Для хороших актеров нет дурных ролей.
Ф.Шиллер

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Характерно, что на репетициях особое внимание уделяли трактовке роли младшего из Ванюшиных — Алёши. Исполнитель этой роли В. И. Цыганков писал: «Алёшу обычно играют сентиментально. Задачей же режиссуры было сделать Алёшу протестующим, непримиримым, выхода еще не знающим, но беспрерывно его ищущим и в конце концов находящим». То, что Алёша находил выход, конечно, противоречило пьесе, но определяло поиски режиссера и актеров. Центральной в спектакле становилась сцена объяснения старика Ванюшина (А. Зражевский) с Алёшей.
Спектакль подробно описан К. Н. Томашевским, и мы воспользуемся этим описанием.
...Ночной звонок вернувшегося Алёши. Выходит старик Ванюшин, колеблющееся пламя свечи желтым бликом ложится на его высокий упрямый лоб. У него не заспанный и неряшливый вид человека, разбуженного звонком. Видно, что старик не спал. Как следы недавних дум, по его лицу проходили тени, и свеча чуть дрожала в руке. Самое незыблемое, непоколебимое — семья — пошатнулось. Он встревожен. «Беспокоюсь я», — произносил Ванюшин, вкладывая в эти слова такое драматическое содержание, что зрители сразу чувствовали суть житейских неурядиц. Дело не в том, что сына исключили из гимназии, — это можно поправить; не в том, что дочь ушла из дома, — ее можно вернуть. Старик не понимает молодых — и это главное! Ванюшин — Зражевский больше всего хотел быть понятым, а это не удавалось. Пренебрегая всеми театральными эффектами, актер сделал уход Ванюшина из жизни незаметным, не привлекающим ничьего внимания, чтобы никто не помешал исполнить последнее, страшное решение. Он не может оставаться чужим в собственном доме.
Вопреки замыслу и декларации, Алексей Цыганкова был иногда излишне сентиментален, и это мешало развитию конфликта, заложенного в пьесе. Его протест выглядел, в общем, не слишком понятным. Инна в исполнении артистки Стояновой получилась модернизированной декаденткой. Такая девушка могла заинтересовать Константина, купца, воспитанного в старых традициях, но желающего казаться предельно современным. Константин у Н. Соловьева был по-своему ярок. Когда Инна признавалась, что она уже не невинна, тот начинал глупо смеяться, как бы стараясь убедить себя в том, что его невеста пошутила, солгала. Но, поняв, что это не шутка, он продолжал смеяться, чтобы отгородиться от неприятной правды. В сравнении с авторским замыслом артист даже усугублял глупость этого персонажа. Такого субъекта старику Ванюшину ничего не стоило прибрать к рукам.
Гораздо убедительнее был Красавин — С. Чернышев. Артист играл весело, смело и вдохновенно. В его трактовке присутствовал тот купеческий размах, когда человек почуял свою силу и теперь готов помериться ею с кем угодно.
Убедительной казалась чета Щеткиных — Н. Григоровская и А. Карцев; прежде всего их отличали ханжество и скаредность. Узнав, что Алексей исключен из гимназии, только один Щеткин продолжал спокойно есть суп с потрохами. Уловив общее настроение семейного разлада, он разражался гневной филиппикой в адрес этого дома. Лишь доев суп, он вставал и, пройдя через сцену развязной походкой, восклицал, надевая калоши: «Кусок в горло не идет!» Эту сцену, да и всю роль Карцев проводил с исключительным мастерством. «Созданный им образ ханжи, всеми презираемого и тем не менее представляющего собой рупор “общественного мнения” в семье Ванюшиных, да и только ли в этой семье, запоминался как образ неизгладимый, и не раз он поможет разглядеть всяческую дрянь и мерзость, сплошь и рядом прикрытую в жизни кудрявыми фразами. <...> В этом большая заслуга актера».
Роль Клавдии Щеткиной была продумана Григоровской до мельчайших деталей, от походки до попыхивания папироской — этим внешним атрибутом «интеллигентности».
Артистка Алексеева в роли матери отказалась от традиционных старушечьих повадок и кашемировых шалей, но яркого образа ей создать не удалось.
В доме Ванюшиных стояла добротная купеческая мебель. Комната Константина отличалась безвкусицей, быть может, даже избыточной.
Лучшим по режиссуре являлся второй акт — семейный обед, где щеткинский монолог звучал апофеозом пошлости.
Пьесы М. Горького не шли в Малом театре с 1919 года. Существовало даже мнение, что драматургия этого писателя, так же как драматургия А. Чехова, находится вне эстетики театра, что Малый театр просто не в состоянии справиться с подобными пьесами, что он непременно переведет их в бытовой план, лишит социальной определенности и философской глубины. С тем большим интересом ждали премьеры пьесы «Враги», которая должна была состояться 10 октября 1933 года. Осуществлял постановку К. Хохлов, оформлял М. Левин. Почти одновременно пьеса пошла в Театре МОСПС в постановке А. М. Рубина, и рецензенты, естественно, сравнивали эти два спектакля.
Незадолго до премьеры Хохлов писал: «Когда было решено начать работу над “Врагами”, кое-кто в театре побаивался, что пьеса якобы тяжеловата, что в ней мало действия».
После того как спектакль увидел свет, писали, что Малый театр поставил «Врагов» режиссерски «сильнее и красочнее Театра МОСПС. Декорации первого акта (в саду у Бардина), концовка первого акта, здание завода в третьем акте — все это оригинально и умно разрешено. Но зато рабочий типаж Театра МОСПС ярче, колоритнее и правдивее». Именно схематичность в изображении представителей пролетарского лагеря составляла главный недостаток спектакля. Театр подал рабочих как единую социальную массу, не попытавшись раскрыть индивидуальные особенности каждого из персонажей. Рабочие у Хохлова казались бледными силуэтами, лишенными жизни и красок. Фигуры представителей буржуазии, напротив, отличались яркостью, жанровой сочностью.
Вместе с тем Малому театру, привыкшему изображать открытый драматургический конфликт, пьеса «Враги» была близка очевидным противостоянием враждебных лагерей. Театр стремился опровергнуть легенду о несценичности горьковских пьес. Для этого Хохлов разбил драму на эпизоды, широко использовал вращающуюся сцену, ввел музыку (не всегда оправданно). Критик заметил, что «материальная сторона эпохи воспроизводилась с необычайной точностью».
Захара Бардина играл Н. М. Радин. Роль давалась ему нелегко, ибо находилась вне круга привычных для этого артиста ролей. 5 января 1933 года Радин писал Н. Н. Синельникову: «Очень мало материала в роли, но она по образу совершенно противоположная Звездинцеву и Болинброку и, пожалуй, с этой стороны интересна». Работая над образом Бардина, артист отступал от указаний автора относительно внешности персонажа. У Горького он лыс и носит очки. У Радина Захар внешне напоминал земского или думского деятеля из промышленников. «Схвачено было сходство со многими либеральными ораторами, пустопорожними болтунами, которые хотели всем добра, а на деле заботились лишь о своем покое. Его Захар — безвольная тряпка».
Роль Клеопатры играла С. Фадеева. Жена убитого фабриканта, она ненавидит каждого, кто не стоит всецело на ее стороне. Фадеева изображала Клеопатру злой, но не однообразной, не примитивной по своей психологии. (Откуда, в самом деле, вдруг эта мягкость к Татьяне? Налицо некий контраст мягкости и злобности.) «По толкованию Фадеевой, — писал Ю. Юзовский, — Клеопатра вся состоит из контрастов, противоречий, перемещающихся настроений, сегодня — одно, завтра — другое, никто не знает, как поведет она себя послезавтра, и меньше всего она сама. Речь идет не о ее политическом поведении — в этом смысле у нее определенная позиция, а о ее личности, ее характере, о психологическом типе. Если даже ввести ее в другие обстоятельства, не те, которые даны в пьесе, она будет всегда изломанной, мнительной, своенравной, отдаваться минутам».
В пьесе говорится о любовниках Клеопатры. «Фадеева убеждает в этом, если бы не было никаких свидетельств, больше того — видно, отчего она такова. От той же изломанности, от досуга, который некуда девать, от чувственности, несколько болезненной, которую ей нужно каждый раз в себе раздражать.
Глядишь на нее и отвлекаешься от пьесы, она интересна сама по себе».
Прокурор Николай Скроботов — Н. Рыбников был энергичным господином в светлой форме судебного ведомства; мундир застегнут на все пуговицы. Высокий, худой, с нафабренными усами, с тугим крахмальным воротничком, он походил на манекен. Из-за стекол пенсне поблескивали недобрые глаза. Прокурор вел следствие яростно и исступленно. Самым важным для него теперь было даже не выяснить истину, а покарать убийц брата.
Пологий у Межинского являлся воплощением собственника, утратившего человеческий облик. У него были жесткие торчащие усы, редкие волосы. Взгляд буравил каждого. Постоянно возбужденный, красный, он, отстаивая право на собственность, неистово размахивал огурцом. И когда узнавал об убийстве хозяина, нисколько не удивлялся. Для него это было даже в каком-то смысле естественно: сегодня — украденный огурец, завтра — убитый хозяин фабрики.
Надя в исполнении П. 3. Богатыренко вначале вся олицетворенный порыв. Постепенно она все активнее занимается поиском истины, раздумывает о происходящем. Для нее важно не кто убил, а почему убили. На суд она является в строгом костюме. Ей стыдно и горько. Она чувствует, понимает, что нельзя мириться с несправедливостью, и гневно кричит, обращаясь к группе Бардиных-Скроботовых: «Это вы преступники!»
У Татьяны — Белевцевой на протяжении почти всего спектакля бледное лицо, морщины от напряженных, часто бесплодных дум. Она постоянно раздражена — на Полину, на Захара, на Михаила Скроботова, на прокурора, на генерала, на ротмистра Бобоедова. И только когда остается с Надей, «злые морщины на момент расходятся, она дает себе передышку, чтобы с новой силой отдаться своему раздражению».
Среди рабочих интереснее остальных был Левшин, каким его показывал Н. Костромской. «Артист прекрасно понял Левшина, прекрасно играет, но образ Левши- на нельзя брать изолированно от всех других. В том сглаживании многих острых углов, которое получилось в Малом театре, образ Левшина делается второстепенным, несмотря на монументальность этой фигуры».
При очевидных существенных недостатках, о которых шла речь, спектакль в целом заслуживал положительной оценки, он пользовался успехом и долго оставался в репертуаре. 22 января 1945 года состоялось сотое представление «Врагов».
Следующей серьезной работой над драматургией Горького была постановка пьесы «Варвары». Премьера состоялась в феврале 1941 года. Ставили спектакль К. А. Зубов и И. Я. Судаков, помогал им В. И. Цыганков. Оформление осуществил художник Б. Г. Кноблок. Объясняя, почему Малый театр вновь обратился к Горькому, К. Зубов писал: «Малый театр — театр Грибоедова, Пушкина, Гоголя, Островского — всегда боролся за драматургию высокого идейного и художественного качества. Естественно, что он должен был соприкоснуться с гением Горького».
И. Судаков объяснял, чем привлекла театр эта пьеса: «Своей постановкой Малый театр хочет возможно ярче показать убожество культуртрегерской роли буржуазной интеллигенции. Она, в своем большинстве, не за страх, а за совесть служила капиталистическому миру».
«Варвары» — пьеса сложная, обычно вызывающая споры. К тому же это была ее первая постановка на московской сцене: отсутствовала традиция.
Театр хотел показать, как в определенных общественных условиях разрушается человеческая личность. Объясняя место Цыганова и Черкуна в постановке, Зубов говорил: «Зритель ждет, что эти “культуртрегеры” начнут борьбу с местным варварством, с сонной одурью и захолустными дрязгами. И действительно, Черкун обещает “растрепать” местную идиллию. Но... мы начинаем вскрывать истинную сущность наших “героев”. Представители породившего их общества, они — хищники и циники. Они подминают под себя более слабых, растаптывают человеческие судьбы в своих интересах. Они-то и есть варвары, только более сильные и циничные, чем обитатели захолустного городка. Ибо они представители варварства более современного, более цивилизованного, капиталистического».
Оформление первого акта почти целиком соответствовало авторской ремарке «Город за рекой». Художник рассказывал, что он писал Бежецк. Летний день. Жарко, неподвижны деревья, замерла река. И на этом фоне разворачиваются подлинные человеческие трагедии.



Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25