Театр — высшая инстанция для решения жизненных вопросов.
А.Герцен

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

СПЕКТАКЛИ НА СОВРЕМЕННЫЕ ТЕМЫ


Еще до эвакуации Судаков задумал постановку новой пьесы А. Е. Корнейчука «Партизаны в степях Украины», но премьера состоялась уже в Челябинске, 1 мая 1942 года (режиссер И. Я. Судаков, художник Я. 3. Штоффер).
Эта пьеса мыслилась как прямое продолжение комедии того же драматурга «В степях Украины» (последняя премьера Малого театра перед войной). В ней те же действующие лица: председатели колхозов Чеснок и Галушка, колхозники. В военных условиях они вступали в вооруженную борьбу против фашистов.
Пьесу драматург писал стремительно, потратив на ее создание не более недели, причем в самые первые дни войны, когда еще не все ее трудности стали очевидны. Драматургу казалось, что советские люди добьются победы без особого труда. Поэтому некоторые события военных дней носили в постановке откровенно карнавальный характер. Когда спектакль только появился, газета писала, что это новая творческая победа Малого театра. Но очень скоро выяснилось, что идея пьесы — ложная. Фашистские войска успели захватить значительную часть Украины; вести с ними борьбу было чрезвычайно трудно. В спектакле же Галушка отправлялся взрывать немецкий штаб и проходил мимо часовых, зная по-немецки лишь одно слово: «Молчать!» И штаб успешно взрывался. Публика смеялась, когда двое древних стариков, Тарас и Остап, совершенно безоружные, брали в плен вооруженного до зубов парашютиста — бывшего петлюровца. Во всем этом не чувствовалось даже тени правдоподобия. Характеры в пьесе заменялись условными масками. Талантливые и опытные актеры Малого театра и здесь старались играть без фальши, но не всем это удавалось. Скоро спектакль исключили из репертуара.
Там же, в Челябинске, театр представил вечер классических водевилей. В спектакль вошли: «Девушка — гусар» Ф. А. Кони, «Дочь русского актера» П. И. Григорьева (режиссер К. А. Зубов, художник Б. Г. Кноблок), «Осада мельницы» Э. Золя (режиссеры Е. П. Велихов и М. И. Царев, художник Б. Г. Кноблок). «Девушка — гусар» и «Осада мельницы» привлекли театр патриотической направленностью. Вечер водевилей передали фронтовому филиалу. «Осада мельницы» успеха не имела, и ее скоро сняли.
В Челябинске театр приступил к постановке пьесы К. М. Симонова «Русские люди», но вскоре отказался: выяснилось, что она идет в Московском драматическом театре. Не хотелось привозить в столицу пьесу, уже известную москвичам.
Еще в Челябинске начались репетиции пьесы А. К. Корнейчука «Фронт». Этой постановке уделяли особое внимание. Пьеса была напечатана в «Правде», центральном партийном органе, чьи публикации критике не подлежали.
В Москве пьеса шла и в других театрах, помимо Малого. Все постановки получили высокую оценку со стороны прессы. В чем заключалась причина такого ажиотажа? Напомним, что в годы войны Верховным главнокомандующим являлся И. В. Сталин. Между тем в первые месяцы войны Советская армия несла тяжелые поражения. И, разумеется, Сталин хотел найти виноватых. Он их нашел в лице командующих фронтами. Именно для такого «разоблачения» и предназначалась пьеса. Например, командующий фронтом генерал-лейтенант Горлов представлен в крайне непривлекательном виде. Он малообразован (всего три класса сельской школы), самоуверен, груб, падок на лесть. Участие в гражданской войне далеко не всегда помогает ему разбираться в сложных проблемах стратегии и тактики войны современной.
Реакция на публикацию пьесы была неоднородной. В Центральный комитет стали поступать письма с требованием запретить постановку пьесы. Но эти протесты не были приняты во внимание.
В Малом театре спектакль ставил И. Я. Судаков (вторые режиссеры — В. И. Цыганков и С. П. Алексеев, художник Б. Г. Кноблок).
Между замыслом пьесы и постановкой Малого театра имелась известная разница.
Режиссер писал: «Я мечтаю о спектакле большого народного оптимизма. Уверенность в победе над врагом — вот атмосфера, в которой живут герои Корнейчука».
Пока проводились репетиции за столом и в выгородках, художник Кноблок отправился делать зарисовки в подмосковные районы, где еще недавно хозяйничали гитлеровцы. В частности, он побывал в городе Истре и в Истринском районе, сделал там много эскизов. Особое внимание художник уделил эпизоду «В окопе». Там действовали лейтенант Сергей Горлов и его солдаты, защищавшие рубеж. Лейтенант называл их «апостолами». Морозный день, наступили ранние сумерки. На небе сгустились тучи. Стоит одинокое дерево. Тут же рядом разрушенная церковь и сломанный забор.
Говоря о постановке, критик утверждал, что «Малый театр искал в пьесе прежде всего творческий стиль самого драматурга и выдвинул на первый план политический темперамент автора, его умение давать острую социальную сатиру, его стремление быть драматургом-трибуном».
Но тенденциозность выдвигалась на передний план, отчего спектакль приобретал дидактический характер.
В спектакле Малого театра главным положительным героем стал директор авиационного завода Мирон Горлов в исполнении К. Зубова. Одетый в пиджачный костюм, пуловер и галстук, он присматривался к происходящему в штабе фронта и все яснее осознавал: командующего Ивана Горлова окружают ничтожные люди, да и он сам им под стать. Однако Мирону импонируют деловые качества и в то же время романтическая устремленность генералов Огнева и Колоса. Зубов был прост и естествен, не впадал в риторику, не стремился к вынесению приговоров. Его герой хотел понять происходящее, но волей или неволей, в соответствии с фабулой, оказывался чем-то вроде пифии, дающей оценку событиям, удостоверяющей, что с генералами, подобными Ивану Горлову, войну выиграть нельзя, что они-то и виновны в поражениях Советской Армии. Именно они, и никто другой.
Ивана Горлова играл Н. Н. Шамин, острохарактерный и даже склонный к гротеску актер. Горлов у Шамина был по-строевому подтянут и даже элегантен. Обращаясь к гостям во второй картине, он опускал глаза, говорил тихим голосом, как бы смущенный похвалами в свой адрес; но усмешка на его устах с очевидностью доказывала, что он вполне доволен собой, своей биографией и трехклассным образованием. Генерал говорил размеренно, в гневе был сдержан, не давая повода для придирок. И в то же время перед зрителями представал отъявленный бурбон, чье самодовольство и самодурство беспредельны.
Но вот финал. Горлова отстраняют от командования. Он абсолютно растерян, можно сказать, раздавлен. Что же теперь делать? Бывший командующий не идет, а тащится по сцене, лопоча: мол, без него не смогут воевать.
При этом Шамин — Горлов был хитер, как говорится, поднаторел в искусстве выживания. Он отлично понимал: талантливые люди его быстро раскусят, и ему с ними придется несладко. Вот и действовали в штабе Удивительные и Хрипуны, откровенные подхалимы и невежды. Но здесь режиссер и актеры, даже в сравнении с пьесой, что называется, «пережимали». Возникал законный вопрос: как подобные олухи смогли добраться до полковничьих званий? Как они, вопреки всем проверкам, удерживались на штабных должностях?
У А. И. Истомина начальник разведки Удивительный был не просто тупым и отсталым человеком: артист наделял его чертами предателя. Беспредельно наглым подхалимом изображал полковника Хрипуна В. А. Владиславский. Корреспондент его личной газеты Крикун (Н. Я. Светловидов) скорее походил на иностранного журналиста, какими их изображали на карикатурах в советской печати.
Горлову противостоял прежде всего генерал Огнев. Его играл М. И. Царев. Актер подчеркивал интеллигентность своего персонажа. Чувствовалось, что он внутренне напряжен, весь кипит, но воинская субординация заставляет его сдерживаться. Правда, в первом акте, получив нелепый приказ, и позже, в разговоре с глуповатым начальником разведки фронта, Огнев взрывался, но тут же брал себя в руки. Конечно, в голосе генерала мог зазвучать и металл. Однако в его душе постоянно жило обостренное чувство вины за сданные противнику города и деревни, за то, что советские люди вынуждены жить в районах, захваченных оккупантами. Центральной сценой в развитии образа Огнева являлась та, где решался план наступления. Только что он получил известие, что его отец, школьный учитель в соседнем селе, замучен фашистами. Такое нелегко пережить. Идет заседание военного совета. Генерал выслушивал всех подчиненных, а затем излагал свой план. Казалось, он рождался тут же, на глазах у зрителей, в итоге соединения полученной информации с собственными размышлениями Огнева. И план представлялся обдуманным, зрители верили, что именно такие люди, как Огнев, могут привести армию к победе.
В роли Огнева, помимо Царева, выступал Н. А. Анненков. Он также полагал, что центральный эпизод роли — заседание военного совета, подготовка наступления.
Человеком предельно дисциплинированным, понимающим, что правда на стороне Огнева, представал генерал-кавалерист Колос в исполнении Н. Н. Рыбникова.
Высоко оценивалось критикой исполнение роли Сергея Горлова выпускником Училища имени Щепкина К. А. Назаровым. Он прямо-таки лучился юношеским обаянием, влюбленностью в жизнь и в людей. Сергей трогательно обожал Огнева, а его «беспомощность и невольная откровенность и момент опьянения на вечеринке, устроенной отцом, были полны юношеской непосредственности». Столь же убедительными казались и солдаты: украинец Отченаш (А. И. Зражевский), грузин Гомелаури (И. Г. Лепштейн), казах Шаяметов (Ф. А. Бочаров), русский Башлыков (А. И. Смирнов). Но каждый актер стремился подчеркнуть особенности своего персонажа за счет общего сценического единства группы. Например, Отченаш — Зражевский смешил украинскими прибаутками, будто находился не в окопе, а на эстраде.
А по существу, при некоторых актерских удачах, спектакль представлял собой комментарий к происходящим событиям: задавал тон и солировал Мирон Горлов, а прочие действующие лица подхватывали и развивали тему.
В ноябре 1942 года театр приступил к работе над пьесой Л. М. Леонова «Нашествие».
Премьера спектакля состоялась 27 мая 1943 года. Ставил пьесу И. Судаков, ему помогал С. Алексеев. Художником был Я. Штоффер.
Драматург весьма высоко ценил искусство Малого театра. «Как требователен должен быть к себе сценический писатель! Об этом весьма и весьма должны подумать современные драматурги, чьи пьесы удостоены принятия в Малый театр».
В спектакле «Нашествие» были заняты актеры трех поколений: старшего — П. М. Садовский, В. Н. Пашенная, В. Ф. Лебедев; среднего — С. Б. Межинский, Н. А. Соловьев, П. И. Леонтьев, С. Н. Фадеева; среди молодежи выделялась О. М. Хорькова, тогда еще студентка Училища имени Щепкина. Она дебютировала в роли крестьянской девочки Аниски.
Постановщик так определил сущность пьесы, а заодно и общее решение спектакля: «“Нашествие” — пьеса о народе, борющемся за свое счастье, за свое историческое существование, за победу над смертельным врагом. Пьеса дышит гневом к врагу, будит ненависть к гитлеровскому дракону.
Вкуснейший, крепкий, ясный русский язык Леонова, который в свое время очаровал Горького, в новой пьесе давал высокую радость актерам. Естественно, что над пьесой такой темы и такого мастерства актеры Малого театра работают с большим удовольствием». Однако спектакль в целом, несмотря на отдельные удачи, большого успеха не имел, оказался скучным, излишне назидательным.
Леонов в своей пьесе стремился показать, как война испытывает людей, выявляя в них хорошее и дурное, как сгорает в горниле войны бренное и очищается вечное. Но воплощение такого замысла требовало художественного единства спектакля, проработки каждой его детали. Режиссер же, как справедливо сказано в одной из рецензий, «не сумел найти общий для всех актеров тон, не установил единый голос этого спектакля». В рецензии авторитетного критика И. А. Крути читаем: «В спектакле нет той сгущенной военной атмосферы, в которой ненависть разгорается еще яростнее, а малый гражданский подвиг становится большим героическим действием».
Пожалуй, наиболее впечатляющим был третий акт. Бывший купец Фаюнин становился при оккупантах городским головой и устраивал бал. В зале толпилось сборище каких-то уродов с того света: «бывшие люди», согласившиеся сотрудничать с фашистами, тут же и гитлеровские палачи во главе с гестаповцем Шпурре... Все были изображены утрированно, более того — карикатурно. И этому паноптикуму противостояли доктор Таланов и его супруга, которых также пригласили на торжество: сгорбившись, они молча стояли в стороне.
Напомним, что центральная фигура пьесы — Фёдор Таланов, страдающий туберкулезом, озлобленный, в прошлом совершивший уголовное преступление, отбывший срок и лишь перед самым приходом немцев вернувшийся в отчий дом. Естественно, ему не доверяли. Между тем Фёдор готовился совершить подвиг и сделал это, выдав себя за руководителя подполья, председателя горисполкома Колесникова. И был казнен.
Однако режиссер особое внимание обратил на родителей Фёдора — врача Таланова и его жену Анну Николаевну; их играли П. Садовский и В. Пашенная.
Доктор Таланов представлялся актеру в виде ученого-медика, для которого главное — наука. В исполнении Садовского это несколько медлительный, весьма пожилой человек, склонный к бездеятельному созерцанию.
«Таланов был честен, добр, благороден, но это скорбящий пассивный наблюдатель. Гражданская скорбь — единственное его качество, и это столько неверно, сколько театрально утомительно». Когда он, обращаясь к сыну, произносил: «Очнись, Федя. Горе-то какое наполнило нашу землю», — эти слова звучали как холодная констатация факта — не более.
Пашенная после первых спектаклей осталась недовольна собой. И только в 1946 году, при возобновлении «Нашествия», писала, что теперь поняла суть роли: «Смело и страстно ненавидела я фашиста Шпурре, глумящегося над моим сыном, и гордо, почти торжественно отдавала обожаемого сына в борьбе за родину».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25