Чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни. При стрельбе нужно целиться выше цели.
Ф.Кафка

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Этот спектакль памятен целым рядом прекрасных актерских работ. Роль адвоката Дубравина исполнял М. Климов. Как отмечал исследователь его творчества, он «убедительно передавал адвокатское пустозвонство Дубравина, его беспринципность и приспособленчество». Во второй части спектакля он пытался сохранить прежнюю авантажность, но зрители видели, что он растерян, поблек, судорожно цепляется за старое, но готов приспособиться к новому. Теперь он становится смешным и жалким.
Его жену играли А. Яблочкина и Е. Турчанинова. Об этой роли Турчанинова писала: «Дубравина — актриса, и поэтому ее образ представлял для меня интерес особый. Это актриса буржуазного типа, для нее искусство — лишь средство к достижению своих узкоэгоистических целей. Она, конечно, не задумывается над общественной значимостью искусства, не любит его настоящей любовью. Театр для нее — лишь средство для удовлетворения мелкого тщеславия». Актриса особенно подчеркивала равнодушие Дубравиной: ее волновало лишь то, что так или иначе затрагивало ее мещанское благополучие. Даже материнская любовь была ей знакома в основном по театральным постановкам. Она млела возле своего любовника, ничтожного человека и актера, и впадала в панику, когда выяснялось, что ему угрожает опасность. Турчанинова играла эту роль обличительно, остро, но не отходя от жизненной правды, присущей творчеству Малого театра.
В той же манере, но несколько мягче играла и А. Яблочкина. В ее изображении Дубравина была избалованной и капризной женщиной, просто не понимающей, что кто-то, кроме нее, может страдать, вызывать сочувствие. В рецензии на спектакль критик отмечал: «Народный артист Климов в роли адвоката дает законченный портрет “рыцаря фразы”. Его жена (Яблочкина), друг адвоката (Головин) — люди политического убожества, люди без убеждений, люди карточного стола и желудка... Великие Октябрьские события, потрясшие мир, мало изменили этих людей.
Без особенных потрясений Дубравин и его жена пережили конфликт собственных детей».
Зрители высоко оценили искусство С. Кузнецова в роли Геннадия Дубравина. П. Марков писал в газете «Правда»: «Кузнецов играет деградирующего поручика Дубравина с замечательной остротой внутреннего и внешнего рисунка». Очень скупая на похвалы В. Пашенная говорила: «Вся его внешность — и глаза, полные испуга, и дрожащие руки, и подлая трусость мерзкого отщепенца — все было незабываемо в исполнении Кузнецова».
Особенно хорош был Кузнецов во той части спектакля, когда, вернувшись из эмиграции и якобы раскаявшись, он появлялся в родительском доме. У него дрожали руки и слегка тряслась голова, было видно, что этот человек все время находится на грани истерического припадка. Но в нем не переставала кипеть обжигающая ненависть к революции, и именно эта ненависть оборачивалась то пафосом, то низостью.
Великолепно играла в третьей части В. Пашенная. Она показывала, как трудно Ирине, этой влюбленной в романтику женщине, понять будни революции, тот героизм, который в них заключен. Сдерживаемый силой воли темперамент всегда отличал игру этой замечательной актрисы.
По общему мнению, убедителен был Н. Рыбников в роли председателя ревтрибунала Штанге. Актер большой нервной силы и драматического подъема, Рыбников показывал чекиста Штанге много размышляющим о людях и их будущем. Ю. Соболев так оценил это исполнение: «Вот образ “совести революции”, который блестяще и убедительно раскрыт в скупых и четких формах». Артист А. Васенин удачно исполнил роль старого большевика доктора Ямпольского.
К сожалению, недостоверно выглядели на сцене рабочие: слесарь трамвайного парка — артист А. Истомин, Кузьма Порываев — артист И. Соловьев.
В 1936 году «Огненный мост» перенесли в филиал, где спектакль по мизансценам Л. Прозоровского возобновил Б. Никольский.
В связи с этим критик писал: «Театр облегчил декорации и дает спектакль в сукнах, плюс некоторые элементы обстановки, главным образом те, которые помогают сохранить старую планировку... Почему рабочий зритель таганского филиала должен смотреть “уцененное издание” спектакля — непонятно. Непонятно также, почему необходимо было заставлять новый состав исполнителей до мелочей копировать первых участников спектакля. В результате спектакль пестр и неравноценен на всем своем протяжении».
К сожалению, в 1930 году положение с советским репертуаром обстояло хуже. Ни один спектакль, поставленный по пьесе советского автора, не стал хоть сколько-нибудь заметным художественным явлением.
«Ледолом» В. М. Чуркина был посвящен становлению новой деревни, но и пьеса, и спектакль, поставленный Н. Поповым, оказались далеки от совершенства.
«Вьюга» была написана М. В. Шимкевичем и поставлена театром под непосредственным впечатлением недавно закончившегося процесса вредителей, действовавших в Донбассе. Как утверждал критик, «вредительство и энтузиазм строителей, умирающий мещанский быт и подчинение личного общественному, классовому составляло существо спектакля». Но язык пьесы был невыразителен, действующие лица выписаны схематично.
...Инженер-коммунист Воронов строил плотину на Волге. Его окружали самые различные люди, от энтузиастов-строителей до вредителей, готовых разрушить возводимое сооружение. Жена Воронова — коммунистка Золкина — эгоистична, занята только самоутверждением.
Воронов становится жертвой склоки и клеветы, даже рабочие выступают против него, упрекая за излишнюю требовательность. А Золкина оказывается заодно с «бузотерами». Воронов с ней расстается. Преодолевая все трудности, он доводит строительство до конца. Золкина понимает правду мужа, раскаивается в своих действиях и возвращается к нему, но гибнет от руки вредителя. Пьеса заканчивается призывом: «Будь начеку».
Режиссура И. Платона и Л. Прозоровского была попросту беспомощной. Рецензент утверждал, что массовые сцены организованы откровенно плохо. «Это лишало пьесу того необходимого колорита, каким должно было быть окружено каждое произведение, посвященное социалистическому строительству». Грандиозность строительства не ощущалась и в оформлении художника В. П. Киселёва. Рецензент отмечал: «Впечатление исправляется только удачно введенными кадрами кино». И хотя в этом спектакле не складывался присущий Малому театру ансамбль солистов и каждый исполнитель играл сам по себе, меньше всего думая о партнере, актеры в какой-то мере способствовали успеху спектакля.
С подкупающей непосредственностью сыграл В. Ольховский роль Воронова. Этот персонаж отнюдь не лишен недостатков, может быть грубоватым и резким. Но делу отдается так, что становится очевидным: он во что бы то ни стало доведет его до конца. «Ольховский сумел показать Воронова без всякой ходульности».
Радовала игра В. Обуховой в эпизодической роли физкультурницы Ивановой. Привлекал оптимизм молодости, сознание, что жизнь развивается и вместе с ней совершенствуются люди.
В роли инженера Белосельского, вставшего на путь вредительства, выступил М. Климов. Он играл обманутого мужа, и зачастую эта тема выдвигалась на передний план. Но, как большой актер, Климов сумел показать и обывателя, мечущегося между вредительством и честной чиновничьей службой, который стал вредителем в значительной степени не по убеждению, а из-за беспринципности.
В целом же изъяны пьесы и режиссуры не позволили спектаклю стать заметным явлением в истории театра.
Столь же неинтересна была постановка слабой пьесы Ю. В. Болотова «Горячие будни» (режиссер Н. Попов, художник А. Арапов).
В пьесе рассказывалось о том, как пьяница-рабочий, уволенный с завода, осознал свои ошибки, стал ударником и мастером. Параллельно, почти не соприкасаясь с главной темой, шел рассказ о жене рабочего, связавшейся с кулаком, и рассказ о жене инженера, сбежавшей с любовником от мужа в столицу.
Как писал Б. Н. Толмазов, тогда начинающий критик, ставший впоследствии известным актером и режиссером, «театр Сафонова своей постановкой еще более углубил и усугубил ошибки автора, скатившись к излишнему утрированному психологизму и отняв этим у пьесы и без того бледное и испуганное социальное лицо и оставив лишь кумачовую окраску заголовка».
Особенно неудачной оказалась концовка спектакля, выполненная в духе бездарных агиток. Здесь были речи, песни, рабочие носили по цеху огромную кузнечную кувалду. Добродетель торжествовала, порок был наказан, но все это не слишком впечатляло.
В спектакле были заняты Н. Яковлев — инженер, А. Остужев — перековывающийся рабочий, М. Ленин — директор. За счет своей органики актеры в чем-то даже казались убедительными, но в то же время сказывалось очевидное незнание ими той жизни, которую они изображали.
Новаторство спектакля заключалось в том, что впервые в Малом театре художник Арапов воздвиг на сцене заводской цех. Это говорило о стремлении театра изобразить ранее для него не доступные жизненные явления.
Пьеса Б. Ромашова «Смена героев» рассказывала о процессах, происходящих в провинциальном театре. Постановка получила негативную оценку. Далеко не всегда склонный к самокритике, драматург через несколько лет после премьеры признавался: «В пьесе имелись крупные недостатки, хотя тема была чрезвычайно актуальна. Многие образы страдали схематичностью». Не понравился Ромашову и спектакль: «Общий тон постановки (режиссер М. С. Нароков) меня не удовлетворял, — все как будто было тщательно продумано, но лишено необходимой остроты и полемичности; местами спектакль впадал в натурализм. Много здесь было от недостатков пьесы».
Если говорить о главном пороке и пьесы, и спектакля, то определим его как «заданность». Решив обосновать свою концепцию, драматург, а за ним и театр так лепили образы, что каждый приводил определенные доводы, необходимые в данном случае для доказательства той или иной мысли. Действие разворачивалось в одном из провинциальных театров; работающие в нем актеры постепенно сбрасывали оковы буржуазного индивидуализма, но давалось это им не без труда.
П. Марков так характеризовал пьесу: «Ромашов не оправдал ожиданий... Переоценив значение подробностей и деталей, он пал жертвой поверхностной наблюдательности.
Здесь много точных наблюдений. И суета за кулисами при приезде начальства, и то, как за сценой устраиваются шумы. Ромашов видит разрозненную цепь явлений. Он лишен дара синтеза, и его наблюдательность случайна, его пьеса не имеет ни документальной ценности, ни обличительного пафоса, ни строгой рассекающей жизнь мысли». Драматург стремился к театральным эффектам, к внешне занимательным диалогам. Театр, который он изображал, не имел художественного руководителя, многие актеры были халтурщиками и склочниками. Положительные герои впадали в резонерство; они-то и казались наименее убедительными. Как отметил тот же П. Марков: «Положительные и благородные герои старых комедий снова пришли на сцену для того, чтобы произнести пачку монологов о пользе ударных бригад, о работе кружков».
В связи с этим спектаклем не появилось, кажется, ни одной положительной рецензии. О. Литовский писал: «Никакой смены героев в пьесе нет. Автор не понимает, что “смена”, действительно происходящая в советском театре, вовсе не означает смены актерских поколений, а идеологическое перевооружение, при котором старый актер может оказаться ближе нам, чем молодой».
Режиссер М. Нароков поставил спектакль тщательно и добросовестно, в плане бытовой психологической драмы, даже не пытаясь хоть как-то исправить недостатки самой пьесы. И на этот раз в какой-то степени спектакль был спасен актерами.
В центре действия оказался актер на амплуа героев Рощин, художник в высшей степени талантливый, но заботящийся только о собственном успехе, не желающий считаться с коллективом. Эту роль играли П. Садовский и Ю. Юрьев. Садовский признавался: «Драматургом роль Рощина не развернута, и мне, как актеру, в ней почти нечего делать». Индивидуалист Рощин без уважительной причины отказывается играть спектакль, готов сорвать премьеру. Но этого ему сделать не удается: его заменяет другой актер, молодой и сознательный. Рощин не верит в школу, он признает только порыв, вдохновение, противостоит новому репертуару, коллективизму. Но в результате примиряется: «Я считал мой талант выше политики, выше всего, я прожигал свои дни. Все идеи были мне одинаково близки, я спотыкался, я падал, я считал, что звание артиста дает мне право презирать всех. Теперь я вижу, как я был глуп и наивен. Вы показали мне это. Маски долой! Покажите наши лица без грима, и, может быть, Александр Рощин окажется не так одинок».
Садовский показал несдержанность Рощина, его взрывной темперамент, особенно в той сцене, где он едва не убил жену. В исполнении Садовского становилось очевидным, что Рощин очень талантлив. По ходу действия он вдохновенно читал монолог Гамлета. «Садовский превратил резонерствующего Рощина в образ живой и полнокровный, с горячим сердцем и ореолом “гения и беспутства”».
Рощин в исполнении Ю. Юрьева отстаивал в первую очередь не свои художественные принципы, а положение в труппе. Он просто закрывал глаза на все новое, отвергал его, как говорится, с порога. Он не столько болел за искусство, сколько боялся утратить статус премьера.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25