Единственный царь и владыка сцены - талантливый артист.
Станиславский

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

ДОМ ОСТРОВСКОГО 1850-1886

Памятник Александру Николаевичу Островскому стоит у Малого театра, для которого великий драматург сделал чрезвычайно много. В репертуаре Малого театра не найти сезона, когда пьесы Островского не занимали бы заметного места. Островский оказал определенное влияние на развитие режиссуры и актерской игры, способствовал общему подъему сценической культуры.
Однако путь Островского не был легким. В сентябре 1884 года, на исходе жизни, он писал брату: «Я совсем почти не сплю; забудусь ненадолго и вдруг просыпаюсь, точно в испуге; но не испуг, а чувство обиды мгновенно охватывает душу: написана пьеса, публика ей обрадовалась, желает ее видеть, а ее не дают, и гнетет душу сознание, что твое право нарушено и тебе нет возможности добиться справедливости».
В самом деле, пьесы Островского много раз запрещала цензура. Чтобы добиться их постановки на сцене, приходилось просить, иногда унижаться, прибегать к покровительству сильных. Став писателем, Островский, по именному предписанию царя, попал под негласный надзор полиции в связи с «нежелательным» направлением его пьесы «Банкрут» («Свои люди — сочтемся», 1850).
Дирекция императорских театров, выражая воззрения господствующих классов, не принимавших демократических устремлений писателя, не заботилась о художественных достоинствах его постановок. Много раз Островский жаловался, что его пьесы ставятся возмутительно небрежно, что иные актеры не только не работают над ролями, но попросту не учат их. Консервативная печать травила драматурга, утверждая, что он исписался, не стесняясь, называла шедевры ремесленными поделками. Но в то же время творчество Островского находилось в центре внимания прогрессивно мыслящих представителей русского общества, демократической интеллигенции, широкой простонародной публики. И это естественно: пьесы драматурга освещали с передовых позиций важнейшие стороны общественной жизни.
Чтобы оценить литературный подвиг Островского и вместе с тем деятельность театра тех лет, напомним о некоторых главных тенденциях развития России.
В 1861 году крестьяне были освобождены от крепостной зависимости. Император Александр II поспешил это сделать сверху, чтобы сами крестьяне путем революционного восстания не сделали бы это снизу. Начиная с 1862 года царское правительство, мобилизуя все силы, используя организационную слабость революционного движения, переходит к реакционному наступлению. Закрываются прогрессивные издания — «Современник» и «Русское слово». В 1862 году был арестован вождь революционной демократии Н. Г. Чернышевский (его соратник Н. А. Добролюбов умер в 1861 году). Все более свирепствует цензура. В высшей школе проводятся консервативные реформы и репрессии, направленные против передовых студентов.
Начиная с 1870-х годов Россия переживала новый подъем революционного движения, вызванный разорением деревни, тем, что множество крестьян поневоле превращается в батраков или отправляется на заработки в город. Идет бурный рост капиталистического производства, а вместе с ним и пролетариата, подвергающегося жестокой эксплуатации.
Весь этот сложный общественный процесс (конечно, опосредованно) находил отражение в творчестве Островского и во всей деятельности Малого театра.
В 1843 году Островский был исключен из Московского университета, где числился на юридическом факультете. Поводом послужило то, что он не сдал экзамена по римскому праву. Но к тому времени Островский разочаровался в юриспруденции и решил посвятить себя целиком литературе. По настоянию отца он поступил в суд на должность мелкого чиновника, однако пренебрегал служебными обязанностями, увлекшись сочинительством.
14 февраля 1847 года Островский закончил свою первую пьесу «Семейная картина» и прочел ее на собрании ученых и литераторов в доме профессора С. П. Шевырева. Позже он писал: «Самый памятный для меня день в моей жизни 14 февраля 1847 года. С этого дня я стал считать себя русским писателем и уже без сомнений и колебаний поверил в свое призвание». 14 и 15 марта 1847 года пьеса была напечатана в газете «Московский городской листок», но в театре ее ставить не разрешили. Цензор М. Гедеонов написал: «Судя по этим сценам, московские купцы обманывают и пьют, а купчихи тайком гуляют от мужей». 25 февраля 1855 года пьеса снова рассматривалась цензурою, и снова разрешение на постановку дано не было.
Вторую пьесу, «Банкрут» («Свои люди — сочтемся»), Островский отправил в цензуру осенью 1849 года. Рассматривал ее тот же Гедеонов, который написал в цензорском рапорте: «Все действующие лица: купец, его дочь, стряпчий, приказчик и сваха — отъявленные мерзавцы. Разговоры грязны; вся пьеса — обида для русского купечества». На основании такого заключения пьесу ставить также не разрешили.
Но о ней узнала широкая публика. Актеры П. М. Садовский, М. С. Щепкин и сам автор охотно принимали приглашения и читали пьесу в разных московских домах. Редактор журнала «Москвитянин» М. П. Погодин предложил ее опубликовать. В пьесе были сделаны некоторые исправления, и в шестом номере журнала за 1850 год она увидела свет. Ее поддержала прогрессивная общественность, купцы же обиделись за свое сословие и принесли жалобу. В результате Николай I написал: «Напрасно печатано, играть же запретить», автора «иметь под присмотром».
Только в 1858 году Островский переделал пьесу, введя в нее квартального надзирателя, арестовывающего Подхалюзина. Своему приятелю он говорил: «Чувство, которое я испытывал, перекраивая “Своих людей” по указанной мерке, можно сравнить разве с тем, если бы мне велели самому себе отрубить голову и ногу». Но и в таком виде пьесу не допустили на сцену. Только 31 января 1861 года, в бенефис П. М. Садовского, она впервые пошла в Малом театре.
Но произведения Островского ставились в Малом театре и ранее. Первой оказалась пьеса «Не в свои сани не садись» — 14 января 1853 года. За нею последовали «Утро молодого человека» — 11 мая 1853 года, «Бедная невеста» — 20 августа 1853 года, «Бедность не порок» — 25 января 1854 года, «В чужом пиру похмелье» — 9 января 1856 года, «Праздничный сон до обеда» — 2 декабря 1857 года, «Не сошлись характерами» — 23 января 1858 года, «Гроза» — 16 ноября 1859 года. В течение короткого времени Островский стал самым репертуарным драматургом.
Уже на премьере пьеса «Не в свои сани не садись» имела громадный успех. Артистов вызывали не порознь — зрители кричали: «Всех! Всех!» Некий учитель словесности, постоянный посетитель галерки, заявил, обращаясь к публике: «Талант у автора изумительный, он сразу встал плечо в плечо с Гоголем».
Еще больший успех имела постановка пьесы «Бедность не порок», но здесь мнения критиков разошлись. Дело в том, что начиная с 1852 года Островский оказался под явным воздействием славянофилов с их идеализацией старины, отрицанием западной культуры, приукрашиванием купеческого быта. Конечно, в таких пьесах, как «Не в свои сани не садись», «Бедность не порок», «Не так живи, как хочется», Островский не сходил с реалистического пути, но в то же время в них явно ощущается примирение с действительностью, стремление утвердить преимущество факторов моральных над социальными. Если в пьесе «Не в свои сани не садись» драматург хотел изобразить идеального купца Русакова, то в пьесе «Бедность не порок» ему важно было показать, как под влиянием любви меняется богатый купец Гордей Карпыч Торцов, утрачивая свойства тирана и самодура. По поводу этой пьесы в журнале «Современник» (№ 5,1854) выступил Н. Г. Чернышевский, который, ценя «прекрасное дарование драматурга», указывал, что Островский «впал в приторное прикрашивание того, что не может и не должно быть прикрашено».
Однако нельзя не заметить, что теперь Островский хочет не только обличать, но и создавать образы положительных героев, выискивая их среди тех, кто чужд стяжательству и ставит свое человеческое достоинство выше материальных расчетов. В пьесе «Не в свои сани не садись» это Дуня и Ваня Бородкин, в пьесе «Бедность не порок» — Любим Торцов, Любовь Гордеевна и Митя.
С большим нетерпением ждала театральная публика постановки пьесы «Свои люди — сочтемся». Пьеса замечательна тем, что в ней нет, как говорил Добролюбов, «ни злодеев, ни извергов, а все люди очень обыкновенные, как все люди». Но эти обыкновенные люди совершают преступления. И их «преступления суть вовсе не следствие исключительных натур, по своей сущности наклонных к злодейству, а просто неизбежные результаты тех обстоятельств, посреди которых начинается и проходит жизнь людей, обвиняемых нами». Театру не удалось раскрыть пьесу во всей ее социальной глубине. Роль Большова играл престарелый М. С. Щепкин. Он изобразил плутоватого старика, который, задумав аферу с банкротством, разорявшую многие семейства, добродушно смеялся, словно затевал забавную игру. Ему не хватало характера, той силы, которая заставляла трепетать всех домашних, от жены до прислуги. А в конце, отправляясь в долговую яму, он плакал и горько жаловался жене, придавая сцене излишнюю чувствительность. Образу Большова, каким его показал Щепкин, не хватало монументальности и в то же время характерности, выразительной обрисовки личности московского купца.
Зато П. М. Садовский великолепно играл роль Подхалюзина. Вначале артист показывал его пронырливым и в то же время смиренным, подобострастным приказчиком, себе на уме. Он улещивал сваху и стряпчего, влезал в душу Большову. В последнем же акте, щегольски одетый, он важно, с чувством собственного достоинства, покуривал трубочку. Подхалюзин отказывался платить долг, оставляя своего тестя («тятеньку») в долговой тюрьме (яме) так спокойно, будто речь шла о пустяках. Когда Большова снова уводили в тюрьму, на какое-то мгновение Подхалюзину становилось жаль старика. Но жалость жалостью, а с деньгами расставаться отнюдь не следует. Прежде всего расчет! И важно отметить, что в финале Садовский совал квартальному взятку, и тот удалялся, оставляя Большова на свободе, вместо того, чтобы отправить в Сибирь. Таким образом, финал приобрел совсем иное звучание, нежели хотела цензура.
В роли Липочки выступала В. В. Бороздина. Она великолепно раскрывала полную бездушность своей героини. Когда отца уводили в тюрьму, он плакал, прося о помощи, а дочь сидела в небрежной позе, всем своим видом выказывая безразличие.
В. И. Живокини в роли Ризположенского прибегал к обычным для него фарсовым приемам, уместным в водевилях, но никак не в бытовой комедии. Его персонаж был откровенным глупцом и пьяницей. Во всем — в костюме, в походке, в манере произносить слова, в удивительной кривобокости, — проявлялась утрировка.
Однако при всех недостатках спектакль в целом раскрывал идею, заложенную в него драматургом, а именно: в современных условиях материально-денежные отношения определяют сущность человека, уродуют его.
В «Воспитаннице», которую театр поставил в 1863 году, роль Уланбековой играла Н. В. Рыкалова. Она придала своей героине столько «злодейских» черт, что перед зрителями представала скорее леди Макбет, нежели русская помещица, и это затемняло жизненную суть пьесы. Убедителен был в роли дворецкого П. М. Садовский. Старый слуга полностью растворился в атмосфере рабства, он не знал другой жизни и не мог себя в ней представить. Такой слуга, раб по натуре, утратил все человеческие чувства, а значит, и любовь к ближнему.
Роль Нади играла А. И. Колосова. Ее Надя правдива, искренна, однако артистка была скорее самой собой в предлагаемых обстоятельствах, нежели персонажем пьесы. Это придавало ее игре естественность, жизненность, но лишало ее социальных обобщений.
Пьесу «Доходное место» драматург закончил 20 декабря 1856 года, но ставить ее в театре цензура запретила: ведь нельзя допустить к представлению вещь, обличающую чиновников как взяточников и казнокрадов! Передовая общественность встретила пьесу в высшей степени сочувственно. Ее высоко оценили Добролюбов, Некрасов, Л. Толстой.
Только 4 октября 1863 года пьесу наконец сыграли. Незадолго до того была проведена так называемая судебная реформа, и правящие круги решили, что пьеса более не актуальна, ибо затрагивает проблемы прошлого. Роль Жадова играл С. В. Шумский; он согласовывал свою трактовку с тем, как понимал героя Добролюбов, писавший: «С половины пьесы он (драматург. — Ю. Д.) начинает спускать своего героя с того пьедестала, на котором он является в первых сценах, а в последнем акте показывает его решительно неспособным к той борьбе, какую он принял было на себя». Жадов Шумского — человек слабый; он попытался вступить в борьбу с чиновничеством, но его попытки заранее обречены на провал. В этом мягком Жадове не было разоблачительного пафоса. Он оставался влюбленным молодым человеком, плохо знающим жизнь. Сцена в трактире позволяла показать жестокую душевную драму, которую он переживал. Горячо и искренне произносил он монолог о жене, о своих убеждениях, согревающих его жизнь, с которыми необходимо расстаться. Ни одного слова специально для публики, ничего для эффекта.
Искренние слезы. Та же искренность и тот же подавленный тон отличали последний монолог.
Что касается Юсова, то у Садовского он был не столько злым, сколько целиком преданным старым порядкам. Канцелярия со взяточничеством, с угнетением младших старшими, со слепой преданностью начальству — вот его мир. Другого он не знает и не хочет знать. Жадов с его идеями ему не только ненавистен, но и смешон.
В спектакль органически входила музыка, придавая ему большую эмоциональную силу. В трактире машина играла «По улице мостовой» и «Лучинушку», созвучно настроениям разгулявшихся чиновников и тяжело переживающего свое одиночество Жадова. Когда Жадов шел к дяде просить доходного места, он напевал куплет из старой комедии В. В. Капниста «Ябеда»:
Бери, большой тут нет науки;
Бери, что только можно взять.
На что ж привешены нам руки,
Как не на то, чтоб брать?
В том же 1863 году в Малом театре были поставлены «Тяжелые дни». Тита Титыча Брускова играл П. М. Садовский, создав емкий и психологически сложный образ человека, которому деньги позволяют не ни с кем считаться, кроме себя.
Совсем иным был Садовский в роли Краснова в пьесе «Грех да беда на кого не живет» (премьера 21 января 1863 года). Его Краснов искренне любил свою жену и верил ей. Когда он понимал, что все надежды на любовь разбиты, в каждом его слове звучали слезы. В стоне, которым Садовский заканчивал спектакль, слышался не страх наказания, а ужас от совершенного преступления, глубокое горе от потери любимой женщины. Этот стон производил на публику глубокое впечатление.
Самодур и самодурство вновь были представлены в «Шутниках» (премьера 12 октября 1864 года). Садовский в роли Хрюкова раскрыл цинизм и хамство своего героя. В походке, в осанке, в каждой детали поведения явственно ощущалось сознание своего права глумиться над беззащитными. Он даже не понимал, как могла обидеться бедная девушка, получив предложение стать его любовницей.
Оброшенова в этом спектакле играл Шумский. Он хорошо изобразил подьячего, вынужденного кривляться в угоду самодурам-купцам, и любящего отца, готового все перенести ради семейства. В Оброшенове — Шумском сочетались добродушие, напускное шутовство, оскорбленное самолюбие. Особенно ярко проводилась сцена, где Оброшенов якобы находил деньги, а после понимал, что над ним жестоко подшутили. Его фигура бессильно опускалась, руки повисали, голова склонялась вниз, взор угасал. От радости он переходил к отчаянию, к оцепенению, а потом к искренним слезам. Т. А. Берс рассказывала, что 24 ноября 1864 года на спектакле присутствовал Л. Н. Толстой, который тоже плакал.
Начиная с 1869 года, зрители горячо аплодировали Садовскому, выступавшему в роли Курослепова в пьесе «Горячее сердце». Он был неподражаем: помутневшие от беспробудного пьянства и обжорства глаза, заспанное лицо, сиплый голос сбивался на фистулу, неуверенные жесты алкоголика и безмерное ко всему на свете равнодушие. И в то же время — циничное отношение к маленьким людям, готовность раздавить любого из них
В «Трудовом хлебе» (1874) И. В. Самарин изображал богатого чиновника Потрохова скучающим высокомерным бездельником, а Шумский в роли учителя Корпелова с большой искренностью давал почувствовать, что счастье не в деньгах, а в умении трудиться, добывать трудовой хлеб.
В «Последней жертве» Шумский предстал в роли Флора Федулыча Прибыткова — богатого, чопорного и тщеславного коммерсанта, тонкого ценителя женской красоты, солидного и независимого. Но хищника, который подстерегает свою жертву, артист не показал.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25