Величайший автор тот, кто как можно меньше оставляет воображению актера.
Дени Дидро

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

В пьесе двое бродяг, Креспин и Мансур, надувают население целого города. Креспин выдает Мансура за знатного вельможу и женит его на Сильвии, дочери богача Полишинеля. Узнав о предстоящей свадьбе, богач пытается воспротивиться, но Креспин затевает «всеобщую игру интересов», и богач вынужден уступить, согласиться на брак и дать за дочерью большое приданое.
Режиссеры работали над пьесой талантливо, умно, не стремясь ни выдвинуть себя на передний план, ни полностью самоустраниться: в спектакле присутствовало активное режиссерское начало. Не случайно Цыганков вскоре станет штатным режиссером Малого театра.
Критик К. Рудницкий утверждал, что молодые актеры «с успехом выдержали свой первый экзамен на зрелость».
Композитор создал талантливую музыку с использованием народных испанских мотивов. В целом это был легкий, веселый, не очень глубокий, но занимательный молодежный спектакль.
Принципиальное значение имел спектакль, поставленный по роману Оноре де Бальзака «Евгения Гранде». В сценической версии С. Даби был использован план французской инсценировки, шедшей в Париже в театре «Одеон». Ставил спектакль К. Зубов, ассистировала ему Г. Уварова, оформлял В. Козлинский. Художественным руководителем постановки значился И. Судаков. Премьера состоялась 1 марта 1939 года.
Инсценировка следовала за романом, за исключением сцены из четвертого действия, где Шарль Гранде приезжал в Сомюр и сообщал о своей женитьбе на дочери д’Обриона. В романе Евгения узнавала об этом из письма Шарля.
Готовились к этой постановке тщательно. 14 февраля 1939 года газета «Малый театр» поместила высказывания Ф. Энгельса и М. Горького о Бальзаке. Постановщик так определял суть своего понимания романа, а значит, и инсценировки:
«“Евгения Гранде” — реалистический шедевр великого романиста. Это одна из самых ярких страниц его обвинительного акта против буржуазного общества. Быть может, ни в каком другом своем произведении гениальный художник-реалист не обрисовывал с такой потрясающей силой власть денег, которая проникает во все поры капиталистического общества и разъедает чувства людей. Трагическая ситуация романа совершенно лишена мелодраматических красок, сила воздействия “Евгении Гранде” — потрясающа».
Художник Козлинский в оформлении и костюмах сумел передать эпоху и атмосферу действия. Он как бы воскрешал в нашем представлении старую французскую провинцию с отталкивающими, даже жуткими физиономиями обывателей времен второй реставрации. «На фоне их внешнего и внутреннего уродства одиноко и трогательно выделяется горестная судьба Евгении Гранде, обреченной на гибель все пожирающей властью золота».
На приеме спектакль получил самую высокую оценку. Известный ученый- филолог М. Б. Храпченко (в те годы председатель Всесоюзного комитета по делам искусств) говорил: «“Евгения Гранде” — блестящий спектакль, исключительный по актерскому мастерству и большому творческому претворению. В этом спектакле особенно чувствуешь силу ансамбля, который в целом дает прекрасное ощущение Бальзака. Все, что видишь на протяжении всего спектакля, представляет собой не стихийное выявление воли индивидуальности режиссера и актера, а глубоко продуманный творческий замысел, разработанный до мельчайших деталей».
Из множества мелочей режиссер выбирал лишь то, что могло служить выявлению сути характера.
С поистине бальзаковской беспощадностью мастера Малого театра создавали на сцене галерею буржуа, исследовали темный и страшный мирок этих людей, пресмыкающихся перед властью золота.
В одной из первых рецензий можно было прочесть: «Спектаклю обеспечен успех. Сила страстей, подлинность чувств героев Бальзака широким потоком хлынула на зрителя, обступила его со всех сторон, — на сцене властвует сила бальзаковского гения». Но мнение не было единодушным. В своей рецензии критик А. Мацкин сетовал на то, что «инсценировки — только прозаический пересказ высокопоэтического произведения».
И надо сказать, что в подобном заявлении заключалась известная доля правды. Дело в том, что инсценировщики (инсценировку делали два литератора, спрятавшиеся под псевдонимом — С. Даби), заботясь о передаче содержания всего романа, далеко не всегда добивались полного соответствия характеров действующих лиц замыслу романиста. В уже цитированной рецензии говорилось: «Бальзак не только “доктор социальных наук”, но и великий художник. Его нужно играть так, чтобы сохранялась цельность, полнота и логика его искусства, и тогда зритель будет получать настоящую радость и воспитательный, так сказать, моральный эффект будет во много раз выше».
По общему мнению, особенно хороша была Е. Турчанинова в роли госпожи Гранде. Артистка утверждала, что ей хотелось показать, как обезличивали женщину в старые времена. Она находилась под властью мужа, отца, духовника, делалась рабой; ее индивидуальность стиралась, уничтожались воля, ум, желания; общественные предрассудки сковывали все ее стремления. Обреченностью веяло от каждого тихого шага, от каждого робкого слова мадам Гранде. Жизнь ее была грубо растоптана мужем — скрягой и деспотом. И все же в турчаниновской героине подспудно ощущались гордость и стыд из-за того, что другие могут видеть ее унижение и покорность. Мадам Гранде умирала почти без слов, и только перед самой кончиной произносила: «Я запрещаю вам, сударь, так обращаться с дочерью».
Профессор Л. П. Гроссман писал: «Жена скупца некрасива, на ней лежит неизгладимый отпечаток окружающего ее безобразного быта. Замечательная бальзаковская деталь — черный фартук, который она никогда не снимает, — выразительно дополняет ее образ женщины-рабыни».
Турчанинова не играла трагедию женского мученичества, она просто и проникновенно передавала «дела и дни» мадам Гранде. Но именно это поднимало роль до трагических высот: в сердцах зрителей отзывался каждый ее шаг, каждое робко произнесенное слово. По меткому замечанию С. Дурылина, «госпожа Гранде словно покрыта пылью, едкой пылью кладовых ее мужа-скряги». И все-таки зрители слышали биение живого человеческого сердца, сохранившего свою чистоту и искренность под жесткой коростой страшного быта. «В спектакле Малого театра образ г-жи Гранде — самый совершенный в художественном отношении и самый близкий к замыслу Бальзака».
Роль папаши Гранде играл С. Межинский. Артист так раскрывал свое понимание роли: «Я стремился насытить образ яростной сменой ритмов и настроений. Мы смело вводили для этого в роль и раскаты грозных окриков, и грубые резкие жесты и движения, и юмор, жесткий богохульский юмор, и тяжелые рыдания, чтобы еще больше подчеркнуть элементы трагического». В третьем акте, узнав, что дочь отдала свое золото, старик не просто плакал, он рыдал и душил девушку. Потрясающей была сцена, когда после смерти старухи папаша Гранде, все время твердивший, что в доме нет денег, кроме червонцев, подаренных дочери, выкидывал из кладовой мешки, набитые золотом. Он осыпал луидорами мертвую жену, разбрасывал монеты пригоршнями. Вопли неподдельного отчаяния вырывались из груди скупца. «Черствое сердце господина Гранде раскрывалось, скряга оплакивал кончину своей жертвы».
Вместе с тем критики обращали внимание на то, что артист показывал Гранде как бы вне времени. Рецензент «Литературной газеты» считал, что «он мог быть закован и в латы средневекового рыцаря, он мог надеть фуражку с красным околышем, он мог быть персонажем венецианского гетто». Отдавая должное актеру,
дать великую гуманистическую тему в творчестве Шекспира». Он выводил Отелло из замкнутой сферы личных чувств на широкую арену борьбы с мировым злом.
Вот любопытный факт: незадолго до смерти, на вечере памяти П. С. Мочалова, Остужев выступал с чтением статьи В. Г. Белинского «“Гамлет” — драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета» (точнее, той ее части, где речь идет об исполнении великим трагиком роли Отелло). Остужев в данном случае выступал и как чтец, и как человек, хорошо знавший эту роль и потому сумевший верно понять, что подразумевал Белинский. «Он снова отдавал венецианскому мавру всю неугасающую симпатию, вместе с Белинским радовался силе этого образа, вместе с Шекспиром гордился его несравненной человеческой красотой».
Отелло — Остужев был и героем, и полководцем, и доблестным воином, и чернокожим мавром, но над всем этим возвышался человек, «благородный, великодушный, по-детски доверчивый. Он в первый раз в жизни полюбил и весь отдался этому чувству».
Сильнейшим выразительным средством у Остужева был голос, передававший малейшие оттенки чувства. В то же время артист музыкально разработал каждый монолог. Речь перед сенатом Остужев — Отелло произносил просто и благородно. Но, когда он приступал к рассказу о своей милой госпоже, голос его начинал звенеть, как у влюбленного юноши. Вся нежность Отелло раскрывалась в этом монологе; мелодия любви переплеталась с мелодией героической.
В диалоге с Яго, уже поверив клевете, Отелло говорил очень просто: «Но как жаль, Яго. О, как жаль, Яго». И его слова были полны отчаяния.
Над трупом Дездемоны Отелло произносил: «О, Дездемона! Ме-е-е-ртвая!» — и нельзя было представить ничего безысходнее этой интонации. «Словно Отелло сейчас понял, что он натворил. Первая часть слова лилась и звучала щемящим удивлением перед случившимся, и это звучание с высшей своей точки плавно скользило вниз и снова взлетало всплеском: “а-а-а”, мелодией беспомощного рыдания, последнего отчаяния».
Не только голос — каждое движение актера, его пластика также выражали переживания Отелло.
В книгу «Остужев — Отелло» включена исследовательская работа А. Д. Готлиба. Во всех деталях им записан третий акт постановки, в первую очередь — игра Остужева.
Яго произнес свои мерзкие обвинения. Не сразу они дошли до того, кому предназначались. И вдруг страшная мысль пронизывает Отелло. Как писал исследователь, «...вздрогнув, как в ударе электрического тока, Отелло отступал, хватаясь руками за Яго, дыхание его прерывалось, в широко раскрытых глазах ужас и недоумение, левая рука судорожно вытянулась вперед; он медленно поворачивался в сторону, куда только что убежала Дездемона, как бы мысленно спрашивая себя: “Он и она... он и она”».
Сила исполнения Остужева заключалась в том, что он играл не только свою роль, но всю пьесу, понимая каждого, с кем общался, и реагируя в соответствии со своим пониманием.
Вот он впервые услышал слова Яго об измене Дездемоны и отвечал на них: «Черный я?!
Я не умею гладко говорить,
Как эти шаркуны. Быть может, я На склоне лет? Но я не так уж стар».
Сколько скорби вкладывалось в фразу «Черный я?!»! Он смотрел на свою руку и вспоминал все невзгоды, которые перенес из-за цвета кожи.
После первого объяснения Отелло готов отпустить Дездемону: он во всем винит себя. Как актер искал для этого оправдание? Отелло должен посмотреть на себя в зеркало и, увидев отражение, отшатнуться: суров, стар, черен. Но действие происходит под открытым небом, зеркала нигде нет. Тогда, может быть, посмотреть на свой облик, отраженный в воде? Но это придало бы исполнению излишнюю изысканность. «Артист нашел выход: как бы выпуская из рук на волю бесценного сокола-пленника, он устремляется вперед, закрывает на миг лицо руками, — и вдруг его взгляд падает на эти руки коричневато-кофейного цвета. Он смотрится не в зеркало, не в водоем — он “смотрится” в эти руки, видит там свою отчужденность, свое отщепенство».
Каждая деталь роли позволяла в чем-то по-новому, с особенной точностью и тонкостью увидеть и понять характер Отелло. Вот, например, он прячет голову за полог. «Это та деталь, которая иногда дороже целой роли. Она раскрывает “детскость” характера Отелло, чего не замечали многие большие актеры прошлого».
Анализ спектакля «Отелло» и исполнения главной роли А. А. Остужевым мы заключаем словами Ю. Юзовского: «Отелло требует от мира благородства, чистоты; человеческий мир в лице Яго мстит Отелло за бунт против него. Пафос сегодняшнего зрителя — борьба с миром, сконцентрированным в Яго, и борьба за утверждение человеческих чаяний, олицетворенных в Отелло. Поэтому для нашего зрителя Отелло — свой, а Яго — чужой, поэтому так популярна эта трагедия».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25