили такой репертуар! Эшпая пели, народное... Многое потом вошло в «Сонечку». И с музыкантами пели и а капелла. Даже кассету свою записали, и потом, даже не помню каким образом, у нас появился продюсер, который нанял нам педагога по вокалу, музыкантов, которые работали у Преснякова, мы стали записываться в профессиональной студии. Но успели записать всего три песни, а потом Яна Лисовская уехала в Германию, мы остались втроем, а вскоре Юля и Алена одновременно ушли рожать. А у нас уже был запланирован гастрольный тур, концерты... Продюсер на нас обиделся... Группа «Каштанки»... «Каштанки» - потому что у Чехова, когда Каштанка выступает и ей говорят «Талант!», она думает, что это ее кличка. Это шутка такая была, и так она и закрепилась. Да, и попеть я успела... Много чего успела в жизни...
Так что певческая карьера не сложилась, но мы с Аленой хохочем, вспоминая, потому что понимаем - все не зря. Причем Алена ведь не принимала участия в «Воропаеве». Его я выпускала со своей замечательной подругой - сценографом Ириной Смурыгиной. Она работала в ансамбле Дмитрия Покровского, знает множество старинных песен, и она-то к нам и привела Тамару Смыслову - замечательную певицу из этого ансамбля, которая занималась вокалом с ребятами, а Аленка потом подтянулась. Над «Пролетным гусем» мы работали уже вместе: заходили в нотный магазин, я брала ноты, читала текст: так, эти слова нам годятся, напой мелодию! Алена пела по нотам, мы покупали этот сборник, таким образом и набрали весь музыкальный материал.
Алена очень талантлива и музыкальна. Она необыкновенно раскладывает голоса и умеет научить петь. Она и меня научила, и всех ребят - держать, не съезжать, слышать, строить. И это при том, что никто из нас нот не знает. Она черточками рисовала всем на нотном стане - где выше, где ниже, партии, рисунки. А «Сонечку» она выпускала, будучи в положении, и этого я никогда не забуду: одной рукой играет один голос, другой - другой голос, сама поет третий и еще успевает в раздражении бить нотами по роялю и орать на какого-нибудь мальчика, который хулиганит. Картина, конечно. Но постепенно все как-то втянулись... Работа в «Сонечке» Аленой была проведена грандиозная - там и классика, и джаз, и народные песни. А для «гуся» еще Валера Трошин принес две песни, он вообще поет замечательно, у него идеальный слух и человек он исключительно музыкальный.
После «Сонечки» были «Цыганы» в Пушкинском театре - очень интересный для меня эксперимент, предложенный Романом Козаком. Правда, до этого я делала со студентами Школы-студии «Евгения Онегина», и получилось, мне кажется, интересно. Рома сначала хотел «Онегина», а потом мы подумали и решили, что это затея рискованная, и поставили «Цыган». Работать было безумно интересно.
После «Цыган» был «Легкий привкус измены», потом «Моя Марусечка» в Новосибирске, «Белое на черном» в МХТ, параллельно студенческий «Ай да Пушкин» в «Сатириконе»...
Переход от преподавания к режиссуре произошел сам собой. У меня никогда не было проблем с мизансценами на зачетах, никто у меня никогда не сидел без дела на стуле, вне зависимости от числа участников. Я и тридцать человек разведу, и шестьдесят, у меня вообще нет проблем с количеством людей и с тем, как, куда, чего и кого поставить и как сделать, чтобы все это было интересно смотреть. Мой лозунг: важнейшим из искусств для нас является кордебалет! Обожаю, когда они перестраиваются - красиво... Вообще люблю балет...
А еще я очень люблю, когда на сцене ничего нет, кроме людей. Меня раздражают предметы, художникам со мной очень трудно, потому что для меня идеальная ситуация, когда нет вообще ничего. Я не люблю декорации, мне все мешает. Поэтому я безумно благодарна художнику Кате Кузнецовой - ей трудно со мной, но она умеет угадывать и формировать пространство так, что оно не мешает и считывается по-разному в разных ситуациях.
Так что, мое дело - организовать всех, заразить, разобрать, чтобы постоянно соответственно смыслу на сцене что-то происходило, а о смысле - «про что», зачем вообще за это взялись, - мы говорим все вместе. Наверное, были какие- то предрасположенности к режиссуре, хотя я никогда не хотела этим заниматься. Сейчас-то уже, конечно, полюбила... А раньше не хотела. Даже в мыслях никогда не было. Олег Павлович предложил мне «Воропаева», когда посмотрел вечера, а мы ведь не просто так выходили по одному и читали, мы и Хармса делали, и Татья ну Толстую - довольно большой отрывок из «Кыси»; наверное, он увидел что-то... Это у него спросить надо - почему он мне это доверил.
И «Легкий привкус измены» Валерия Исхакова тоже он предложил. У нас с ним просто
какое-то невероятное совпадение во вкусах, потому что то, что Олег Павлович предлагает, как правило, мне очень нравится. В «Привкусе» меня зацепила тема. Я как-то остро это ощущаю - то, что происходит в отношениях мужчины и женщины при отсутствии любви и страшном желании и жажде этой любви (никуда от этого не деться, эта жажда все равно в нас остается), и в то же время уже неспособности любить, потому что все по-другому, все не так... Мы закрываемся, защищаемся друг от друга, хотя сейчас в этой области больше свободы, меньше запретов...
В этом спектакле, как и в романе, многое коробит. Находятся люди, которые говорят, что такого не может быть, так не бывает - все со всеми спят, путаются в связях, а мне так хочется сказать им: оглянитесь вокруг себя, на секундочку оглянитесь. Вы этого просто не замечаете, это давно уже в норме вещей. Я не имею в виду, что все вокруг плохие и развратные, но иногда я боюсь рассказать что-то в компании, потому что понимаю, что кто-то может обидеться и передать другому, потому что эта была женой того, любовницей этого, любила третьего, а теперь любит другого - так все в человеческих отношениях переплетено.
Даже в нашем коллективе - на том же «Привкусе» - прошло несколько лет, как мы играем спектакль, и вдруг мы в какой-то момент начали вспоминать, как все начиналось, и поняли, что за это время у нас самих столько всего поменялось во взаимоотношениях и в личной жизни.
Настоящая любовь есть и все о ней мечтают, но все в этой жизни и проще и сложнее. И Исхаков это очень хорошо уловил. Я, наверное, путано говорю, это тема очень сложная и серьезная, но мало кто это чувствует, и еще меньше тех, кто про это пишет. А вот он как-то почувствовал и написал. И даже про то, что все равно ничего не получится. Потому что другие. Несовпадение. Хороший роман. Тема замечательная. Да и написано хорошо.
Но сделать из него спектакль было трудно, сложно выпрямить многолинейную историю с перескоками во времени. Это просто катастрофа была. Я поняла, что после «Легкого привкуса» мне не страшно уже ничего сокращать и монтировать. Такие большие романы - это долгая работа по инсценировке и монтажу. Но мне понравился роман и сделать его очень хотелось.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25