Жизнь коротка, искусство бесконечно.
Оскар Уайльд

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

Мы расчерчивали половик вдвоем с технологом Леной Зыковой в живописном цехе мастерских. Думали - чего там, «шапками закидаем», быстренько сделаем, но работа вылилась в долгий и мучительный процесс. Нужно было ровно наклеить параллельно два малярных скотча - несколько сотен метров, а середину закрасить маленьким валиком: сплошные линии, пунктирные, штрих-пунктирные, крестики... Я потом неделю ходить не могла.
Наконец половик был готов, его аккуратно натянули на планшет сцены, установили декорации. «Чертеж» на половике сразу «завязался» с белой рамой, обрамлявшей узкий вертикальный проем арьерсцены. Я была довольна. А Марина, выйдя на сцену, посмотрела и сказала: «Нет, все убираем, этого не может быть. Или хотя бы пусть эти линии будут не белые, а черные, но глянцевые». Рисунок на половике показался Марине слишком резким... Я была в ужасе, но удалось уговорить режиссера: «Подожди. Давай, вы тут порепетируете, посмотрите. Будет раздражать - можно будет сшить новый половик, просто черный». Уже к концу этой репетиции Марина убедилась, что права я.
Следующей совместной работой с Брусникиной был спектакль «Белое на черном» по книге удивительного человека Рубена Давида Гонсалеса Гальего, посвященной его детству, проведенному в домах инвалидов. Поставить и сыграть спектакль на такую тему - Поступок. Смотреть спектакль тоже непросто.
Идеи оформления возникали разные, но Марина, как всегда, свела все к минимализму. Идея с движущимися ширмами - две белые, две черные - принадлежит ей. На заднем плане - яркое голубое небо с облаками... Идея велосипедов без колес - моя, и я абсолютно не согласна с той критикессой, которая написала, что это крайне неприличный по отношению к инвалидам образ, потому что велосипеду без колес место только на помойке. Но этим нашим велосипедам не хватает всего-то чуть- чуть заботы - поставить два колеса и накачать их.
И они тут же заработают, и фонарики засветятся... Я совершенно не согласна с этим мнением, и хорошо, что были критики, которые восприняли образ правильно. Велосипеды в спектакле - как живые существа, они очень помогают артистам.
Благодаря работе над этим спектаклем мы познакомились с обитателями интерната для инвалидов, помогаем им чем можем. Особенно подружились с невероятно интересными молодыми людьми - Ириной Мовчан и Андреем Щекутьевым. Ирина - поэт, Андрей - художник Вот у кого надо учиться жизнелюбию, стойкости, постоянному стремлению к творчеству. Иной раз найдешь повод впасть в уныние, начнешь себя жалеть, а ребят вспомнишь и - стыдно становится.
Кроме постановки «Цыган» в Театре имени Пушкина у нас был еще один совместный «выход в свет» - спектакль «Моя Марусечка» по повести Александры Васильевой, в Новосибирске, в театре «Глобус». Декорации придумались очень нехитрые. На дальнем плане - ворота, ворота в никуда, напоминающие крест - верхняя перекладина выступает за вертикальные, и две створки - одна дощатая, грубо сколоченная, а другая - филенчатая дверь. По двум сторонам натянуты лохматые пеньковые канаты - от пола до потолка. Несколько помостов чистого дерева. А на переднем плане диагонально, под углом к зрителю стоит лодка, заваленная на бок.
В театре «Глобус» замечательный столяр, он, наверное, лодки всю жизнь делал. Я очень переживала, что не оставила мастеру эскиза - только основные размеры да маленький рисуночек: тоже мне художник.. А он такую лодку построил, по всем правилам - хоть на воду спускай! На корме лодки - потайной сундучок, из которого в начале спектакля актрисы достают свои платки и шали. А главное, лодка была наполнена водой.
Вода в повести - как действующее лицо: все время идет нескончаемый дождь, построили водохранилище - затопили старое кладбище... Марусечка плавает на лодке над кладбищем, ищет свои могилы...
Очень светлая, местами даже веселая, но в целом трагическая история. Финальный монолог Марусечки в исполнении замечательной Людмилы Трошиной - просто катастрофа. Слезы сдержать невозможно. И вот она сидит на краю лодки, у нее что в лодку, в воду упало - подол платья, шаль - пускай, она потом выжимает...
В повести быт перемежается с такой нереальностью, фантазией... Марусечка приходит домой после грозы, а там - куча шаровых молний, и она их веником выметает... И об этом рассказывается абсолютно буднично, как будто так и надо.
Я предложила Марине сделать множество серебряных шариков - маленьких, средних, больших - и засыпать ими всю сцену. Марина штук сорок велела сделать, а оказалось - это просто ничто, потом и сто оказалось мало. В финале артисты замечательно их обыгрывают: ходят по сцене и собирают эти шарики, складывают в лодку, вода в лодке заполняется ими...
С декорациями на этом спектакле вышла печальная история. Я прилетела за две недели до выпуска, чтобы расписывать декорации, а они уже были мощно обработаны огнезащитной пропиткой. Причем не с тыльной стороны, а с лица.
То есть декорации были покрыты толстым слоем соли, напоминающей стекло, только одна радость - не блестели. Но приобрели розовый оттенок. И ничего с этим не сделаешь. Расписывать это невозможно, нужно все сострогать. Я не нашла в себе сил настаивать на этом, там всего-то два с половиной столяра, которые в это время вовсю были заняты изготовлением декораций к другому спектаклю. И помог свет, который убрал, нивелировал эту активную рыже-розовость дерева - добавили немножко синенького и как-то все пригасилось немного, приобрело нужный оттенок. Живая древесина всегда красива, прежде всего за счет своей фактуры, особенно если зритель сидит близко и все видит, все чувствует...
Декорации спектакля «Солнце сияло» на Малой сцене должны были с первого взгляда создать ощущение телевизионной студии для ток-шоу, потому что Марина задумала спектакль, как ток- шоу театральное. Марине нравились какие-то идеи из разных телешоу, которые хотелось использовать. В этом случае «плагиат» казался простительным: такое традиционно-типичное оформление телестудии. Но опять же - лаконично, только несколько узнаваемых деталей: разновысотные игровые зоны, открытые конструкции...
«Солнце сияло» - много ума не надо, чтобы в голову пришел образ солнца и желтый цвет. Нарисовалась одна половинка солнца, другая половинка поменьше, по центру - экран и площадки - одна повыше, другая пониже. Центральная - самая низкая. Здесь объединяющая действие зона - круглый диван, как наиболее типичная ситуация для общения ведущего с гостями студии, и непременно круглый стеклянный журнальный столик. Наш необычный желтый диван, состоящий как бы из «долек» и поэтому напоминающий нечто цитрусовое, был обнаружен на сайте одной крупной московской мебельной фабрики. Он оказался типовым изделием, и нам изготовили и доставили этот «фрукт» меньше чем за неделю!
Не очень удачно вышло с использованием джинсовой ткани. В произведении периодически используется словечко «джинса» из жаргона тележурналистов. Естественно, что в костюмах Светланы Калининой преобладает эта фактура. Мне тоже разумно было поддержать «джинсовую» тему. Облицовка колонны и половик на одной из площадок сделаны из джинсовой ткани, причем «вареной» и поэтому, как мне казалось, достаточно фактурной. Но это при ближайшем рассмотрении... А зрители и не догадываются о наличии джинсы на сцене. Просто синяя ткань... Утешает только то, что все равно сочетание насыщенных желтого и синего помогает создать необходимую атмосферу нашего театрального ток-шоу.
Могла ли я себе представить, будучи как-то раз в годы учебы в Школе-студии зрителем дипломного спектакля ефремовского курса «Оглянись во гневе», что та статная студентка с длинными светлыми волосами, запомнившаяся мне в роли Элен, станет артисткой Художественного театра, а через некоторое время мы будем работать вместе. Я счастлива, что мы с Мариной Брусникиной так понимаем и удачно дополняем друг друга в творчестве. Мы умеем слышать друг друга - это главное. Я очень доверяю Марине и многому у нее учусь.
Вот уже двадцать четыре года я работаю в Художественном театре... И надо сказать, что вся эта творческая сторона моей деятельности на самом деле «халтура в рабочее время». Моя основная работа - в постановочной части театра, где я служу художником-технологом, помощником художника-сценографа. Работаю практически со всеми художниками, которые приходят в театр на постановку спектаклей.
Сейчас художественно-производственные мастерские стали самостоятельными, театру не принадлежат, живут своей сложной многотрудной жизнью. А когда-то мы были единым коллективом, и «Отдел подготовки спектаклей», в котором я работала, принадлежал попеременно то театру, то мастерским. Сейчас жизнь поменялась, этого отдела нет. Но мне кажется, что такой солидный театр, как МХАТ, должен возродить былое, и это постепенно уже начинает происходить.
Работая весьма слаженно, мы создавали то, что в совокупности является техническим заданием на изготовление декораций, подготавливали производство: составляли монтировочные описи будущего оформления, совместно с художником делали планировки, шаблоны на сложные фигурные элементы декораций, на мебель. В составе того же отдела были и серьезные конструкторы, выполнявшие все чертежи. Мастерские потом это воплощали, а мы вместе с художником следили за изготовлением декораций. И это правильно, потому что художник сам не может объять необъятное. К тому же,
будучи посвященными в творческий замысел, многое мы можем решить сами.
Был в нашей жизни замечательный семилетний период, когда с приходом во МХАТ Бориса Асафовича Мессерера мы стали называться «Отделом главного художника». Мессерер сплотил нас вокруг себя, мы были его непосредственными помощниками. Борис Асафович за эти годы успел поставить во МХАТе несколько спектаклей, по праву вошедших в историю театра: «Мишин юбилей», «Преступление и наказание», «Молочный фургон не останавливается больше здесь», «Борис Годунов»... Не говоря о том, что и ранее, еще не в ранге главного художника, Мессерер успешно работал во МХАТе. Жизнь наша в этот период не была проста, но была очень интересна. К Мессереру приходили потрясающие люди, мы общались с Резо Габриадзе, с Марленом Хуциевым... Слава богу, мы до сих пор не утратили дружеских отношений с Борисом Асафовичем, и иногда я захожу в гости к нему в мастерскую, в мир картин, граммофонов и старинных утюгов.
Сейчас я тружусь в составе маленькой команды под непосредственным руководством заведующего постановочной частью Надежды Быхановой. Почти все мы в разное время закончили Шко- лу-студию, поэтому «говорим на одном языке».
Жизнь теперь пошла совершенно другими темпами. Не пошла - поскакала. Когда я начинаю рассуждать таким образом, то представляюсь себе древним существом, которое по любому поводу любит произносить: «А вот в наше время...» Но тем не менее: раньше так много спектаклей не выпускалось - два-три спектакля в год, сцен было две - сейчас три. Поэтому у нас работы мало не бывает. Как водится, часто заедает суета, которой, как известно, «служенье муз не терпит...». Мы больше бегаем по театру, чем сидим на месте.
Замечательно, что работаем мы дружно и умеем не ссориться. Для меня в людях это, пожалуй, важнее, чем уровень профессионализма: знания - дело наживное, а вот характер исправить сложно...
Есть у меня еще одна «халтура в рабочее время». Некогда историю материальной культуры преподавал в Школе-студии художник Виктор Владимирович Селиванов - корифей МХАТа, всю жизнь прослуживший в его мастерских. Он много работал как сценограф и был знатоком материальной начинки спектакля - реквизита, мебели. Написал книгу «Театральная мебель». Художники, работавшие над историческими спектаклями, ходили к нему за консультациями. Нам он, к сожалению, не преподавал, только принимал у нас вступительные экзамены, вскоре после которых умер. Мы слушали о нем восторженные рассказы, и для нас он был человеком какого-то высшего порядка...
Ирина Ипполитовна Малыгина, которая стала преподавать после Виктора Владимировича, больше внимания уделяла истории костюма - это ее «конек». Но, несмотря на такой пробел в моем образовании, когда после ухода Ирины Ипполитовны на пенсию этот предмет совсем оголился, я нашла в себе наглость сказать кафедре: давайте, я буду заниматься со студентами историей материальной культуры. И я начала преподавать, сама себя образовывая, ведь любая история - это бесконечное познание.
Конечно, я не искусствовед и не знаю глубоконаучных фраз, я просто работаю в театре, постоянно на практике сталкиваясь с материальной средой спектакля. Поэтому знаю, что и как рассказать студентам, как их направить к книгам, музеям, театрам, как от Древнего Египта до эпохи модерн поведать им самое основное именно с театрально-прикладной точки зрения.
Правда, с некоторого времени в Школе-студии я веду только занятия по курсовому проекту, то есть занимаюсь собственно специальностью художника-технолога. Такая создалась «производственная необходимость». А любимую историю материальной культуры я продолжаю преподавать в РАТИ студентам Сергея Бархина - будущим сценографам и на «Мосфильме» - будущим ассистентам по реквизиту, ассистентам худож- ника-постановщика - на курсах подготовки специалистов. Преподавание - это замечательно: оно не дает остановиться в саморазвитии, что в свою очередь важно и для студентов, и для моей собственной театральной работы.
Театр вообще удивительным образом позволяет сохранить молодость души и почаще забывать, что тебе не так уж и мало лет. Театр учит умению понимать высокий смысл «коллективного творчества»: ты вроде бы всего лишь один из многочисленных винтиков сложного театрального механизма, но сработай ты плохо - и что- то затормозится, застопорится, а то, не дай бог, и вообще развалится...
Очень хочется, чтобы у «винтика» по фамилии Кузнецова в трудовой книжке других записей больше не появилось. Надеюсь, так оно и будет.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25