Драматург вовсе не обязательно должен знать людей; он должен их чувствовать.
Элиот

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

СПЕКТАКЛИ НА ТЕМЫ ИСТОРИИ


Уже говорилось, что историческая тематика всегда интересовала Малый театр. В нем шли пьесы историко-революционного цикла, и среди них «Любовь Яровая». По этому произведению в 1926 году был поставлен спектакль, ставший классическим (режиссеры И. С. Платон и Л. М. Прозоровский).
Премьера новой постановки пьесы «Любовь Яровая» состоялась 7 ноября 1960 года. Ставили спектакль И. В. Ильинский и В. Цыганков, оформлял художник В. Ф. Рындин, музыку написал Н. И. Пейко, танцы поставил А. А. Румнев.
Художник-оформитель рассматривал пьесу как социальную трагедию, разыгравшуюся среди яростных схваток Гражданской войны. С помощью изобразительных средств художник стремился придать спектаклю приподнятость и патетику. Что касается музыки, то по замыслу постановщиков она должна была стать фоном для происходящего на сцене. Композитор использовал русские песни, напевы, популярные среди белых офицеров.
Но, к сожалению, новая постановка во многом уступала первой и не стала значительным художественным событием.
Вот что писал исследователь: «Красные полотнища, вздымающиеся в начале и в финале, не спасли спектакль от внутренней вялости. Спектакль получился только как исторический, как рассказ о давно минувших днях, “монументально”, но холодно, благородно, но несколько вычурно, исторически точно, но без открытия. Своего слова спектакль не сказал».
Вероятно, это произошло прежде всего потому, что режиссура увидела в революции только дело суровое и героическое, но не показала ее оптимизма. Так, В. Доронин, игравший Швандю, подчеркивал, что его герой, как боец революции, всегда оставался совершенно серьезным. В результате этот образ во многом утратил обаяние, которым наделил его автор.
Наиболее выразительной стала сцена, где белогвардейцы праздновали свою недолгую победу. Сновали спекулянты, согласные все продать и все купить. Дамы легкого поведения и обычные проститутки готовы были развлечь и утешить господ офицеров. Из граммофонной трубы вырывалась какая-то бравурная мелодия. На стол вскакивала особа в большой шляпе и начинала танцевать. И все находившиеся на сцене тоже пускались в пляс. «Это танцуют последние на своем последнем плацдарме, вплотную прижатые к морю, взятые в кольцо красных войск. Танцуют и знают: еще немножко, и их сдует с русской земли, как опавший лист».
Роль Кошкина играл Н. Анненков. Казалось, что его персонаж в первую очередь боялся уронить свое достоинство, утратить авторитет. Он всех держал на расстоянии, словно опасаясь подпустить к сердцу, к душе. Не делал в этом различия между служащей в штабе белых машинисткой Пановой, вертким, смахивающим на лису «деятелем тыла» Елисатовым и красными командирами. Узнав от Пановой, что Грозной, «его кровью спаянный брат», стал мародером, Кошкин призывал его к ответу. Но в голосе Кошкина «не слышалось горечи и боли — только гнев начальника, которого посмел подвести подчиненный». Анненков изображал железобетонного руководителя, лишая его человеческого обаяния.
Пожалуй, интереснее других в спектакле оказался солдат Пикалов, которого играл П. Константинов. Сквозь его темноту и замороченность проглядывали природная сметка и крестьянская хитреца. Шинель на нем сидела ладно, руки все время были заняты делом. Сразу виден деревенский мужичок в солдатском обмундировании.
Яровая у Е. Солодовой была совсем не героиней, а милой, скромной женщиной, иногда впадающей в патетику. Становилось непонятно, почему ее именем названа пьеса? В финале спектакля над головами Кошкина, Шванди, Яровой поднимался алый стяг, тем самым утверждалась романтическая суть их характеров, но как раз романтического в этих персонажах не было ничего.
В роли поручика Ярового выступал Е. Матвеев. В этом офицере ничего не сохранилось от бывшего студента, к тому же участника революционного движения. Подтянутый, собранный, всегда готовый к активным действиям, немногословный, он фанатически ненавидел тех, кто совершил революцию, и готов был вести с ними борьбу не на жизнь, а на смерть.
Панова, какой ее показывала Т. Еремеева, представлялась натурой авантюрного склада, изломанной, с явными признаками декадентства. Ей не хватало чисто женского обаяния, если угодно, сексуальности, — качеств, которые одних заставляли ею восхищаться, других — ненавидеть ее.
Играя Елисатова, В. Шарлахов нашел для него убедительную внешнюю характеристику, но внутренняя сущность этого человека-хамелеона раскрывалась недостаточно. Что касается Чира, которого играл Н. Светловидов, то он прежде всего производил неприятное впечатление своей неопрятностью и в общем был скорее жалок, чем ядовит.
Интереснее многих персонажей в спектакле представал профессор Горностаев. Его играл И. Ильинский. Речь профессора казалась спокойной, но если к ней прислушаться, то в интонациях и даже звуках голоса звучало откровенное издевательство в адрес полковника Малинина и всего белого офицерства, а в разговорах с Пикаловым — какая-то сердечность, несмотря на смертельную опасность, которой подвергался Горностаев. В глазах Кошкина профессор действительно обнаруживал пламя веры. Что же касается профессорши, которую играла К. И. Тарасова, то актриса ограничилась созданием лишь внешнего образа петербургской барыни.
Критик высоко оценил то, как артист Е. Д. Буренков показал в эпизодической роли характер белогвардейского вахмистра Семёна. «Буквально из трех-четырех фраз вылеплен законченный образ одичалого головореза и раболепного холуя, готового на все».
Но, повторим, в целом большого общественного и художественного значения эта постановка пьесы «Любовь Яровая» не имела.
В 1967 году Малый театр объявил о своем намерении поставить «Оптимистическую трагедию» В. Вишневского. С одной стороны, это вызвало интерес, а с другой — опасения: сумеет ли новая постановка выдержать сравнение с классическим спектаклем Камерного театра, поставленным А. Таировым в 1933 году, найдется ли в театре актриса, способная вступить в творческое соревнование с А. Г. Коонен в роли Комиссара.
Нельзя не учитывать и того, что относительно недавно, в 1955 году, эта пьеса была поставлена режиссером Г. А. Товстоноговым в Ленинградском академическом театре драмы имени А. С. Пушкина и пользовалась громадным успехом. Особенно ярко в этом спектакле был изображен Вожак анархистов, его играл артист Ю. В. Толубеев.
Руководство Малого театра предложило ставить спектакль Л. Варпаховскому. Этот факт вызвал споры и в самом театре и вокруг него. Ранее Варпаховский сотрудничал с В. Мейерхольдом, считал себя его верным приверженцем. Сумеет ли он найти общий язык с актерами Малого театра?
Для оформления спектакля пригласили Д. Л. Боровского (это была его первая постановка в Москве), музыку написал Л. Солин. И художник, и композитор считались представителями так называемого условного театра. И те, кто был связан с Малым театром, естественно, волновались: сумеют ли они органически войти в спектакль?
Премьера состоялась 21 февраля 1967 года, ждали ее с напряжением и беспокойством. Но первый же спектакль развеял опасения. По общему мнению, он получился значительным и в общественном, и в художественном отношениях.
Варпаховский ставил «Оптимистическую трагедию» не впервые. Еще в 1937 году он осуществил ее в Киеве, в Театре имени И. Франко. Сам режиссер в связи с этим писал: «Это был как бы этюд, предварительный набросок к задуманной большой картине. Сейчас же третья постановка в Малом театре и есть попытка утвердить это новое сценическое решение пьесы Вишневского в развернутом виде».
Разумеется, режиссера интересовали действующие лица и возникающие между ними столкновения. Так, Вожак представлялся человеком умным, достаточно образованным, слово «логика» в его устах звучало абсолютно естественно.
Что же касается Алексея, то задача театра, утверждал режиссер, выявить в нем прежде всего человеческую значительность. Такой человек в будущем может стать адмиралом или крупным руководителем строительства.
Действие спектакля происходило на палубе корабля, на террасах Крыма и в окопах. «Этой условной конкретности мест действия, я полагаю, мне удалось, достигнуть с помощью трех простых плоскостных площадок».
Режиссер прежде всего хотел, чтобы каждый зритель задумался о своей ответственности перед теми, кто отдал жизнь за революцию. «Но при этом он стремился не к открытой патетике, а к показу происходящей сложной психологической борьбы, сложных столкновений враждующих сил».
Художник воздвиг на сцене станок, разделил его на три равные части и, используя различные конфигурации и ракурсы, добивался точных ассоциаций с палубой корабля, курганом, на котором Сиплый убивал Вайнонена, или рвом, в котором содержались пленные моряки.
Свет в зрительном зале едва начинал гаснуть, когда из глубины к авансцене направлялись два матроса. Они произносили слова, обращенные к потомкам тех, кто участвовал в гражданской войне. А тем временем за их спинами возникала палуба корабля: поднимались крышки двух люков и невысокий палубный столбик. Едва ведущие заканчивали обращение к зрительному залу, как из центральной ложи раздавался звук трубы.
Во втором акте поворачивался круг сцены, и зрители видели старинный помещичий дом с балюстрадой, перед ним стоял столик, на нем свеча. За столом работала Комиссар. В третьем акте перед зрителями представало проволочное заграждение, палуба превращалась в трехступенчатые крымские террасы. Под ними расположен узкий подвал, куда поместили пленных моряков.
Комиссар в исполнении Р. Нифонтовой была молодой привлекательной женщиной. Она появлялась в светлом коричневом костюме, маленькой шляпе и высоких ботинках, одетая по моде тех лет. И только во второй половине спектакля на ней была надета кожаная куртка — знак принадлежности этой женщины к революции. Комиссара отличала постоянная сосредоточенность, отсутствие нарочитой позы, простота в обращении с людьми. Беседуя с Вайноненом и Берингом, Комиссар сидела возле стола, и было видно, что она очень устала. Левая рука на перевязи. Вчера состоялся бой.
С Вайноненом шел простой товарищеский разговор. Когда он, недолго думая, заявлял, что офицера, командира корабля, следует поставить к стенке, Комиссар прикрикивала на него. Алексею она давала выговориться, излить душу, а потом вела с ним спор на равных, без тени нравоучительности.
Но при всех достоинствах исполнения, Комиссару не хватало героического пафоса. С особенной очевидностью это сказалось в сцене, когда Комиссар, не колеблясь, убивала кочегара, пытавшегося ее изнасиловать, и говорила о себе как о нормальной женщине, которая не потерпит скотского отношения. Сказывалось это и в сцене схватки с Вожаком, в результате которой Комиссар приговаривала его к смертной казни.
Сравнивая исполнение А. Коонен и Р. Нифонтовой, критик писал: «Если раньше Комиссар возникал как памятник революции, то теперь это обычная девушка, ее сила не в романтической приподнятости, а в человеческой убежденности». Но едва ли обычной девушке было бы под силу то, что совершала Комиссар.
В центре спектакля оказался Вожак, которого великолепно играл М. Царёв. Это одна из лучших его ролей.
Вожак, каким его показывал Царёв, — немолодой, сутулый, хотя еще физически крепкий человек, одетый в старый, но вполне аккуратный боцманский китель. По лестнице он спускался так, что сразу становилось ясно: он не знал, что такое моряцкая лихость, ему не доводилось бороздить моря и океанам, переживать бури и морские сражения. Перед нами, несмотря на форменную одежду, человек штатский. Вожак вовсе и не собирался прикидываться бывалым моряком. Напротив, такой его облик даже сильнее воздействовал на окружающих. Он участвовал в революционном движении, побывал на каторге и теперь явился к морякам, чтобы помочь им покончить со старым миром.
Его ненависть к уходящему миру истинна, и он всегда готов произнести его представителям жесточайший приговор. Однако дело в том, что все ныне живущие, по его убеждению, заражены бациллами старого мира.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25