Комедия имеет намерение отображать людей худших, а трагедия - лучших, чем существующие.
Аристотель

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Прежде чем приступать к чтению по ролям, Пров Михайлович вводил исполнителей в атмосферу действия, определял идею спектакля (сверхзадачу), то, ради чего спектакль ставится (сверхсверхзадачу), определял функцию каждого из действующих лиц, его взаимоотношения с другими персонажами, а затем говорил о возможных мизансценах. После этого начиналось чтение пьесы по ролям, от акта к акту. Читали обычно от начала до конца, часто без остановок. По прочтении Садовский делал замечания, и на этом репетиция заканчивалась.
Хвалил Садовский редко, но, указывая на недостатки, вселял в актеров уверенность, что их можно преодолеть. Особое внимание на репетициях уделяли слову. Пров Михайлович решительно возражал против комнатной беседы, утверждал, что сценическая речь требует полнозвучности, а значит — хорошо поставленного голоса. Он постоянно прибегал к афоризму своей матери: «На сцене нужно говорить так же, как в жизни, но только громче». И требовал от актеров создания речевой характеристики каждого действующего лица.
В самом конце 1943 года Садовский приступил к постановке комедии А. Н. Островского «Волки и овцы». В качестве сорежиссера он привлек Б. И. Никольского. Художником был избран К. Ф. Юон.
Премьера спектакля состоялась 28 марта 1944 года и прошла с большим успехом. К тексту пьесы постановщик отнесся со всем возможным пиететом, не допустил никаких перестановок и перепланировок, а тем более отсебятины, хотя и произвел некоторые сокращения.
Выступая на заседании Художественного совета театра, И. Я. Судаков говорил: «Режиссура Садовского глубокая, тонкая, изобретательная <...>, в силу чего этот спектакль приобретает такой благородный аромат, глубокий и человеческий теплый характер. Все это люди. Целый ряд мизансцен третьего акта, при такой монтировочной скупости — скамья и два стола — они так умно использованы, так целесообразны, так выразительны, что с удовольствием смотришь и наслаждаешься этой изобразительностью и мастерством. <...> Все играют очень хорошо, а целый ряд исполнителей играет блестяще. Дуэтная сцена (Глафира — Купавина) слушается как музыка».
По своему обыкновению, Садовский заботился, чтобы режиссерских построений зрители не замечали. «Спектакль Малого театра был верен самой структуре комедии Островского. В форму “комического происшествия” в одном доме и в одной пригородной усадьбе драматург вместил широкую трагикомедию разложения “темного царства” бывших владельцев крепостных душ и их борьбы между собою. И именно эта трагикомедия и борьба стали содержанием спектакля Малого театра».
Центральный образ, по мнению Садовского, Мурзавецкая. «Вся пьеса, по преимуществу, ради нее написана, другие действующие лица группируются вокруг Мурзавецкой. Спектакль должен показать крушение “волков”, использующих старые, дореформенные приемы грабежа, и торжество новых “волков”, опирающихся на более усовершенствованные приемы».
В оформлении Юона ясно можно было увидеть, как помещичья усадьба приходила в запустение, а значит — разорялась ее владелица. Средств у Мурзавецкой нет, даже мужикам она задолжала, вот и пришлось пойти на мошенничество. А помогает ей стряпчий старой закалки, бывший помещик Чугунов.
Когда спектакль вышел, критики встретили его благожелательно. М. Б. Загорский особо отметил высокие достоинства речи всех действующих лиц. «Спектакль напомнил, как изумительно пели Островского старые актеры». Удачный грим подобрал для каждого действующего лица мастер своего дела Н. М. Сорокин.
Что касается актерского исполнения, спектакль получился просто замечательный: были представлены самые разные характеры в их взаимоотношениях. Главным изобразительным средством в спектакле оказался сценический разговор, но через него выявлялась сущность каждого действующего лица. Даже маленькие роли исполнялись образцово. Дворецкого Павлина играл Н. Н. Гремин. Этот актер специализировался на эпизодических ролях, умел и в массовой сцене подчеркнуть характерность своего персонажа, сделаться заметным. Но роль Павлина стала его шедевром. Дворецкий никогда не повышал голос, был всегда ровен, невозмутим. Но за всем этим чувствовались грусть и презрение. Он, верный барский слуга, гордящийся своим званием и положением в доме, встревожен сомнительными делами барышни и кутежами Аполлона. Все разрушается на его глазах. В самой походке Павлина, манере поведения заметно стремление поддержать порядок в доме. Когда он говорил о хозяйке, казалось, речь идет о небожительнице, столь проникновенна и торжественна интонация. Мужикам, требующим возвращения долга, он вещал: «Вы то подумайте: когда придут они из собора, сядут в размышлении и подымут глазки кверху, где душа их в это время бывает?» Какие уж тут земные дела, а тем паче долги!
Принципиально по-новому сыграла Купавину Е. М. Шатрова. Она появлялась на сцене в светлом платье, с букетом цветов. Ее все время заставляли говорить о делах, а ей хотелось петь. Она вовсе не глупа и не «овца». Но у нее, молодой женщины, тяжелое прошлое, шестидесятипятилетний муж, за которого он вышла не по любви, а потому что «так было нужно». И вот муж умер, она свободна, есть человек, который ей очень нравится. Сама Купавина так раскрывала свое состояние: «Мне уж надоело под чужой опекой жить, хочется попробовать пожить на своей воле». Она вырвалась из клетки, пусть золоченой, стремится к счастью и любви. Далеко ли она улетит? Это другой вопрос, но она мечтает о полете.
Купавина вернулась домой с прогулки. Напевая романс А. А. Алябьева, она всюду расставляет цветы, охвачена весельем, вносит с собой день, насыщенный светом и теплом, наполненный щебетом птиц. Это праздник жизни и радости.
Ей, молодой женщине, скучно вести расчеты с Чугуновым, она хочет как можно скорее закончить дела с Мурзавецкой. И не потому, что она глупа, а потому, что в ней все поет и цветет. Шатрова с предельной искренностью, с исключительной душевностью передавала основные качества Купавиной: наивную чистоту, приветливость, доверие к людям — свойства, которые пробуждали нечто вроде угрызений совести даже у таких матерых волков и волчиц, как Чугунов и Мурзавецкая. Купавина живет среди волков и овец, но в ней нет ни волчьей хитрости, ни овечьей трусости. Сама недавняя невольница, она готова во всем помочь Глафире.
Купавина увлечена Беркутовым, она радуется, получив от него письмо. Но ее коробит содержание письма. «Какая пошлость!» — и в этом восклицании у артистки звучала брезгливость, почти отвращение. Она тянется к Беркутову сердцем, но многого не понимает и не принимает в его поведении: например, ее оскорбляет совет Беркутова выйти замуж за Мурзавецкого. И, согласившись стать женой Беркутова, она не глупела, но ощущала себя счастливой, хоть и предчувствовала, что в их совместной жизни не все будет радостно и, быть может, ее вновь ожидает неволя.
Вскоре после премьеры В. Н. Рыжова писала Шатровой: «Приветствую Вас с первым представлением “Волков и овец” и радуюсь, что созданная Вами Купавина впервые зазвучала так весело, кокетливо. Вы дали в роли столько нюансов, что все сцены с Купавиной приобрели особенный интерес. Не оторвешь глаз, так Вы прелестны».
Конечно, во время репетиции Садовский рассказывал, как играл роль Мурзавецкого его отец, Михаил Провыч Садовский. Он был первым исполнителем этой роли в Малом театре. М. П. Садовский показывал в финале драму одиночества своего персонажа: приживальщика, бедняка, пьяницы, у которого на всем свете остался один лишь друг — собака по кличке Тамерлан, да и та из-за своей непутевости погибла. Последние слова Мурзавецкого М. П. Садовский произносил так, что у зрителей захватывало дыхание. Но Игорь Владимирович Ильинский предложил свое решение этого образа. Сам артист писал: «Я сделал его одержимым: все мысли, чувства, стремления, слова подчинены у него главному и основному — желанию выпить. Это сквозное действие роли, смысл его жизни, и эту черту я заострил со всей категоричностью и тенденциозностью». Мурзавецкому в трезвом виде говорить не о чем, незачем и неохота. Все ему в тягость, мысли лишь об одном: как бы опохмелиться.
Хотя артист трактовал образ по-своему, работа с П. М. Садовским дала ему чрезвычайно много: «Именно П. М. Садовский открыл мне подлинные реалистические традиции Малого театра, привил мне вкус к ним <...>. Убедил меня в том, что наибольшую силу и прелесть имеет непрерывная жизнь на сцене актера в образе, а не отдельные эффекты, заманчивые приемы, краски, рабом которых я бывал прежде».
При первом же появлении Мурзавецкого — Ильинского внимание привлекали его глаза: сонные, прозрачно-пустые, слегка подернутые пьяной дымкой.
Выклянчив у Павлина рюмку водки, Мурзавецкий пил ее не сразу, а сначала любовался прозрачной жидкостью, потом мгновенно заглатывал ее; блаженствуя, опускал палец в солонку, проводил им по губам и тут же произносил: «Кабачная водка, собачья закуска!» И сколько в этих словах звучало дворянского гонора! Он обнаруживался в каждом жесте, во французских словечках, в том, как Мурзавецкий произносил «челаэк» и «пшел».
Пока тетка разглагольствовала, обещая раздобыть ему богатую невесту, Мурзавецкий ее не слушал; его мысли где-то блуждали. И вдруг он бросался к окну, заметив свою собаку. А когда его почти силой оттаскивали от окна, с грустью, подперев щеку, говорил: «Ах, ма тант, как меня этот пес расстроил!» И действительно расстраивался.
...Тетка привозит его к Купавиной, но ему все здесь немило; со скучающим видом он рассматривает фотографии и безделушки. Ведь с утра выпить не удалось, и это его мучает. Сейчас у него только одно желание: занять денег на водку. Он даже не замечает, что рядом находится красивая женщина. Сидя на скамейке, далеко от Купавиной, он говорит о романтике, но делает это совершенно автоматически. Но вот, кажется, можно перейти к разговору о займе, и он пересаживается поближе. Следует просьба: «Дайте что-нибудь». Тут он оказывается совсем близко от Купавиной. Когда дело касается выпивки, Мурзавецкий заметно оживляется, теперь его искренне возмущает недогадливость собеседницы. Получив некоторую сумму и напившись в придорожном трактире, Мурзавецкий возвращается в купавинский сад. Здесь, шатаясь и держась за столб, он ведет диалог с Анфусой, которую принимает за хозяйку дома. Теперь, с пьяных глаз, он поверил, что увлечен Купавиной и что она готова выйти за него замуж.
В финальной сцене, после гибели собаки, пьяные и нелепые рыдания Аполлона вызывали только смех, но никак не сочувствие.
Необычна была Анфуса Тихоновна в исполнении В. Н. Рыжовой, юркая, живая старушка с наблюдательными глазами. Так ли она глупа, как о ней думают? Она смешно махала ручками и на Аполлона, и на Беркутова, но отлично помнила пословицу: «Ешь пирог с грибами да держи язык за зубами». Ее косноязычие, бесконечные «уж» — это своеобразная фигура умолчания. Куда ей деваться, бедной тетке, от богатой племянницы? А между тем что-нибудь не так ляпнешь, и тут же тебя прогонят со двора. Вот она свои «уж» и распевает, это давно вошло в привычку, стало второй натурой. Еще не известно, как сложится судьба Купавиной, но Анфуса при всех обстоятельствах будет попивать в теплом уголке свой чаек-кофеек. Примерно в той же манере, но резче играла эту роль Е. Д. Турчанинова. Ее Анфуса была просто умна и поступала вполне сознательно. Но ей не хватало домашности, мягкости, наивности, доброты — качеств, представленных в полной мере у Анфусы — Рыжовой.
На роль Мурзавецкой были две исполнительницы — А. А. Яблочкина и В. Н. Пашенная. У Яблочкиной это была важная барыня с вкрадчивыми манерами. Свою волчью натуру скрывала под маской добродетели и благочестия. По-другому вела роль Пашенная. Ее Мурзавецкая не считала нужным утаивать свои намерения, действовала грубо, как говорится, нахрапом. Тем большее унижение ей пришлось перенести, когда Беркутов поймал ее с поличным.
Роль Глафиры играла Д. В. Зеркалова, в ту пору новая для Малого театра актриса, по преимуществу комедийная, готовая идти путем гротеска, не боящаяся эксцентрики. В то же время она умела наполнить образ психологическим содержанием.
Ее Глафира умна, остра, обольстительна. Но никак не опытная куртизанка, иначе неглупый Лыняев быстро бы ее раскусил. Конечно, она всякого насмотрелась у сестры в Петербурге, но отнюдь не превратилась в развратницу. Ей во что бы то ни стало надо выйти замуж за богача. Оставаться приживалкой, прятать свою молодость и красоту, потерять право на веселую жизнь для нее страшнее смерти. На роль будущего мужа она выбрала богатого помещика Лыняева. Проделать свой опыт обольщения она решает от отчаяния, но, раз начав, ведет себя уверенно, понимая, что ошибка дорого ей обойдется.
В пятом акте, подчинив себе Лыняева, Глафира становилась по отношению к нему беспощадной, но держала себя умно и тактично.
К сожалению, роль Лыняева Н. А. Светловидову не слишком удавалась. Леность персонажа артист передавал, но ему не хватало барственности. Что же касается игравшего ту же роль Н. И. Рыжова, то его Лыняев был порядочным человеком, больше всего боявшимся скандалов. Этим-то и воспользовалась Глафира.
Беркутов, каким его показывал М. Ф. Ленин, с кем бы ни имел дело, не скидывал с себя пушистой шкуры, внешне оставался доброжелательным, воспитанным и весьма любезным. К тому же он всегда просто светился благополучием. Но именно поэтому Беркутов особенно страшен. С таким господином не дай Бог иметь дело, того и гляди проглотит.
Другому исполнителю роли Беркутова — П. М. Садовскому свойственны были спокойствие, юмор, умение скрывать свои мысли. При том, что лицо у Беркутова — Садовского было открытое, его прямой взгляд не всякий мог выдержать. В сцене с Чугуновым он поначалу казался простоватым: тому даже представилось, что и здесь можно поживиться. И вдруг резкий поворот, предельная жесткость. Она звучала во фразе: «Вот эти продукты мы и будем посылать в Сибирь». «Садовский ударял ладонью о ладонь и соскользнувшей рукой показывал куда-то вдаль. И тут же брал Чугунова за лацканы сюртука, требуя документы».
С Мурзавецкой Беркутов — Садовский держал себя по-светски почтительно, но обнаруживал свою силу, доводя собеседницу почти до обморока. И тут же снова превращался в благодетеля, думающего о спасении дворянской чести Меропы Давыдовны.
Уезжая, Беркутов подавал знак Купавиной. Это не был жест поклонника или даже мужа: только повелителя. Увидев этот знак и поняв, что с таким человеком шутки плохи, Мурзавецкая начинала затравленно метаться по комнате.
Чугунов у В. А. Владиславского выступал, как чиновник старой повадки, хватал все, что плохо лежит, и поэтому вечно за себя боялся. Это был какой-то бесхитростный мошенник, и обмануть он мог только такую простую душу, как Купавина.
Интересно решал Б. В. Телегин роль Горецкого — это был не просто озорник и мелкий жулик, но человек, искренне влюбленный в Глафиру и ради нее готовый пойти на любую подлость, ибо ничего другого он предложить ей не мог.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25