Неважно, плачешь ли ты на самом деле. Важно, чтобы зрители верили, что ты плачешь.
Ингрид Бергман

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

С Серебренниковым мы сотрудничаем еще с «Терроризма». Там по свету работа была - светлячки-палочки, из которых складывается млечный путь, но это так - игрушки, а главное - горящий в финале самолетный винт. Но к сожалению, тогдашний наш директор задушила это дело на корню и тот эффект в принципе не удался. Винт должен был гореть весь, а не фрагментарно, но она боялась, что горящий материал может упасть на зрителей. И напрасно! Я этот момент всегда продумываю очень тщательно, когда делаю какой-либо эффект.
Я всегда думаю и о публике, и об артисте, о его способности работать с эффектом и с самого начала интересуюсь у режиссера, кто будет это делать. Мне отвечают, и я начинаю работу, учитывая особенности артиста. В спектакле «Голая пионерка», который Серебренников поставил в «Современнике», героиня Чулпан Хаматовой должна была летать на тросе и из мешка бросать вниз звезды. Те красные звезды, которыми сейчас в этом спектакле просто машут в декорациях Кремля. Так вот, каждая такая звезда - на светодиодах, очень легкая, но с острым наконечником внизу. Они должны были падать, втыкаться в планшет и зажигаться. Я их сделал, конечно, но когда пришел и увидел, какой у них планшет сцены... «Ребята, Чулпан работает у вас босиком, а колоть планшет - это занозы. Как вы это себе представляете? К тому же темная сцена, на ней люди, и если эта штука в голову попадет - мало не покажется. Ей и убить можно». В итоге они отказались от этой идеи и просто этими звездами машут.
С пиротехникой в этом отношении сложнее всего. Первая мысль: как обойти пожарника, как объяснить ему безопасность эффекта? В «Господах Головлевых» загорается почтовый ящик. Я неделю сидел, думал... А ведь в него по сюжету бросают письма, и чтобы эта бумага не загорелась, я сделал целое устройство. А в случае чего, подходишь, открываешь крышечку, и ящик сам мгновенно гаснет. Я демонстрирую все эти чудеса пожарнику, и, хотя открытый огонь в театре запрещен, нам дают разрешение. Вообще, Кирилл Серебренников и его постоянный художник Коля Симонов обожают (не при пожарных будет сказано) эффекты с открытым «живым» огнем. Мы делали их и в «Демоне» (ТТ «814»), и в мхатовских «Мещанах», где на ногах актеров горели кирзовые сапоги, и в «Антонии и Клеопатре» («Современник») - с пылающей шведской стенкой и смешно сгорающими бумажными корабликами. Люблю работать непосредственно с режиссерами. Ужасно не нравится, когда дают задачу через третьи руки, потому что это проверено временем и совершенно железно - информация по дороге искажается. Лучше я режиссера переспрошу, если что-то недопонимаю, и девяносто девять процентов я попадаю в точку и делаю то, что нужно. И все, с кем я работал, мне кажется, были довольны.
Неописуемое удовольствие я получил от работы над спектаклем «Максимилиан Столпник» в постановке Михаила Ефремова. Вот где я оторвался! По количеству пиротехнических и других эффектов спектакль превзошел все предыдущие в моей практике постановки. К тому же в ходе репетиций Миша с Никитой Высоцким решили дать в руки «чеченским боевикам» не пистолеты, а... стреляющие гранатометы! Я говорю: «Михал Олегыч! Где ж я их тебе возьму?» - «Это твои проблемы».
Взял я письмо в дирекции, измерительные инструменты и поехал в Музей Вооруженных сил, чтобы снять размеры с натурального гранатомета. А директор музея - полковник, такой добрый дяденька - отдал мне под расписку на три дня натуральную «Муху». Мы всей службой за три дня скопировали две «Мухи» - 1:1, которые к тому же и стреляли. Зритель во время действия от выстрелов чуть в обморок не падал. Когда спектакль сняли, один из гранатометов мы преподнесли Кириллу Серебренникову на премьере его «Терроризма» - с дарственной надписью: «Главному террористу страны».
С Владимиром Машковым работать очень интересно, потому что идеями он так и фонтанирует. Иной раз только обидно, что не все доходит до сцены... В «№ 13» было кресло, на него Игорь Золотовицкий бросал Леонида Тимцуни- ка, и ножки у этого кресла разъезжались. Потом Тимцуник уходил, ножки выпрямлялись, и оно вставало. Сделали мы это, а Машков впоследствии от этого фокуса отказался. Но механизм цел и ждет своего часа. Правда, при этом Машков находит другие феньки. Вот на том же «№ 13» монтировщики плохо прикрутили выключатель перед дверью - хлопали дверью, хлопали, выключатель раз - и отскочил. А дело уже шло к премьере, и художник Александр Боровский был возмущен: «Ну что это такое?!», а Володя позвал нас: «А можно, чтобы этот выключатель в нужный момент вот так же отлетал и - короткое замыкание, искры?» - «Легко!» Он моментально ловит подобные феньки и тут же внедряет их в дело.
С Николаем Лаврентьевичем Скориком тоже приятно работать. Он режиссер «зажигательный», любит спецэффекты, но определиться и объяснить ему тяжело... Был у него спектакль «Привидения» - там очень много хороших эффектов. Свечка на столе сама загоралась, а за окнами шел дождь... Мы столь портативное устройство придумали для этого дождя - вода курсировала в замкнутом контуре; красиво было.
А не так давно мы с Николаем Лаврентьевичем делали «Последний день лета» на Новой сцене. Там ложечка в стакане дребезжит и бутылки гремят от якобы пролетающего самолета. Сначала Скорик сказал, что от самолета, потом решил, что лучше - от проходящего поезда метро... Я ему объяснял, что это совершенно разные звуки. В итоге остановились на самолете. В этом и сложность работы со Скориком - чтобы узнать, что мне нужно сделать, надо сначала выяснить, что под этим глубоко подразумевается. Так проще и понятнее, а не то что: сделай стакан, у которого ложечка звенит. А отчего она звенит? Ее трясут руками? От поезда? От самолета? Ведь ложки звенят совершенно по-разному. И еще - когда звенит, сколько звенит. Начинаешь расспрашивать режиссера... Потом оказывается, что работает этот эффект три секунды, а при обсуждении кажется, что эта ложечка будет звенеть весь спектакль.
С Владимиром Петровым над спектаклем «Вечность и еще один день» мы работали вместе с Ромой Цителашвили. Там было много спецэффектов. У Петрова очень сложные фокусы, и он человек крайне щепетильный, требует предельной достоверности. Непросто с ним было работать, хотя идеи у него рождаются очень хорошие.
Была, например, сцена боя на саблях с участием Сергея Колесникова и Романа Кириллова. Бились они в темноте, Кириллов закреплял горящую свечу на носке сапога, а Колесников вставлял свою свечу в курительную трубку, которую держал в зубах. И Рома разрубал эту свечу саблей. А как они будут драться с настоящим огнем? Он же потухнет в такой свистопляске. Решили делать свечи на лампочках. Но ведь свечку Колесникова надо разрубить пополам, чтобы верхняя ее часть с фитилем отлетела в сторону и погасла! Там был очень сложный механизм...
А огромные разбивающиеся кувшины с огнем, которые сделал Роман Михайлович Цителашвили! Спектакль сняли, кувшины долго стояли у меня в мастерской, но занимали очень много места, и я их в итоге выбросил. Но очень много реквизита из этого спектакля я все-таки храню, потому что давался он нам кровью и нервами. Петров - он же требовал реализма! Принесли ему свечи с лампочками. «Ну что это такое - лампочки! А как их гасить?» А я взял готовую шведскую свечку, вставил в свою, как в
футляр; за два дня десять свечей сделал; ведь у шведской свечи очень красивый огонек (на спектакле «Пышка» те же свечки), а я придумал, как ее гасить - дуешь, лампочка исчезает...
В «Живи и помни» Петрова мы тоже намаялись... Казалось бы, нужна всего-навсего коробочка с порохом: открывается - вспыхивает огонь. Это легко, но ведь это не фокус. «Сколько этот огонь гореть должен?» - «Долго!» Я спрашиваю: «А как Даша Мороз будет коробочку эту держать, она же нагреется?» Совершенно холодного огня не бывает, какой бы он там ни был... В результате, получилась деревянная коробочка. Ничего особенного с виду. Но эта коробочка по времени отняла столько же, сколько электронно-механическая бабочка на часах - тоненькая, позолоченная, крыльями машет. Потому что коробочку пришлось делать полностью автоматическую, ибо пробовали зажигать вручную, но многие артисты не могут работать с реквизитом - не выходит у них и все. Вроде бы и научишь, и получается, а все равно боюсь давать таким оружие. Это очень страшно, когда человек «без рук», а ему еще и оружие вручают - я имею в виду пиротехническое, а не реквизиторское, то, которое стреляет и достаточно громко, а если попадет туда, куда не надо, травма вполне может быть. В результате, коробочки сделали полностью автоматические. Открываешь - горит. Самое главное - правильно открывать и правильно потом положить. И будет все хорошо.
У меня с артистами всегда складываются нормальные отношения, потому что я всегда их спрашиваю: «Что ты сможешь?» Он репетирует, я уточняю: «А тебе вот так вот будет удобно? Ты подумай!» Опять же на «Живи и помни» я спрашивал у Димы Куличкова: «А куда ты будешь класть эту коробочку?» - «За пазуху». А коробочка была еще в стадии разработки. Я режиссеру говорю: «Как же за пазуху? Там же голое тело, а коробочка-то горячая!» И коробочка эта рождалась мучительно - я приходил на репетиции, смотрел, что они будет делать...
Падающая вертикальная рама в окне на «№ 13» - моя разработка, «клыки» на краешке сцены, за которые цепляется специальными сапогами Леонид Тимцуник, зависая над залом, делал Роман Цителашвили, но в основном мы делали этот спектакль в паре. И уже при разработке эффектов мы учитывали то, что это будет поточный спектакль, который будет идти очень часто и вывозиться на гастроли, поэтому подготовка спецэффектов должна быть быстрой, доступной, а самое главное - надежной. Эту пьесу ставили во многих театрах - по всей стране, но в большинстве из них отказались от падающей на артистов оконной рамы, потому что не знали, как это сделать безопасно. У нас к премьере застраховали всех артистов, взаимодействующих с окном, но там, во-первых, все рассчитано, а во-вторых, рядом неотступно находится специальный человек - монтировщик, который следит за процессом.
Легендарный «Смертельный номер» Машкова целиком оформлял Роман Цителашвили, причем все дома делал, на коленке, а я некоторое время обслуживал этот спектакль по пиротехнике. Но они гастролировали много, а я не мог отлучаться от театра, поэтому потом отказался. А вообще в «Табакерке» мы много чего делали. Например, распускающееся дерево в «100 иен за услугу». Убого так получилось... Сейчас я сделал бы его совсем по-другому. Кстати, очень много заказов на этот эффект - распускающееся дерево. Медленно появляется тут листочек, там листочек. Но это очень дорогостоящее дело. «Современник» мне заказывал на «Пять вечеров», но я отказался. Во-первых, у этого дерева такая себестоимость, что они бы его все равно не окупили. А во-вторых, оно должно было быть в лампочках: белые лампочки, белый снег, да еще распускающиеся цветочки, которых за лампочками все равно не было бы видно. Какофония какая-то... Все это очень сложно и дорого, а все жаждут чуда.
Режиссер Вячеслав Долгачев собирался когда-то ставить в Питере спектакль (не знаю даже, осуществил он этот проект или нет), в котором три проститутки встречаются в нью-йоркском парке. У дерева. И он задумал, что на этом дереве сначала появляются листочки, потом цветочки, потом цветочки увядают, затем листочки начинают опадать. Я говорю: «Вячеслав Иванович, вы что?» А он мне: «Будем гастролировать, ты с этим деревом всю Америку объездишь!» - «И дерево должно собираться в чемодан?» - «Конечно!» Это очень интересное дерево должно быть... Нереальное. Стационарное дерево и так достаточно сложное, сборное еще сложнее, а на гастролях, тем более если это а-ля антреприза, никто не будет давать времени на сборку этого дерева.
Одна из последних очень интересных работ была у меня в спектакле «Примадонны» Евгения Писарева. Мне уже однажды приходилось работать с этим режиссером, но это был небольшой эффект - распускающаяся роза в руках Сергея Лазарева в спектакле Театра имени Пушкина «Одолжите тенора». А в «Примадоннах» работалось очень плодотворно, и в ходе выпуска спектакля к заказанным режиссером эффектам постоянно прибавлялись новые - все больше и больше: очень смешной громкоговоритель- колокольчик на столбе, двигающийся под фонограмму Олега Павловича Табакова (помощник режиссера Наташа Кольцова, глядя на «колокольчик» во время действия: «Это мой любимчик!»), падающая от удара двери вывеска, вылетающие в окна шторы, одноразовые пластмассовые стаканчики с фейерверками в руках у Юрия Чурсина, очень смешная струя газа из кислородного баллона тетушки Флоранс, грандиозный фейерверк в сцене танцев с веерами, взлетающие воздушные шары... Никогда бы не подумал, что я буду занимать в эффектах гелиевые воздушные шары. Но тем не менее пришлось. Представляете, двадцать пять дистанционно управляемых мини-лебедок, расставленных по всей сцене, одновременно отпускают двадцать пять розовых воздушных шаров!..
Спецэффекты - дело удивительное и захватывающее. В них интересно все: и придумывать, и делать, и наблюдать результат. Своими руками делаешь чудо...


Назад |



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25