Если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить.
А. Чехов

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр


Гораздо менее интересной оказалась постановка «Последняя бабушка из Семигорья». Произошло нечто вроде «рецидива» в подходе к репертуару. Малый театр еще не порвал окончательно с традицией брать драматургические произведения только из-за темы, не задумываясь о художественных достоинствах. Пьесу написал романист И. В. Евдокимов. Это был, кажется, его первый и последний опыт в драматургии. Ставил спектакль Н. Костромской, оформлял Н. Меншутин. В спектакле изображалась современная деревня. В центре событий — волевая, деспотичная и религиозная старуха Федосья, приверженка «исконного» уклада. Ей противостояла невестка Марья, женщина своенравная, цельная натура. Марья уходила от мужа к человеку, которого полюбила. Федосья, порицаемая за свой деспотизм не только окружающими, но и мужем, серьезно задумывалась над прожитой жизнью и в итоге принимала трудовую книжку колхозницы, шла на работу в созданный детский сад — нянчить детей, рассказывать им сказки.
Успеха спектакль не имел. В немногочисленных рецензиях хвалили В. Рыжову, игравшую одну из колхозниц и сумевшую вопреки невыразительному тексту создать яркий, убедительный комедийный образ. В статье, напечатанной в «Известиях», сказано: «Колхозники напоминают персонажей из “лапотных” водевилей. Они изъясняются на псевдокрестьянском жаргоне, злоупотребляя несуразно построенными фразами и безграмотными оборотами». Сцена праздника превращалась в дивертисмент, выпадающий из общего замысла постановки.
Роль Марьи исполняла новая актриса Малого театра, Е. М. Шатрова, великолепный мастер комедии, чья игра отличалась легкостью, изяществом, тонким юмором, филигранной обработкой деталей. Она в совершенстве владела искусством вести диалог, особенно со своим постоянным партнером Н. Радиным. Однако, получив слабый драматургический материал, да еще впервые столкнувшись с образом современной крестьянки, актриса растерялась и сыграла эту роль мелодраматично, с чрезмерным психологическим надрывом. Очень сложно шла работа над пьесой И. К. Микитенко «Соло на флейте». Следует положительно оценить тот факт, что Малый театр начал сотрудничать с одним из украинских драматургов. В его комедии «Соло на флейте» звучал смех сатирика, разоблачавшего карьеризм и приспособленчество. В 1935 году в переводе П. Зенкевича пьеса была напечатана в журнале «Театр и драматургия». Сам Микитенко назвал свое произведение «лирико-философской сатирой».
...В молодую и, в общем, здоровую атмосферу института культуры быта проникает карьерист, обладающий даром очаровывать людей, спекулирующий на их слабостях и доверчивости. Он связывается с разлагающимися элементами, вредителями. В конце концов его разоблачают и изгоняют.
Ставить спектакль взялся М. Нароков. 26 февраля 1935 года драматург писал ему: «Дорогой Михаил Семёнович!
Я уехал из Москвы с сознанием Вашей неудовлетворенности второй половиной третьего действия. Но что было делать? Мы перерастаем свои произведения уже в продолжение своей работы над ними. Тянуть с пьесой дальше я считал невозможным по многим соображениям, уж и так я работаю над ней с 1933 года. За это время она достаточно мне надоела. Меня волнуют другие вопросы, другие темы. Одним словом, я жду теперь с волнением одного — увидеть на сцене Малого театра в Вашей постановке образы “Соло на флейте” и начать новый тур поисков творческой радости».
Из письма явствует, что режиссер был не совсем удовлетворен пьесой, требовал поправок, а драматург отказывался их вносить. Но это было еще полбеды. 20 марта того же года Нароков получил от Микитенко новое письмо:
«Я понимаю, что правки мои приходят слишком поздно для того, чтобы успеть их внести в Ваш спектакль, не откладывая дня премьеры. Но что же делать, поправки необходимы, и потому придется премьеру отложить ровно настолько, сколько понадобится времени для исправления некоторых сцен. <...> Поправки в пьесе шли главным образом по линии усиления положительных персонажей, что соответствующим образом уменьшает выпиравшую в прежней редакции роль персонажей враждебных. У Ярчука я снял только некоторые фразы, которые могли бы быть поняты ложно, и кое-что прибавил по линии его социального происхождения. Но роль Вересая значительно усилена. Также роль Натальи, отчасти Убейбатько. <...>
Кроме того, в пьесу введены новые персонажи — рабочие подшефного завода, члены партийного комитета института и показано заседание партийного комитета. <...> В общем, второй акт перестроен основательно».
Далее драматург сообщал: он не может гарантировать, что и этот вариант станет окончательным. Но спектакль был почти готов. Начались генеральные репетиции, а внесение поправок продолжалось, приходилось многое перестраивать, порою даже «корежить». И, естественно, постановка получилась вымученная.
Без успеха прошла пьеса А. Л. Давурина «Семья Волковых», поставленная в 1936 году приглашенным с Украины режиссером Б. А. Балабаном. Слабой была пьеса, слабым оказался и спектакль.
Особое место в репертуаре заняла постановка пьесы Вс. Иванова «Бронепоезд 14-69». Ставя этот спектакль, театр хотел продемонстрировать свою творческую близость к МХАТ, доказать, что оба театра движутся в едином русле.
Приступая к постановке, Л. Волков говорил корреспонденту журнала: «Работая над “Бронепоездом”, мы стремимся учесть опыт Московского Художественного театра и исходя из этого опыта стремимся придать материалу автора более реальное звучание. Весь спектакль пойдет по линии столкновения красных партизан с белогвардейцами».
Автор внес в пьесу некоторые изменения. Для оформления спектакля был приглашен художник М. М. Сапегин. По плану премьеру собирались показать в декабре 1935 года.
В середине декабря многотиражная газета «Малый театр» сообщила, что репетиции подходят к концу, упоминала о встречах участников спектакля с партизанами, с бывшими начальниками бронепоездов. Однако на последних репетициях руководство театра убедилось, что в таком виде выпускать спектакль на публику невозможно. Было принято решение отложить премьеру. Постановка походила на калейдоскоп разрозненных эпизодов и жанровых сцен. Явно недоставало организующей роли режиссера; особенно невыразительными оказались массовые сцены. Оформление М. Сапегина «никак не помогало раскрытию идеи пьесы».
После долгих споров было решено поручить Л. Волкову довести постановку до конца, а работу над оформлением передали Н. Меншутину.
Премьера состоялась только 23 апреля 1936 года, но без особого успеха. Кардинальной перестройки спектакля режиссер осуществить не сумел. Г. Ковров в роли Вершинина, как и на генеральных репетициях, «злоупотреблял стихийностью». Но ему удалось донести до зрителя «кровную заинтересованность Вершинина и всей крестьянской массы в победе Советов».
Артист Ковров, недавно поступивший в Малый театр, ранее долго служил в провинции, потом в Театре МГСПС, театре «Комедия» (бывш. Корша). По фактуре он подходил для изображения героев; в каждом его персонаже была особая значительность. Но вместе с тем он играл довольно однообразно, стремился скорее к внешнему показу, чем к внутреннему раскрытию персонажа. И хотя при первом появлении на сцене его герой привлекал внимание публики, артисту далеко не всегда удавалось сохранить этот интерес до конца спектакля. Так случилось и с Вершининым.
Пеклеванову, каким его изображал А. Васенин, не хватало эмоционального начала. «Слишком механическим, слишком бесстрастным является спокойствие Пеклеванова», — отмечал рецензент «Вечерней Москвы». Светловидов, игравший Ваську Окорока, придавал этому простому, насыщенному народным юмором образу излишнюю крикливость. Что же касается капитана Незеласова, то исполнение Н. Соловьева отличалось чрезмерной истеричностью, заслоняя собой классовую ненависть — главную черту этого персонажа. Среди всех исполнителей спектакля рецензент «Гудка» счел возможным положительно отметить только В. Рыжову, игравшую тетю Надю, и С. Фадееву в роли невесты Незеласова (обе роли — эпизодические).
По справедливости, следует упомянуть еще об одном ярко и убедительно сыгранном персонаже. Это Син Бину в исполнении А. Сашина-Никольского. «Скромный и немногословный китаец совершал героический подвиг просто, как-то незаметно, точно делал самое обыкновенное, привычное дело. Но вместе с тем было очевидно, что Син Бину не внезапно принимал решение принести свою жизнь в жертву общему делу, а постепенно проникался сознанием необходимости этой жертвы. Артист последовательно показывал процесс формирования сознания своего героя, процесс его духовного роста».
Неудачными оказались в спектакле массовые сцены. Рецензент «Вечерней Москвы» отмечал: «Они не приобрели той силы звучания, какую могут получить при серьезной режиссерской работе с каждым участником массовки». Короче говоря, спектакль не пользовался успехом и скоро был снят с репертуара.
Постановка пьесы «Слава» известного поэта В. М. Гусева имела большой общественный резонанс, привлекла множество зрителей, вызвала горячие споры. Ставил спектакль К. П. Хохлов, оформлял П. Г. Оцхели, музыку написал А. А. Голубенцев.
Сразу после генеральной репетиции вышел очередной номер многотиражки «Малый театр», где работник литературной части С. Чекина написала восторженные слова: «Хочется поделиться с товарищами радостью от свежей, бодрой, оптимистической постановки, теплой, насыщенной большой любовью к замечательным сынам и дочерям нашей родины пьесы талантливого поэта В. Гусева».
...Красные полотнища из четырех огромных, на всю сцену, стягов образовывали парадный занавес. «Легкие, воздушные декорации художника Оцхели, дающие на фоне то московского пейзажа, то суровой природы Кавказа только контуры сценической обстановки, призваны подчеркнуть обобщенность характеров пьесы и снять со спектакля налет какой бы то ни было будничности».
На гранитных ступенях, спускающихся к Москве-реке, сидели военный летчик Елена и саперный инженер Мотыльков. За спиной у них виднелся парк культуры и отдыха. Елена и Мотыльков вели любовный диалог.
По радио передают сообщение о горном обвале на Кавказе, лавина угрожает селениям, жизням людей. Лавину необходимо взорвать. Эту операцию вызывается совершить стремящийся к славе, хорошо подготовленный военный инженер Маяк. Но неожиданно комдив Очерет посылает исполнять это сложное задание скромнейшего Мотылькова, и он, рискуя жизнью, взрывает лавину. Он ранен, попадает в больницу, ему делает операцию профессор Черных, и Мотыльков снова готов совершать подвиги.
Что привлекало и к пьесе, и к спектаклю? Прежде всего изображение героизма, готовности людей пожертвовать своей жизнью для блага Родины. Пьеса была написана в стихах, изобиловала длинными монологами, и именно в них раскрывались лирические и героические чувства действующих лиц.
В центре спектакля оказывалась мать Мотылькова, она благословляла сына на подвиг и, понимая, какой опасности он подвергается, тем не менее решительно отстаивала его право на выполнение задания. Эту роль исполняли Е. Турчанинова и М. Блюменталь-Тамарина. О первой из них критик писал: «Она стремилась создать реалистический образ, насыщенный мощным романтическим порывом. Счастливо избегнув сентиментальности, она не преодолела некоторой риторичности монологов». Сама актриса рассказывала: «Я не была глубоко взволнована этим образом. В Марье Петровне я видела как бы преемницу Ниловны из “Матери” М. Горького. Марья Петровна — мать, достойная своих замечательных сыновей. Нежная любовь к детям органически сочетается у нее с горячим патриотическим чувством. <...> Особенно большое внутреннее волнение неизменно вызывал у меня известный патриотический монолог Мотыльковой в конце второго акта. Часто, когда я произносила этот монолог, я с трудом сдерживала слезы:
“И если промчится от края до края Весть, что подходят враги к рубежу,
Я вам сама белье постираю,
В походные сумки его уложу...”»
Актриса признавалась, что читала этот монолог с излишним пафосом, от которого постепенно старалась избавиться.
Глубже, задушевнее играла Мотылькову Блюменталь-Тамарина. Это была хлопотунья, которая искренне волнуется за своих сыновей, тяжело переживает ранение Василия. И когда она читала монолог, то вкладывала в него столько сердечной теплоты, что ей сопереживала вся публика. Как писал критик, «голос ее звучал трогательно, просто, и кажется, что перед тобой не народная актриса, а настоящая советская женщина — мать, провожающая своих сыновей в бой».
Прекрасен был в спектакле Н. К. Яковлев: «Ему удалось создать обаятельный и верный образ старого актера. Он хорошо передавал тот молодой темперамент активного участника жизни, который заключен в этом ветеране сцены».
Но, признавая достоинства пьесы и спектакля, нельзя не отметить и недостатков. Главный из них: известная заданность фабулы, а отсюда — отсутствие подлинного конфликта. Это автору надо, чтобы полетел именно Мотыльков, а не Маяк, и скромность восторжествовала над гордыней. У нас нет никаких оснований сомневаться в способности Маяка справиться с заданием.
Автор утверждает, что за каждым благородным поступком немедленно следует заслуженная награда. И едва семья Мотыльковых в полном составе садится за обеденный стол, комдив Очерет сообщает:
«Правительство просит семью Мотыльковых В Кремль на дружескую беседу». Это придавало спектаклю излишнюю парадность; обычная (хоть и опасная) работа инженера-сапера превращалась в деяние грандиозного масштаба. Рецензент не без ехидства замечал: «Конечно, уж очень наивно выглядит вся эта история с лавиной, которая готова завалить гидростанцию, но по воле автора она зацепилась за скалу и в таком положении ждет, пока прилетят из Москвы герои-саперы».
Надо признать, что такая склонность к гиперболизации была присуща многим художественным произведениям тех лет.
К сожалению, те, кому следовало занять в спектакле центральное место, оказались отодвинутыми на задний план. Созданный Н. Анненковым образ Мотылькова не был лишен искренности и обаяния, но ему не хватало юмора, богатства выразительных средств; он получился каким-то чересчур «правильным». Его невеста Елена в исполнении Н. Белевцевой выглядела излишне сухой, строгой, лишенной женского обаяния, свежести чувств. Критик даже назвал ее «синим чулком».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25