Без творческих поисков нет подлинного искусства.
Дмитрий Шостакович

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

Официально я оставалась концертмейстером, но продолжала ставить танцы, и Полина как хореограф постепенно выросла очень сильно, и курс мы выпустили хорошо, похвал было много. И именно в этот момент, выпустив курс, мы с Полиной решили уйти из Школы-студии.
Та скука, которая одолевала меня на должности концертмейстера, исчезла с началом занятий хореографией, даже наоборот - появился живой интерес, но это было так сложно: придумать разные танцы на два отделения, репетировать со студентами, которые были вечно заняты на мастерстве, подстраивать репетиции под график так же вечно занятого осветителя, искать деньги на костюмы - ведь у нас целое отделение состояло из аргентинских танцев, требовавших достойных платьев. Возможно, сейчас это уже не проблема для Школы-студии, а в то время добыть требуемое было достаточно сложно.
И вот, достойно выпустив курс и выслушав похвалы, мы с Полиной решили расстаться со Школой именно на этой светлой ноте. Потому что очень угнетала мысль, что придут новые корявые первокурсники, которых придется учить ходить и двигаться, а потом, на выпуске, опять все повторится сначала: осветитель-занятость- костюмы...
Полина очень хотела уйти, а я сомневалась, но тоже склонялась к этому, потому что после той творческой свободы, которую я имела при последних годах работы с Ольгой Всеволодовной, а также в содружестве с Полиной, меня путала перспектива быть просто тапером при новом балетмейстере. Потому что очень часто даже совсем юные девочки-балерины, начинающие преподавать и, по сути, делать это еще не умеющие, все равно «держат фасон» и не терпят ни возражений, ни советов. Поэтому мы с Полиной дружно ушли.
Полина уже давно была в труппе Художественного театра, а я, как уже упоминалось, работала там концертмейстером и делала практически все то же самое, что и в Школе-студии. Я работала на спектаклях «Чайка», «Перламутровая Зинаида», «Белая гвардия», «Старый Новый год»... Я музицировала за кулисами, а на сцене актеры за инструментом изображали игру. В «Амадее» я играю до сих пор и очень его люблю. Хотя для меня он немного тяжеловат - у меня там большие паузы, сидишь, скучаешь, а я не умею ничего не делать. Мне физически становится плохо, не могу найти себе место. Но тем не менее в «Амадее» работать мне нравится. Я играю за Моцарта и за Сальери.
Меня очень радовало, что я работаю во МХАТе. Причем особенно я ощущала это не в момент прихода на работу, а наоборот - когда вечером выходила из театра. Мне было приятно, что я вышла из МХАТа. Люди разные вокруг ходят - кто откуда, а я вот иду из МХАТа. МХАТ это МХАТ. Грандиозная величина. Сейчас, конечно, уже привычно, но все равно я это понимаю и чувствую, по-прежнему испытывая пиетет.
Очень многих мхатовских актеров я знала по Школе-студии - там преподавали Евгений Евстигнеев, Олег Ефремов, Андрей Мягков, многие, многие... В Школе-студии, особенно первое время моей там работы, они меня просто потрясали. Я вообще находилась тогда под грандиозным впечатлением от всего происходящего вокруг. Помню, как, придя из своей музыкальной школы, я сидела в зале, там ставили свет для танцев, заходили студенты в костюмах, советовались с Ольгой Всеволодовной, она что- то одобряла, что-то нет, а я сидела и ждала. Возможно, сейчас я бы возмущалась: «Ну что я тут сижу без дела, вызвали бы на два часа позже!», а тогда, помню, я сказала Куне: «Надо же, получаешь удовольствие, а за это еще и деньги платят!» Правда, деньги были маленькие, и, оставив музыкальную школу, я значительно потеряла в материальном плане, но меня это совершенно не волновало...
Из моих работ за сценой главной была в спектакле «Три сестры». Я обожала этот спектакль. И не только из-за чудесной музыки Скрябина, которую я играла. Я полюбила его еще в стадии репетиций, мне нравилось в нем абсолютно все...
Тогда мне впервые открылась гениальность драматургии Чехова. Люди разговаривают друг с другом и не несут в каждой фразе какую-то весомую, зримую информацию - они просто разговаривают. И не нужно пытаться расшифровать, что герой хотел сказать этим. Нужно думать, что у него при этом в голове. Ведь человек может произносить слова машинально, думая о совершенно ином. Это кружево разговора чеховских персонажей не всегда ровное и симметричное - мы ведь и в жизни так разговариваем. Один говорит одно, другой гнет свою линию и часто - совершенно невпопад.
И Олег Николаевич Ефремов работал именно в этом направлении. Он тогда очень ругал Алексея Жаркова и Вячеслава Невинного - двух действительно гениальных актеров - за то, что они все пытались укрупнить что-то, сделать ярче, по-актерски. Но Ефремов не хотел этого. Он не хотел, чтобы в спектакле были видны «звезды», хотя они все там и были настоящими «звездами»: Любшин, Мягков, Гвоздицкий... Он хотел, чтобы был коллектив, семья, нигде не провисающая живая ткань.
Бог собрал этих людей вместе 6 преддверии тяжелых событий - там это угадывается, там не отпускает мысль: «А что же с ними станет в скором времени?» В скором времени - революция. Что с ними станет? Тузенбах с революцией не совместим, и его убивают накануне грядущих событий, предчувствие которых пронизывает спектакль, - это мое мнение, возможно и глубоко ошибочное... Эти люди пока вместе, они тянутся друг к другу, и даже Соленый, который, казалось бы, в контрах абсолютно со всеми, но, как говорил Олег Николаевич: «Но почему-то он все равно ходит сюда, и почему- то все его принимают». Они все равно все вместе. Кроме, разве что, Наташи. Но и у нее бывают моменты единения со всеми. Они сидят за столом - единство, тепло, общность человеческих душ, тяготеющих друг к другу. И если кто- то из артистов пытался утяжелить свою роль излишним здесь актерством, эта тонкая живая ткань моментально рвалась.
Мне безумно нравилась эта живая канва, на которой все выстраивалось и вышивалось. Не было какого-то отдельного цветового пятна, но при этом все было настолько живо... Говорят, кто-то скучал, когда во втором акте в приглушенном свете, почти в темноте, герои перебрасывались вроде бы совершенно ничего не значащими репликами... Но реплики и не важны, важно то состояние души, в котором они произносятся. На меня все это очень действовало.
Олег Николаевич Ефремов всю жизнь шел к этой работе. Он репетировал два с половиной года. Полина Медведева, которая играла Ирину, рассказывала мне, что на первую репетицию он позвал их к себе домой на чай и достал толстенную тетрадь, в которой были заметки ка- ких-то былинных годов о том, как бы он хотел поставить «Три сестры». Он смотрел какие-то постановки и записывал: вот этот эпизод я сделал бы по-другому, а здесь я бы выстроил так... Грандиозная работа была проделана задолго до того, как он осмелился и решил, что он уже может разрешить себе ставить этот спектакль. И где-то с год артисты приходили к нему и разговаривали, почти не касаясь пьесы: о людях, о времени - нашем и том, о взаимоотношениях, о ситуациях...
Он делал из них коллектив, добиваясь того, чтобы они чувствовали друг друга и понимали без слов. И финальная сцена, в которой сестры рыдают, - это было столь мощно! И девочки - и Полина, и Лена Майорова, и Оля Барнет - говорили о том, что действительно уже ощущали себя родными сестрами. То есть Олегу Николаевичу удалось сделать то, к чему он стремился. И работать на этом спектакле было счастьем. Я всегда как-то по-хорошему дурею, когда вижу, как что-то делается по-настоящему хорошо, меня это захватывает до глубины души. И поэтому здесь было счастье. К тому же, на мой взгляд, это самый теплый спектакль Ефремова, самый не социальный. Теплый-теплый, хрупкий... Для меня это - его лебединая песня. Потом был только «Сирано де Бержерак», который он не успел завершить...
Еще о зрительских потрясениях... Я помню, в свое время меня совершенно ошарашила «Ундина». Первое время Ундину ифала Екатерина Семенова, а рыцаря Ганса - Владимир Машков. Они были еще студентами Школы-студии, и в спектакле был задействован практически весь их курс: Ирина Апексимова, Евгений Миронов, Валерий Николаев... Этот спектакль не хотелось анализировать, не хотелось сравнивать, задумываться и придираться к чему-то.
Я получила настоящее детское театральное впечатление. Не в том смысле, что это было рассчитано и направлено на детей, вовсе нет. На этот спектакль детей приводят родители, бабушки с дедушками, и никто не остается равнодушным. Там для каждого есть, что посмотреть, что увидеть и над чем поплакать.
Меня потрясла тогда красота - не только визуальная, но и красота отношений, красота текста, красота пластики и красота чувств. Графиню Берту (соперницу Ундины в любви к рыцарю Гансу) играла Ирина Апексимова, и вся ее роль была построена на пластике. Причем пластика ее была настолько гениальна, что местами заменяла игру. В финале спектакля, увидев мертвого Ганса и обратившись к Ундине: «Ты убила его!», Берта умирала сама и тело ее повисало на перилах замка, перегибаясь в спине практически пополам. Казалось бы, акробатический номер, но это было сделано столь красиво и так действовало на зрителей...


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25