Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким и легкое прекрасным.
К Станиславский

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Совершенно исключительный лаконизм Пушкина, при котором поистине “словам тесно, а мыслям просторно”, неизбежно должен конфликтовать именно в силу этого своего качества с основными требованиями сценического процесса, в котором как раз наоборот: словам, действию просторно, а мыслям тесно».
Из этого выступления нетрудно понять, что режиссер находился в немалой растерянности. Но ставить было необходимо, и Нароков в одном из писем изложил постановочный план: «Ведущая тематическая линия “Маленьких трагедий” — это противопоставление двух человеческих типов: “гуляки праздного”, беспечного и талантливого нарушителя всякой догматики, и представителя здравомыслящей, скопидомской морали. В “Скупом рыцаре” эта мораль доведена до трагических вершин мономании, до некоего обоготворения власти золота. <.„> И, наконец, в “Каменном госте” — это апофеоз небесного возмездия закоренелому грешнику, поработителю святыни, семейного очага и целомудрия.
Отношение самого Пушкина к этим двум человеческим разновидностям достаточно определенно: его симпатии целиком на стороне нарушителей. <...> Не может быть иным и наше понимание не только морально-философского, но и эстетического качества указанного противопоставления. И наших положительных героев мы должны овеять симпатией, окружить ореолом, поэтически окрылить их и наделить всяческой нарядностью».
Таким образом, режиссер хотел персонажи поэтические противопоставить персонажам, лишенным поэзии. В результате должен был появиться спектакль о гении и беспутстве, с одной стороны, и о добропорядочности и посредственности — с другой. Постановщик склонялся к тому, чтобы отдать предпочтение гениям, пусть даже беспутным. Сложность и противоречивость действующих лиц трагедий Нароков, по существу, отвергал.
Сальери — «первый ученик, прошедший все ступени выучки и художественного искуса, он превращается в ревнивого “левита”, оберегающего входы в завоеванный храм. И с этих высот он отрицает, анафемствует и посылает проклятья на голову Моцарта».
Рыцарская фигура Альбера заключает в себе мужество и моральные доблести своей эпохи. «Это законченно цельный положительный образ, противостоящий мрачному маньячеству скупого рыцаря».
На генеральную репетицию были приглашены члены Художественного совета театра. Большинству из них спектакль не понравился. В. Массалитинова говорила, что хочется большего взлета, надо позаботиться и о красоте. С. Межинского не удовлетворила вторая картина: комната в трактире оказалась скорее похожей на огромный вокзальный зал, в котором трудно найти место, где Моцарт и Сальери смогли бы присесть.
В прессе спектакль получил неудовлетворительную оценку. «Непонятый Пушкин» — так озаглавил рецензию критик в газете «Советское искусство». И это мнение, пожалуй, оказалось единодушным. На вкус критика, лучше других в спектакле был С. Межинский, игравший Сальери: «Внешне он спокоен, беснуется его мысль». Но и Межинскому не хватало трагической мощи, характер Сальери давался не в динамике, а в статике.
Ни один мускул не дрогнул на лице Сальери, когда — Мейер произнес роковые слова: «А гений и злодейство — две вещи несовместные. Не правда ль?» У Пушкина Сальери отвечает на вопрос всего лишь двумя словами: «Ты думаешь?» В спектакле вся философская значительность этого диалога подменялась суматошностью, изменениями мизансцен и «тем житейским правдоподобием, которое было бы столь ненавистно Пушкину».
Моцарт — Мейер был незначителен, житейски прост и потому неубедителен. Отравив Моцарта, Сальери садился за фортепиано и под музыку произносил монолог. Это казалось надуманным.
В «Скупом рыцаре» Барон — Остужев был не просто скрягой, а мыслителем, поэтом своей страсти. Актер изумительно читал пушкинские стихи, соединяя глубину философской мысли, психологическую проникновенность и музыкальность. Но полностью овладеть образом Барона артисту помешали неудачный, слишком добродушный, стариковский грим и несколько повышенная нервозность, «заставившая его в излишне быстром темпе провести вторую половину знаменитого монолога в подвале». Бриллиантов — герцог, Березов — Альберт играли неудовлетворительно. Корреспондент возмущался: «Читают стихи они плохо, двигаются неуклюже (чего стоит взмахивание руками герцога)».
Еще слабее была постановка «Каменного гостя». Вот пример. После убийства Карлоса Дон Гуан говорил: «Вставай, Лаура, кончено». И внезапно зрители начинали смеяться. Происходило это потому, что Лепштейн произносил слова самым обыденным тоном, спокойно и деловито вытирая шпагу.
В третьей картине Дон Гуан прятался за статуей Командора. Когда Дона Анна уходила, он выпрыгивал из засады, а зрителей вновь одолевал смех. Объяснение с Донной Анной напоминало сцену Хлестакова с городничихой, и спектакль из трагедии превращался в комедию и даже в водевиль.
С гораздо большей ответственностью отнесся театр к постановке «Бориса Годунова». Незадолго до премьеры члены постановочного коллектива высказали свое мнение о пьесе и предстоящем спектакле.
Режиссер К. П. Хохлов рассматривал трагедию как произведение романтическое, в основе которого лежит серьезная политическая тема. «Сам Пушкин смотрел на свою пьесу как на трагедию политическую». Меньше всего оснований, утверждал режиссер, считать «Бориса Годунова» исторической хроникой. Значительно углубляя в сравнении с Н. М. Карамзиным трагедию Бориса, Пушкин показывает ее именно как трагедию политического деятеля, который не смог организовать отпор интервентам, ибо находился в социальном одиночестве. Пушкин отмечал разобщенность народа и царя, показывая, что это две враждебные силы.
Академик архитектуры В. А. Щуко, оформлявший спектакль, писал, что если «исключительный текст пушкинских стихов “Бориса Годунова” обязывает поднять все оформление спектакля как бы на особый пьедестал, то наряду с этим каждая из картин должна быть проста, реальна и тем самым доходчива до зрителя».
В соответствии с концепцией режиссера, композитор С. Н. Василенко вводил музыку только там, где она была необходима по ходу действия: играл военный оркестр, били куранты. Музыка звучала во вступлении, чтобы воссоздать, по выражению композитора, «мрачный туман, окружающий будущее царского трона». Здесь были использованы подлинные церковные мелодии времен царя Фёдора Иоанновича. Музыкальный ящик воспроизводил французскую мелодию XVII века. Когда Самозванец выходил из собора, звучала мощная органная прелюдия. В сцене «У фонтана» из окон замка доносились мелодии ноктюрна и гавота. И, наконец, в сцене одевания Марины ее камеристка напевала романс.
Исполнитель роли Бориса М. Ф. Ленин рассказывал, что он стремился показать прежде всего преступную совесть царя, пропасть между царем и народом. С одной стороны, Борис ничего не хотел знать о подлинных страданиях народа, народ же обвинял его в злодействах: в убийстве царевича, отравлении сестры, ускорении кончины Фёдора и даже в смерти жениха Ксении. Борис чувствовал себя во дворце, как загнанный зверь, и каждую минуту ждал, что кто-нибудь нанесет ему удар из-за угла. «Я хотел дать образ не кровавого злодея, а умного царя и страдающего, обреченного на гибель человека. Вот задача, которую я поставил себе, работая над “Борисом Годуновым”».
М. Ленин создал цельный и запоминающийся образ царя Бориса. Он и суровый правитель, и любящий отец. Актер в теплых тонах проводил сцену Бориса с сыном. Стремясь облегчить мальчику трудности учения, делал вид, что изумляется мудрости составителя географической карты. Но и в беседе с сыном, и в разговоре с Басмановым (артист В. Д. Савельев), и в тихих вопросах, обращенных к Ксении, Борис — Ленин как бы прислушивался к тревожным, неумолкающим, все более громким звукам внутреннего голоса. До какой-то степени это даже стало привычным. Но стоило Василию Шуйскому напомнить об Угличе, как царь терял выдержку, и кровь бросалась ему в голову. Образ Бориса был продуман артистом до мельчайших деталей. «Зритель долго будет помнить этого Бориса Годунова, не кровавого злодея, а страдающего человека и умного государя, обреченного на гибель историей».
Самозванца играл Н. Анненков. Он стремился представить человека, у которого эмоции преобладают над рассудком и который прежде всего жаждет насладиться жизнью. Сделаться царем — вот возможность претворить желание в действительность! Актер говорил: «Потом, когда счастье улыбнется Григорию, беспечность и легкомыслие не покинут его». В келье у Пимена, будучи еще послушником Григорием Отрепьевым, он представал не вполне уверенным в себе молодым человеком, мечтающим о славе. Но став «царевичем», сам в себе утверждал то чувство превосходства, которое позволяло ему со всей решимостью бороться за престол. Слабее других была проведена актером сцена у фонтана: в ней Самозванец слишком ослеплен любовью. Но пусть Марина действительно пленила его, — поняв, к чему это может привести, он должен спохватиться. Лжедмитрий всегда расчетлив. Если Марина — «польская змея», то и Самозванец ей ни в чем не уступает.
Если следовать истории, то Марина Мнишек — дочь не очень влиятельного вельможи. У Пушкина она и зла, и коварна, и стремится к власти. Она авантюристка по натуре, мечтает о троне. Е. Гоголева играла Марину в чересчур торжественных тонах, несколько напыщенно и даже риторично. Об этом высказывались многие мастера Малого театра. Высоко оценив эффектность созданного артисткой образа, они в то же время отмечали, что «за красотой и пышностью наряда не чувствуется авантюристки, хватающейся за любую выгодную аферу».
Василий Шуйский в исполнении Н. Яковлева представал расслабленным стариком. Едва ли это было верно. Из истории известно, что Шуйскому еще предстоит бороться с Самозванцем, свергнуть его и самому занять престол. Для этого требуется немало сил. По очень точному определению Пушкина, Василий — «лукавый царедворец».
Убедителен оказался Варлаам, каким его показал А. Зражевский. Это был одновременно хитрый, простодушный и веселый монах, обжора и пьяница. Однако в случае надобности он сразу вспоминал о монастырском уставе.
Артист Н. А. Подгорный, назначенный на роль Пимена, понимал, что перед ним стоит трудная задача — сочетать смирение и величавость монаха-летописца с чувствами страстного человека, прожившего жизнь, полную бурных событий, «для которого все земное не было чуждо, а, наоборот, было им любимо и было им испытано в полной мере».
Работая над «Борисом Годуновым», театр обратил серьезное внимание на подачу стихотворного текста. Не только блестящий пушкинский язык звучал у большинства исполнителей: некоторые актеры, исполнявшие роли поляков, произносили пушкинские стихи с польским выговором. Особенно заметно это было у Е. Гоголевой, игравшей роль Марины, и у Т. Кузнецовой — Рузи. Н. Анненков в роли Лжедмитрия придерживался московского произношения, но, «меняя мелодию речи, умело оттенял, когда он говорил по-русски, а когда по-польски».
Трагедия была поставлена на сцене полностью, за исключением сцены «Равнина близ Новгорода-Северского». Зато постановщик ввел исключенный самим драматургом эпизод «В уборной Марины». В этом эпизоде даже слуги не сомневаются в том, что Дмитрий — самозванец.
Когда раздвигался занавес, зрители видели дворцовый зал. Он был высок и просторен, расписан по-русски, но с использованием византийского орнамента. Падающий сверху луч света освещал пустующий трон.
В польских сценах был показан готический Краков, с латниками, стоявшими в амбразурах, как изваяния. Когда Самозванец беседовал с патером Черниковским, над ними висело деревянное распятие; эта декорация напоминала старинную гравюру. В комнате Марины на задней стене помещался узкий цветной витраж. Критик писал, что «в польских декорациях проглядывал такой эстетизм, которого, пожалуй, не требовала старая хорошая романтическая традиция Малого театра».
Когда вышел спектакль, группа виднейших деятелей Малого театра написала отзыв. В нем говорилось: «Исторически Борис — это олицетворение русской государственности, носитель прогресса, борец с феодальной раздробленностью, борец за объединение Руси».
Тогда из-за чего происходит трагедия? Русь переживает политический и экономический кризис, этим воспользовалась Польша. Отлично понимая, что на боярство и состоятельных горожан надежда слабая, Борис хочет в борьбе с польской шляхтой опереться на народ, но тот его не понимает. Трагически переживает Борис гибель царевича Дмитрия. Этот мотив наиболее отчетливо обнаруживался в трактовке М. Лениным роли Бориса.
Надо сказать, что первые отзывы о спектакле по большей части оказались положительными. Так, М. С. Гус в многотиражной газете «Малый театр» писал: «Оценивать спектакль “Борис Годунов” в Малом театре нужно как значительное явление. Во-первых, разбита легенда о несценичности этой пушкинской трагедии. При всей перегрузке и всех недочетах она смотрится с интересом. Второе завоевание состоит в том, что впервые театр подходит правильно к идейной сути “Бориса Годунова”. И третье: большие актерские удачи в этом спектакле, которые нельзя недооценивать».
Однако при всех достоинствах спектакль все же не имел подлинного успеха. Мало того: к концу представления публика начинала скучать. Пожалуй, самое точное объяснение этому дал критик С. Богуславский. В частности, он писал: «Спектакль в целом идет в эпически спокойных тонах, в несколько замедленном темпе. И эта его “камерность” сказывается также на том, как выявлено лицо народа, отчасти на том, как трактуются отдельные персонажи. Особенно это заметно в приглушении пылкости и страстности “авантюриста”, как назвал Пушкин самозванца». Антракты между картинами иногда сильно затягивались, и тогда в зале зажигали свет. М. Загорский подчеркивал, что это отнимало у трагедии ее непрерывность и стремительность.
Но главной оставалась проблема народа как движущей силы истории.
На просмотр спектакля были приглашены крупнейшие знатоки творчества Пушкина. Один из них, С. М. Бонди, сказал: «Спектакль получился не по-пушкински тяжеловесным, задавленным деталями, чересчур монотонным. <„.> По-моему, медленный темп погубил спектакль.
Театр не сумел поставить массовые сцены. Вместо народа мы видим нескольких людей. Фигуры, нарисованные на заднике, — это не решение проблемы; в течение всей сцены они стояли в одной позе и производили комическое впечатление. <...> Значит, пушкинская ремарка не была расшифрована режиссурой, и, когда опустился занавес, зритель остался в недоумении».
На слабость народных сцен указал Д. Заславский: «Основной недостаток постановки в том, что не показан народ. Народ не только “безмолвствует” в последней сцене, он “отсутствует” во всей пьесе. А между тем он, по сути, главное действующее лицо. Но, не поняв его роли, театр превратил народ в оперных статистов».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25