Каждый зритель приносит в театр свою собственную акустику.
Станислав Ежи Леи

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

Придумать и сделать чудо

Александр Елисеенков

начальник службы спецоборудования и спецэффектов

Наверное, мало кому из зрителей приходит в голову, что артисты, выходящие на сцену, произносящие текст и поражающие наше воображение, - это только вершина айсберга, скрытого за кулисами. Основную его часть составляют люди, которых публика никогда не видит, но без которых театр не может существовать. И Александр Елисеенков - один из них. Если бы талант можно было измерять в каких-то параметрах, наверняка существовало бы такое понятие, как «Елисеенков». Это человек, поцелованный Богом. И дело тут не в эксклюзивности спецэффектов, не в каком-то штучном товаре, а в том, что Саша может сделать все. Он может придумать чудо.
Он не просто в совершенстве знает технику, следит за современными технологиями, имеет невероятный дар собирать все это своими руками, паять, клеить - его чувство художника дает ему возможность вникнуть в замысел и предложить единственно возможный ход, талантливый неизменно. Он артист, который реализуется не через пластику и эмоции, а через те чудеса, которые он производит. И мы с художником Николаем Симоновым уже давно решили, что у нас не будет спектакля без участия Александра Елисеенкова. Он превращает театр в то, чем театр и должен быть - в чудо, в удивление. Он умеет поразить зрителя. И не только через взрывы и блестки...
По-моему, в каждом спектакле так или иначе должны быть вода, огонь, земля, ветер - элементы стихий, образующие мир. Саша Елисеенков - наш дух огня, который знает, как сделать огонь безопасным, а в некоторых спектаклях он был у нас и духом ветра. Он зажигает звезды, топит корабли, вызывает ураганы - все это делает он. А как - никто не знает. Он может подробно рассказывать - как и что, я ничего обычно не понимаю, но знаю, что он принесет сделанную им вещь и она обязательно взорвется, загорится, заработает - именно так, как надо. Я вижу, как он хочет, чтобы чудо произошло. Причем болеет не только за свое дело, как всякий человек, привыкший делать свою работу хорошо, он болеет за весь спектакль. И всегда видно - нравится ему или не очень. Это говорит о том, что он не ремесленник, выполняющий некий заказ, об этом даже речи быть не может. Он - художник, он сотворец и режиссера, и сценографа, и актеров. Он непосредственно участвует в создании спектакля, в соткании его души и плоти. И если бы таких людей, как Саша, было больше, глядишь, и жить всем было бы легче, потому что, кроме ремесла и профессионализма, он имеет талант, изменяющий жизнь к лучшему.

Кирилл Серебренников, режиссер

В Художественный театр я пришел в августе 1977 года, уже тридцать лет назад, - в новое здание на Тверском бульваре. Пришел в службу, никак не связанную со спецэффектами, и до самого переезда театра в Камергерский переулок работал дежурным электромехаником по стационарному оборудованию нижней и верхней механизации сцены. Не скажу, что я был в восторге от этой профессии - все-таки это рутина, но периодически делал какие-то рацпредложения, которые принимались и использовались, что-то переоборудовалось... Зато именно там, на Тверском, я познакомился со своей женой - инженером по технике безопасности, а теперь и наш сын Сережа работает монтировщиком на Новой сцене. Так что, практически династия складывается.
Интересная работа началась здесь, в Камергерском. Началось с того, что еще до разделения театра мы стали ездить на гастроли с капитальными по декорации спектаклями, где была жесткая сценография и сложные сценические механизмы. И в связи с этим возникла необходимость не только управления ими, но и их квалифицированного обслуживания. Это были такие известные спектакли, как «Так победим!», с которым мы объездили всю Европу и Азию, «Перламутровая Зинаида», декорация которой была дюралюминиевая - накладной круг и кольцо, и все должно было быстро собираться и разбираться: весь спектакль был построен на движении, все мизансцены коротенькие: отыграли - проехали, отыграли - проехали... Здесь уже японская электроника была. И Олег Николаевич Ефремов поручил мне этим делом заняться.
В те времена не было такой службы - спец- оборудования, я занимался им, продолжая обслуживать верхнюю механизацию сцены. Служба была создана позже, к ней подсоединили пульты помрежа, набрали людей. Я специализировался по нестационарному электромеханическому оборудованию, которое считается в некотором роде эффектом. Это электроприводы, которые собираются и разбираются, как декорации. Например, есть у нас на сцене стационарный поворотный круг, есть фуры, но они статичны и привязаны к сцене, а нестационарное электромеханическое оборудование принадлежит только конкретному спектаклю: «Так победим!» - свои декорации и движущее их оборудование, «Перламутровая Зинаида» - свои. Их возили, собирали, разбирали. В «Дяде Ване» были раздвижные павильоны - они катались, а по бокам стояли лебедки и двигали их. Хороший спектакль был, мы с ним объездили полмира, даже на Тайвань его возили... Каждый раз воспоминания о тех гастролях наводят на меня грусть: именно там - на Тайване - нас настигла весть о смерти Олега Николаевича, и спектакль «Дядя Ваня» мы посвятили тогда его светлой памяти.
Моя первая профессия постепенно мне наскучила... И вот однажды меня попросили сделать маленький эффект, элементарную безделушку, которая делается за полдня и подобные которой я делал в неимоверном количестве, потому что это очень часто бывает - через два дня премьера и вдруг прибегает режиссер с криком: «Мне нужно! Купите!» А купить невозможно, можно только сделать... Необходим был абсолютно бесшумный электрический привод для вращающейся люстры с «живыми» свечами.
Это был спектакль «Возможная встреча» с Ефремовым и Смоктуновским - моя первая работа с режиссером Вячеславом Васильевичем Дол- гачевым. В дальнейшем нас с ним связали спектакли «За зеркалом», «После репетиции» и «Свет во тьме светит». В последнем был нужен эффект парящего в пространстве воздушного змея. Художник спектакля привез изготовленного в Питере «змея», летавшего на двух воздушных шариках с гелием, что, по понятным причинам, не понравилось режиссеру. К тому моменту у меня уже был опыт работы с «летающими» предметами, и этот эффект был сделан совершенно иначе. Получилось очень красиво.
А для спектакля «После репетиции» по идее Вячеслава Васильевича и художницы Риты Демьяновой я сконструировал действующий макет - игрушечный театр. Он до сих пор стоит у меня сложенный, хотя спектакль давно сняли с репертуара. Игрушечный театр - как настоящий, с декорационными подъемами - все поднимается, опускается, софиты загораются, фонари... Мы с этим спектаклем объездили и Америку и Европу, три актера и персонал - всего выезжало человек десять. Просто и сердито - Сергей Юрьевич Юрский, мы и макет. Как он был против этого макета! А в этом спектакле и нет ничего больше, кроме ковра, стула и лампочки на столике. Все. Голая сцена, он сидит один. И этот макет.
В начале было затемнение - и на настоящей сцене, и на игрушечной. Потом на последней загорались софиты, поднимался один занавес, другой и открывалась голая сцена, фонари. Тут давался свет на Юрского - он сидел на точно такой же голой сцене. И окончание спектакля - ровно наоборот: на игрушечной сцене опускался задний занавес, потом следующий, свет выключался на рампе, потом гас свет на настоящей сцене - все, спектакль окончен. Юрский сидел перед макетом, и тот ему на каком-то этапе мешал, он считал, что это лишняя деталь в спектакле. Так как Сергей Юрьевич сам режиссер, то он этот спектакль всячески перестраивал под себя, но и Долгачев не сдавался. Однажды перед спектаклем в макете сгорел трансформатор, мы не успели его заменить и играли без макета. Зная Юрского, мы решили, что все - макет на сцену больше не вернется, но Вячеслав Васильевич все-таки его отстоял...
Так вот, возвращаясь к вращающейся люстре... В другой раз потребовалось оружие для спектакля «Борис Годунов». Его уже изготовили и привезли - бутафорские пушки и пистолеты, но оно должно было стрелять под фонограмму, а Ефремову это не нравилось. И вот я сел и переделал все это под пиротехнику. С этого все и началось. Съездил на Мосфильм, ребята-пиротехники на пальцах показали, как это делается, хотя они, кстати, не обязаны и не должны раскрывать свои секреты, но отчего-то прониклись ко мне сочувствием...
Так появились у нас спецэффекты, а следом за ними и соответствующая служба - к тому времени я собрал коллектив единомышленников. Некоторые, по обстоятельствам 90-х годов, ушли, но основной костяк службы остался. Это Дима Мыслин и Саша Похачев. Это руки мастерской... Мастера!!! Не так давно художник Коля Симонов, разрываясь на выпусках нескольких спектаклей, пошутил: «Саша, а вас троих никак нельзя клонировать?»
Постепенно я отошел от тяжелого нестационарного оборудования, а все больше стал уделять времени спецэффектам - пиротехнике, живой воде - дождям, фонтанам... Ведь что такое спецэффект? Это и движение, и пиротехника, и вода, и свет. Испокон веков часть эффектов по традиции выполняют осветители. Вот в «Белой гвардии» у нас «снег» рассыпают из сетки монтировщики - старинный театральный способ: высыпается в крупноячеистую тюль этот «снег» и его начинают перекатывать декорационным подъемом - поднимать, опускать - просеивать. И он так ровно, а иногда клочьями, падает... Я на это смотрю и ощущаю некоторую неловкость, ведь в программке зритель читает: «Спецэффекты - Елисеенков».
«Снег» из сетки - очень старый способ, а не так давно для «Пяти вечеров» в «Современнике» я сделал машинки, которые делают «снег», работая с супернизким уровнем шума - специально для тихих сцен. Это моя конструкция, таких машинок в продаже не найти, потому что обычные машинки выбрасывают материал очень шумно, и такой «снег» используется только в шоу, а на тихих сценах в театре его рассыпают вручную. Эти машинки мы сделали просто потому, что мне всегда интересно сделать то, чего никто еще не делал. Для «Шинели» Валерия Фокина мы тоже делали машинку для снега - там очень тихий моноспектакль, снег падает в луче света и тип «снега» совсем другой - не хлопья, а пенопластовые шарики. А так как на Другой сцене «Современника» не поставишь монтировщика рассыпать эти шарики, я и придумал эту машинку, и когда включил ее, замерили уровень шума и мне назвали столь малую цифру в децибеллах - вентилятор в прожекторе работает громче, чем эта машинка. Они там ужасно довольны. И она настолько проста... Главное было - придумать, каким образом этот материал тихо забирается из хранилища и порционно выдается - на метр, на два или локально, например под фонарь. Все упирается в это - в «придумать».
Уже работая в театре, я учился на радиотехническом факультете МЭИ, но по молодости ушел оттуда едва ли не с первого курса. А потом наш замдиректора по технологическому оборудованию сцен Александр Борисович Бейлин заставил меня пойти учиться по театральной части. Я закончил осветительское отделение Театрально-художественного технического училища, знаменитого ТХТУ, которое называется сейчас Театрально-художественным колледжем. Так что, по диплому я - художник по свету театра и телевидения, что помогает в работе: сейчас столько всевозможных современных приборов, электронных компонентов - светодиоды, всевозможные лампочки миниатюрные. В театре они применения особого пока не нашли, но на них можно построить безумные по красоте эффекты. В спектакле «Пышка» герои держат в ладонях горящие свечки - это настолько примитивные устройства, но с расстояния в метр - абсолютная иллюзия огня.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25