Есть пятьдесят способов сказать "да" и пятьдесят способов сказать "нет", и только один способ это написать.
Джордж Бернард Шоу

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Одна из проблем, затронутых в пьесе, — участие интеллигенции, прежде всего технической, в социалистическом строительстве. Напомним, что с 18 мая по 5 июля 1928 года в Москве проходил так называемый Шахтинский процесс, слушалось дело контрреволюционной вредительской организации в Донбассе. Группа инженеров, связанных с прежними хозяевами, противодействовала восстановлению и дальнейшему развитию угольного бассейна. Так или иначе данное событие нашло отражение в пьесе.
С другой стороны, советская общественность все большее внимание уделяла вовлечению женщин в производственную и общественную деятельность. И это также входило в круг проблем спектакля.
Пьеса была написана по заказу театра, ее премьера состоялась 15 декабря 1928 года.
Первыми в перечне действующих лиц автор назвал Алексея Васильевича Грушина и его жену Веру Михайловну, но при этом заметил, что «чета эта — не центр пьесы как драматического целого. Такого центра, того, что принято называть стержнем, в пьесе нет. Она движется многоколесным механизмом — Хряпухиными, Ипполитами, Лебедкиными — дельцами и оборотнями, которых достаточно в жизни».
Таким образом, драматург строил пьесу по полифоническому принципу, стремясь раскрыть процессы, происходившие в жизни. Но это ставило дополнительные трудности перед режиссером, особенно таким неопытным, как Владимиров. Беседуя с корреспондентом журнала, он говорил: «Перед нами не бытовые образы, а экстракты социальных образов. Последнее определило и задачу театра. Он не стал на путь бытовизма; в рамках реалистической игры и сценической формы он идет путем обобщений. Преодолевая и перерабатывая бытовой материал, актер должен был определиться на внутренней силе образов, стремясь сделать их предельно содержательными и театрально выразительными. Этой задаче помогает и конструкция художника Левина. Она рельефно подает актера, аккомпанируя ему четкостью своих пропорций».
Однако высказывания Владимирова сводились скорее к области пожеланий. На самом деле его постановку можно определить как типично актерскую в том смысле, что он не предложил никакого общего решения спектакля. Все свои обязанности он ограничил репетициями с отдельными актерами, но не сумел свести их в ансамбль и не предложил актерам действовать в соответствии с художественным планом всей постановки. Впрочем, такого плана и не существовало.
Уже в первой информации о спектакле, появившейся в «Красной газете» в день премьеры, говорилось: «В режиссерском отношении спектакль малоинтересен». Вдобавок основные сообщения спектакля о вредительстве в Донбассе оказались ложными.
Скоро разразился скандал. В газете «Вечерняя Москва» (№ 226 за 1928 год) появилась заметка «Своя рука владыка». Там говорилось, что В. Владимиров, не являясь режиссером, не имел ни морального, ни художественного права браться за постановку. Правда, специальная комиссия, избранная на общем собрании сотрудников Малого театра, с заметкой не согласилась; за постановщика вступился драматург в журнале «Новый зритель». Однако и в самом театре, и вне его утвердилось твердое мнение, что спектакль провалился и виноват в этом Владимиров. К его чести скажем, что в Малом театре он больше за постановки не брался.
Автор, а за ним и режиссер полагали, что спектакль должен разоблачить мнимый героизм и индивидуализм одиночки, противопоставляющей себя коллективу.
Вера Михайловна и ее товарищи-коммунисты выступали против вредителей, обывателей, бюрократов, стремившихся скрыть свои подлинные лица. Однако, как писал рецензент, Тренёв «загромоздил комедию огромным количеством эпизодических фигур, выдумывая для них побочные темы, создавая параллельные интриги, и в результате утопил в них свои основные мысли и темы, тем более, что сделаны эти жанровые сценки и эпизоды куда сильнее центральных. Режиссура могла бы хотя бы в некоторой степени исправить это положение, но она пошла за автором, не сделав никаких попыток уравновесить эти неравноценные части пьесы и тем самым поднять общий тонус спектакля. К тому же исполнители эпизодических ролей (Кузнецов, Массалитинова, Рыжова, Васенин, Сашин-Никольский и другие) играли значительно лучше центральных отчасти и потому, что в их распоряжении куда более благодарный и интересный материал».
Критик Н. Волков назвал пьесу грудой сырого материала. Он писал: «В пьесе есть два соревнующихся завода, но нельзя понять, что же они изготавливают... Завод “вообще”, машина “вообще” — из этого, конечно, еще не может вырасти реалистического произведения».
Художник М. 3. Левин предложил конструктивное оформление. На сцене возвышались два дерева без листьев, но зато украшенные флагами. На сценическом круге по сторонам садовой дорожки стояли скамейки. Сзади виднелся дом, не похожий на обычное жилье, а какой-то подчеркнуто конструктивистский. Волков справедливо полагал, что дорожка «исчерпывала» себя в первом акте, далее она становилась «декоративной отпиской». Неубедительны были дом и в еще большей степени клуб с двумя уныло торчащими голыми деревьями. И. Ю. Соболев отмечал, что художник Левин мало помог спектаклю. «Его изысканная установка, абстрактная и сухая, кричаще противоречила чисто жанровым сценам».
Сильнейшей стороной спектакля было музыкальное и выразительное звучание текста. Что же касается мизансцен, то Владимиров выстроил весьма примитивные. Исполнители главных ролей (П. Садовский и В. Пашенная) не располагали достаточным материалом для превращения своих героев в типы. Неудачу Садовского в роли Грушина признал его биограф С. Кара-Мурза. «У автора фигура Грушина расплывчата и бесхребетна. С одной стороны, он талантливый и энергичный инженер, конструктор новых станков, с другой — совершенный политический младенец и просто недалекий человек, путающийся в самых примитивных вещах. Садовский стремился оживить и конкретизировать эту чрезмерно схематическую фигуру, очеловечить ее. И не его вина, если образ Грушина все-таки оказался отвлеченным и малоубедительным».
Роль Грушина играл также Н. Рыбников. «Внешний облик, манера речи, движения — все сделано Рыбниковым очень мягко, и чем мягче, тем расплывчатее — до того расплывчато, что Грушина в спектакле почти не видно».
Вера Михайловна — В. Пашенная была одета в строгое простое платье, гладко причесана и постоянно носила портфель. Говорила она главным образом о заседаниях, комиссиях, женском равноправии, но изъяснялась трюизмами. Критик писал: «Все эти ставшие штампами чисто внешние приемы никак не убеждали зрителя».
Среди эпизодических персонажей выделялся М. Климов в роли секретаря учреждения Меринова. Особенно убедителен он бывал, когда находился в канцелярии. Произносимые им фразы звучали как-то деревянно, словно эти звуки издавала машина. И когда Меринов — Климов провозглашал: «Товарищи, не нарушайте работу аппарата», — «казалось, что именно себя имеет в виду этот бюрократический механизм, в совершенстве овладевший несколькими удобными для него и ни к чему не обязывающими фразами». При этом артист тонко подчеркивал обреченность своего канцеляриста; поэтому «в Меринове — Климове даже в моменты его высшего упоения своей властью жили тщетно скрываемые растерянность и испуг перед жизнью, поэтому слова, обращенные к жене: “Держись, Лапочка, за старое”, — звучали в его устах как крик утопающего».
Убедителен был Н. Костромской в роли рабочего. «Его Кириллыч впервые со сцены Малого театра зазвучал и по внешнему рисунку и по трактовке внутренней по-настоящему. То же следует сказать о Ржанове в роли рабочего Орешкова».
Привлекала внимание мечтательная и хозяйственная Липочка, в исполнении В. Орловой. Ее чрезмерная хозяйственность свидетельствовала о мещанской ограниченности. Меньше удалась роль Баррикадного артистам В. Мейеру и В. Ольховскому: оба выделяли только одну черту — наглость, точнее циничное нахальство. Это определяло все поведение Баррикадного. Но при помощи одной-единственной детали полноценный образ создать нельзя, и из спектакля, по словам И. Крути, тем самым «выпадала одна из стержневых ролей».
С сожалением приходится констатировать, что спектакль в целом оказался неудачным.
Большие споры вызвала постановка пьесы Б. С. Ромашова «Огненный мост». В журнале «Современный театр» была напечатана подборка выступлений рабкоров. Один из них писал: «Необходимо, чтобы “Огненный мост” видели массы рабочих и особенно работниц, наравне с которыми также должны посмотреть “Огненный мост” и ответственные работники, где они увидят, как не нужно забывать борьбы с еще не умершим классовым врагом».
К моменту, когда Малый театр принял к постановке «Огненный мост», Б. Ромашов был одним из наиболее известных советских драматургов, автором повсеместно идущих пьес: «Федька-есаул», «Воздушный пирог», «Конец Криворыльска». Он постоянно обращался к современности, более того, всегда выбирал наиболее злободневные и острые проблемы.
«Огненный мост» — своего рода обозрение, история жизни семьи адвоката Дубравина на протяжении довольно долгого времени. Первые сцены, которые, по мнению критика, «оставляли более яркое и сильное впечатление, чем финальные эпизоды», изображали первые дни Октябрьской революции. Красная гвардия вела
овладеть Московским Кремлем, где засели юнкера и офицеры. Один из руководителей революционного отряда Хомутов тяжело ранен. Ирина Дубравина скрывает его в своей комнате. Ее брат — юнкер Геннадий Дубравин — требует выдать классового врага, но Ирина ему отказывает наотрез.
Действие второй части происходит на глухой железнодорожной станции, вблизи Конотопа. Идет гражданская война. Красные отряды взяли в плен белого офицера Геннадия Дубравина. Сестра его теперь работает в ревтрибунале Красной Армии. Несмотря на мольбы брата, она решительно отказывается ему помочь. Но Геннадию все же удается бежать из-под стражи.
Третья, основная, часть драмы происходит после окончания Гражданской войны. Адвокат Дубравин приспособился к новым порядкам: он трудится в советском учреждении и даже кое в чем согласен с Советской властью. Хомутов стал директором завода и целиком отдался работе. Его жена Ирина переживает тяжелое время; ей кажется, что из жизни ушла романтика; она не может смириться с наступившими буднями, а тут еще тяжелая болезнь ребенка... И когда из-за границы возвращается ее брат, она протягивает ему руку помощи, дает приют. Но целью Геннадия являются диверсионные и террористические акты. Он крадет со стола Хомутова чертежи строящегося завода, чтобы взорвать его.
На заводе праздник по случаю пуска нового цеха. В это время приходит известие, что в Москве арестована группа вредителей-террористов. Хомутов подозревает, что им помогала его жена. Она рассказывает мужу всю правду.
«Гудят гудки нового цеха. Трудовая мелодия слагает гимн народу, Ирина найдет в этом будничном творчестве запас того же энтузиазма, который наполнял ее душу в дни героических боев за Октябрь». Вспоминая музыкально-шумовой монтаж, сделанный П. Ипполитовым, критик утверждал, что он был «хорош, отдельные разрозненные звуки в конце спектакля соединялись в мощную симфонию завода, пускающего новый цех».
Ставил спектакль Л. Прозоровский, оформлял А. Арапов.
Драматург Б. Ромашов четко сформулировал замысел пьесы: «Тема пьесы — романтика и будни революции. Ее героиня — интеллигентка, приемлющая революцию как личный подвиг и оказывающаяся в тупике на фронте мирного строительства. Ее герой — профессиональный большевик, умеющий переключать энергию в план борьбы, в пафос строительства.
Зерно пьесы — в конфликте между этими людьми после многих лет борьбы и страданий бок о бок. Беспомощная романтика побеждена трезвым реализмом.
Образ белоэмигранта, возвращающегося на родину после долгих скитаний, вносит в партитуру пьесы тему отчаяния погибающего класса, пытающегося мстить истории».
Прозоровский, как он сам говорил, не стремился к экспериментам. «Главная цель режиссера — сделать спектакль как можно более понятным, а это значит доходчивым для масс, не роняя его художественного уровня».
Драматург был очень доволен постановкой: «Прежде всего меня поразила необычайная внимательность и бережность в отношении к авторскому слову, тексту пьесы, которая проявлялась не только режиссером спектакля Л. М. Прозоровским, но и всеми артистами, занятыми в спектакле».
Художник предложил оформление, максимально близкое к реальной действительности. Спектакль начинался в доме Дубравиных, на сцене — большая комната с антресолями, на которые вела широкая лестница, застеленная ковром. На переднем плане стоял стол, за ним располагались гости и хозяева. Все в этой комнате было роскошно, но безвкусно. Для сцены на железнодорожной станции конструктивная установка оставалась та же. Наверху помещался начальник станции, внизу находились пассажиры. Кабинет Хомутова являлся той же большой комнатой, но в нем на переднем плане стоял письменный стол, а в глубине два маленьких стола и полка с книгами. На стене висели планы строительства и портрет В. И. Ленина.
Со вниманием отнесся художник и к костюмам.
Во все черное была одета В. Пашенная — Ирина, элегантностью отличался Геннадий, которого играл С. Кузнецов. На Н. Рыбникове — начальнике особого отдела Штанге — была надета шинель, поверх нее плащ, на голове — шапка-ушанка. К ремню приторачивалась планшетка.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25