Театру, который достиг совершенства, уже ничто не может помочь.
Николай Акимов

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

МХТ им. А.П.Чехова

Статьи

Савина С. "МХТ: взгляд из-за кулис. Действие второе". - М.: "Астрель, АСТ, Транзиткнига", 2005.

«По картинке» - это значит, что студент берет эскиз театрального художника и работает с этим эскизом, как заведующий художественнопостановочной частью маленького театра, где он сам себе и конструктор, и бухгалтер, и отдел снабжения, и все на свете. Немного примитивное объяснение, но по сути это так «Лицо» дипломной работы - макет, выполненный по эскизу в масштабе 1:20, в цвете и фактуре. Потом студент делает всю документацию: художественно-техническое описание декораций, планировки, разрезы, рабочие чертежи - все, что надо для производства. Если нужно, делает необходимые расчеты, чтобы что-то не упало, чтобы выдержало нагрузки. В завершении считает смету - по костюмам и декорациям, делает график работы, планирует производство и даже дальнейший выезд этого спектакля на гастроли. То есть демонстрирует все свои знания, которые он получил в Школе-студии за пять лет.
Курсовые работы на протяжении всего обучения - как частички этого диплома. И только на четвертом курсе студент делает как бы репетицию будущей защиты: за два семестра он выполняет курсовую работу, равную по объему и сложности предстоящему диплому. Мне работа над дипломом подарила счастье общения с прекрасным театральным художником Александром Павловичем Васильевым. Я выбрала для защиты его эскизы к «Вишневому саду» в Малом театре. Эта работа не была осуществлена, поэтому и художнику было интересно ее вспомнить. Александр Павлович тогда был уже не молод, но невероятно энергичен и продолжал активно трудиться в театре.
И тем удивительнее, что он уделял мне время, был так внимателен ко мне, так помогал.
Предмет «Устройство и оборудование сцены» нам преподавал Вячеслав Юрьевич Ефимов, который был в ту пору заместителем директора МХАТа. Наверное, он думал о том, чтобы кого- то пригласить на работу в театр, к кому-то приглядывался... А курс у нас, кстати, был правильный - пять девочек, двадцать мальчиков. Не любят у нас на факультете девочек. Это мужская специальность, совершенно бесспорно. Но тем не менее Ефимов ни одного нашего мальчика не пригласил, а позвал на преддипломную практику во МХАТ меня и мою приятельницу - как самых-самых отличниц. Чем-то мы ему приглянулись. Но подружка моя - Оля Хлебникова - не пошла... Она уже тогда решила, что пойдет в театр «Сфера», и по сей день больше двадцати лет верна этому театру, ставит там спектакль за спектаклем как художник по костюму, а иногда и как сценограф.
А меня, как ни странно, к концу обучения снова постигло разочарование в театре. Я опять стала думать о работе в кино. И на практику мне почему-то очень захотелось отправиться на Ялтинскую киностудию... Что я там собиралась делать, чего меня бы туда понесло - не знаю. Наверное, захотелось к теплу и морю. Но никто меня там не ждал - и слава богу. На предложение Ефимова пойти на практику во МХАТ я ответила: спасибо, подумаю. Наверняка Вячеслав Юрьевич был поражен моей наглостью: люди рвутся во МХАТ, а я еще о чем-то думать собиралась.
На самом деле мне было, о чем подумать. Заканчивая Школу-студию, я ощущала жуткую нехватку образования и, тем более, опыта. Но это вовсе не вина педагогов, это - особенность моего характера. У нас было очень мало практики в театре. Поэтому я боялась выходить в «большую жизнь», была очень не уверена в своих силах. Я с удовольствием спряталась бы в какой-нибудь ассистентуре или аспирантуре и продолжила совершенствовать свое образование. Боюсь, что потом я бы погрязла только в педагогической деятельности и из меня получилась бы скучная «училка-точилка», которая с умным видом вещала бы о театре, ни дня в нем не проработав.
Какое счастье, что и киностудия, и ассистентура эта проплыли мимо меня! А Вячеслав Юрьевич не обиделся и принял меня на работу, когда я осенью поскреблась в дверь его кабинета и напомнила, что он предлагал мне практику. Я очень ему благодарна. Считаю, что служу верой и правдой и доверие его оправдала.
Когда я в 1985 году, защитив диплом, из состояния практикантки плавно перешла в должность художника-технолога, театр выпускал «Дядю Ваню». Я все равно еще очень слабо понимала, что происходит вокруг, но активно включилась в работу, которая мне очень нравилась: я выполняла шаблоны на мебель и реквизит. Не обошлось без казуса: красивая настольная керосиновая лампа с плафоном-шаром в моем шаблоне оказалась гигантской, раза в два больше, чем надо. Что-то я в масштабе перепутала. Хорошо, изготовить не успели. Валерий Яковлевич Левенталь, художник этого спектакля, долго потом припоминал мне в шутку эту лампу. На премьере в программке среди перечисленных через запятую исполнителей декораций я обнаружила свою фамилию... Это было абсолютно неожиданно, и лучшего подарка в тот момент для меня не могло быть: меня приняли в «театральное братство».
Когда театр начал работу над спектаклем «Комиссия» по огромному произведению Сергея Залыгина про послереволюционную сибирскую жизнь, меня приставили в помощь к художнику будущего спектакля Василию Валериусу. Он и театральный художник, и замечательный дизайнер в области полиграфии: впоследствии он придумал нашу известную афишу - фасад театра в перспективе на светло-оливковом фоне, он же стал художником мхатовской двухтомной энциклопедии к столетию театра.
Этот спектакль наконец свел меня в работе со знаменитым, я бы даже сказала - легендарным, мхатовским «стариком», макетчиком Андреем Семеновичем Шаршковым. Этот уникальный человек прослужил во МХАТе целых семьдесят лет! Его знали и любили многие театральные художники. Всю жизнь он сидел и резал, пилил, клеил, паял - строил макеты. Но в последние годы его жизни сложилась такая печальная ситуация, когда и ему самому было уже тяжело, и взгляд на технологию театрального макета поменялся. Андрей Семенович работал по старинке и новым веяниям соответствовать не мог. Поэтому его услугами пользовались мало. Руководству хотелось его на пенсию отправить, но никак рука не поднималась - и слава богу...
Очень радует, что и сейчас таких людей берегут. Его спас музей МХАТа. Нашлось Андрею Семеновичу важное дело: он реставрировал крошечные макеты художника Симова - музейные экспонаты.
А тогда мы с Андреем Семеновичем делали для Валериуса макет декорации довольно сложного замысла: там был огромный вогнутый пандус во всю сцену, служивший по сути фоном (артисты по нему не ходили) и состоявший из отдельных огромных фигурных плоскостей темно-лилового цвета, которые изображали реки и сушу - тайгу. Все это было засажено лесом из деревьев высотой около метра. Я узнала, например, что можно, выдергивая нитки из зеленого бархата разных оттенков, обсыпать его, а обсыпка эта довольно симпатично имитирует листву и хвою в масштабе макета.
За работой Андрей Семенович невероятно интересно рассказывал мне про свою жизнь. Вот когда я жалела страшно, что не было у меня диктофона... Записывать это надо было, не лениться! Теперь я почти ничего уже не помню. Только лишь про то, что жил он в детстве по адресу «Красная площадь, дом 1» и играл там с мальчишками во внутреннем дворе, да про то, как Станиславский ему руку пожал...
Почти сразу за этим спектаклем последовала работа над «Кабалой святош» Михаила Булгакова, которую ставил Адольф Шапиро с художником Андрисом Фрейбергсом, а Мольера и Людовика играли Олег Ефремов и Иннокентий Смоктуновский. Андрис Фрейбергс - знаменитый латвийский художник. Сейчас он - настоящий патриарх мировой сценографии, главный художник Латвийской национальной оперы, профессор, руководитель отделения сценографии в Латвийской Академии Художеств. Но и тогда он был уже знаменит, его творчество мы изучали в Школе-студии на занятиях по истории театрально-декорационного искусства. И вот к такому «историческому» человеку (которому, кстати, тогда было столько же лет, сколько мне сейчас) назначили меня в помощники. Это был первый серьезный опыт работы в качестве ассистента художника.
Через весь спектакль проходила тема сундука - театрального кофра, сундука для поклажи - основа образа этого спектакля... Были сундуки крошечные, размером с саквояж, сундуки обычного размера, а были, например, сундук-кровать, сундук-лестница, сундук - домашний алтарь, сундуки, скрывавшие в себе светильники со свечами, сундук-фонтан с настоящей водой и даже сундук-комната с белой филенчатой дверью... Были они темно-вишневой кожи, с кожаными ручками, латунными обкладками по всем ребрам и с маленькими белыми овальными пластинками с номерками.
Шапиро и Фрейбергс до этого ставили уже «Кабалу...» в Рижском ТЮЗе, и тема сундуков была как раз оттуда. Для МХАТа они поначалу очень старались уйти от сундуков, искали новое решение, но в итоге поисков к ним и вернулись. Потому что образ очень точный. К тому же спектакль во МХАТе получился совсем другой.
Мы с Андреем Семеновичем месяц, если не больше, тщательно, детально и подробно делали макет Фрейбергсу. Для макета Андрис специально привез тончайшую выделанную старенькую лайковую кожицу. Мы оклеивали макетные сундучки этой кожей, обкладку латунную делали из «золотой» фольги, даже гвоздики имитировали... Макет был большой, многодельный, поэтому так долго получилось. Несколько лет назад я предложила своей студентке взять этот спектакль в качестве дипломной работы и с трепетными воспоминаниями разбирала вместе с ней в музее МХАТа коробку с макетом. Увидела, сколь неумела я была тогда в макетном деле, сейчас бы сделала все совсем по-другому... Но зато помню, с каким воодушевлением я работала!
Макет тогда принято было сдавать торжественно - художественному совету. Я первый раз в жизни увидела столько знаменитостей одновременно. И все считали необходимым довольно многословно высказаться. Ныне Олег Павлович Табаков отменил этот процесс. Теперь на сдаче макета присутствует лишь узкий круг наиболее приближенных к этой работе людей. Макет потом всем желающим покажут, никого не обидят. Но ответственность за принятие решения художественный руководитель берет на себя сам. Думаю, это правильно.
Действительно, все сундуки в спектакле были потом обтянуты в мастерских натуральной свиной кожей, расписанной в темно-вишневых тонах, добыча которой по тем временам стала серьезной эпопеей для нашего отдела снабжения. Наверное, было бы проще взять пару километров байки нужного цвета и старым бутафорским способом имитировать кожу, покрыв байку крахмальным клейстером. Тем более что тогда в мастерских еще трудилась Людмила Михайловна Хомутова, замечательный художник по тканям, которая могла превратить, например, какую-нибудь страшненькую дерюжку в драгоценную парчу. Но художник был непреклонен: даже самая качественная имитация не может сравниться с теплотой и запахом кожи натуральной.
Эта работа очень многому меня научила. Фрейбергсу понравилось, как я работала, он меня запомнил, что было очень приятно и важно для меня в начале пути. Наши дружеские отношения сохраняются по сей день. Фрейбергс теперь нечасто бывает в Москве. Иногда мне удается немного помочь ему в работе. И мне порой тоже бывала нужна помощь Андриса, когда мои студенты выбирали в качестве дипломной работы его спектакли. Он всегда готов все рассказать и помочь советом.
Как правило, начиная работать над спектаклем, режиссер в той или иной мере уже представляет себе некую картинку, соответствующую тому, что называется «внешней формой спектакля», и высказывает свои пожелания сценографу. А бывает, что режиссер сам выступает в качестве художника-постановщика, и ему необходим помощник, который воплотит его сценографическую идею. Я с радостью несколько раз работала таким художником-помощником с режиссерами Романом Козаком и Николаем Скориком на Малой сцене.
Сначала это был «Гофман» по пьесе Виктора Розова. Скорик поистине «сам себе художник», и очень интересный. Николай Лаврентьевич придумывает свои спектакли непременно с карандашом в руках. Сценографическая идея Скорика была удивительная, абсолютно в духе гофмановских фантасмагорий.
Зритель попадал в старинный немецкий город, как бы на крышу дома, соседнего с домом, где живет Гофман, и воспринимал происходящее в его комнате, заглядывая в огромные двери балкона. Со всех сторон зрителя окружали черепичные крыши, башенки, печные трубы с флюгерами.
Действие было наполнено всевозможными чудесами и фокусами. Огромное зеркало в комнате Гофмана внезапно приобретало прозрачность, и в «зазеркалье» начиналась снежная буря. Крыша дома Гофмана распахивалась, оттуда выплывала фантастическая лодка огромного размера, с крыльями и львиной головой, и она плыла над головами зрителя по специальной дороге под потолком Малой сцены.
«Оживали» куклы - маленькие копии персонажей. Над их изготовлением трудились мои под- руги-кукольницы. Кстати, Скорик занятно придумал, что знакомство зрителей с этими куклами начиналось в фойе: там всякий раз устраивалась «мастерская» - столик, лоскутки, нитки, иголки - и две-три девушки, в числе которых иногда бывала и я, «дошивали» кукол. Где-то эти куклы сейчас живут в запасниках реквизиторского цеха... А костюмы для спектакля сочинил Александр Васильев - ныне прославленный историк моды.
Некоторые детали оформления, придуманные и прорисованные мною до мелочей, были мне особенно дороги. Например, рама зеркала, драпировка, сшитая из драгоценных кусочков списанных старых декораций, кресло Гофмана... Оказывается, кресло это хранилось на складе театра, хотя декорации давно были списаны. Очень жаль, что недавно кресло все-таки увезли на свалку, пока я собиралась спасти его - пристроить куда-нибудь в макетную... Конечно, обратной стороной такого яркого, сложносочиненного спектакля была очень длительная монтировка декораций: она начиналась за день до представления. Но спектакль был красив: декорации, костюмы, музыка и - Андрей Панин, тогда еще не столь знаменитый, играл такого странного Гофмана...
Роман Козак дважды звал меня в помощники, когда работал на Малой сцене. Сначала - «Маленькие трагедии» Пушкина. К названию спектакля добавлялось «Первая часть», потому что впоследствии предполагалась вторая, но, к сожалению, она не состоялась. Первая часть - это «Скупой рыцарь» и «Каменный гость».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25