Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актеров.
Василий Ключевский.

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛОЖЕНИЯ ТЕАТРА
1928-1933


После смерти А. И. Южина театр потерял признанного художественного лидера. Южин ясно представлял, в каком направлении должен развиваться театр, и авторитет его был очень велик. Напомним, что еще при жизни Южина директором театра стал В. К. Владимиров.
Придя в театр, он особое внимание обратил на произведения советских авторов. Так, в значительной степени благодаря его усилиям состоялась постановка пьесы «Любовь Яровая», что весьма подняло престиж театра и среди актеров, и в Наркомпросе, и у театральной общественности. Художественно-политический совет театра на заседании 17 июня 1926 года вынес решение: «Принимая во внимание, что наличный репертуар вряд ли может быть осуществлен полностью, Художественно-политический совет находит, что возможное сокращение должно происходить за счет исторических и иностранных пьес с сохранением пьес, отражающих современность».
В журнале «Современный театр» Владимиров мог прочесть касающиеся его строки: «Если он сумел в идеологическом отношении сдвинуть Малый театр с мертвой точки, на которую он встал три года назад, в труппе имеется полная уверенность, что и в художественном отношении, при постановке пьес, он сумеет проявить должный вкус, подлинный такт и найдет ту среднюю линию в деле режиссуры, которую не могут провести, при всей их талантливости и опыте, представители крайних течений и режиссуре». (Речь шла о Станиславском, Мейерхольде, Таирове. — Ю.Д.)
Во Владимирове видели не только администратора, но и талантливого, стоящего на самых правильных позициях режиссера, каковым он по существу никогда не был.
Помимо того, что Владимиров занимал пост директора Малого театра, он был ректором Государственного института театрального искусства, членом Центрального комитета профсоюза работников искусств. Он возглавлял советскую делегацию на Всемирном театральном конгрессе в Вене.
Немудрено, что у него «закружилась голова», ему показалось, что он все может сам, не нуждается ни в чьих советах, разбирается в театральных делах лучше всех прочих актеров и режиссеров. А столь завышенная самооценка обычно приводит к тяжелым последствиям. Так случилось и на сей раз.
Прежний директор, Южин, не имел даже отдельного кабинета и принимал артистов в своей артистической уборной. Нравы в театре царили патриархальные. Александр Иванович не только по-директорски, но, как говорится, и по-отечески журил провинившихся артистов или служащих. Разумеется, такое мог себе позволить Южин, вросший, что называется, в театр корнями. Новому директору пришлось наводить новые порядки. Не было ничего дурного в том, что Владимиров оборудовал кабинет. Но обставлялся он с не виданной для Малого театра пышностью, что вызывало ненужные толки. А главное, стенами кабинета Владимиров все больше отгораживался от труппы, теперь даже премьерам было непросто к нему попасть. Устанавливался приказной стиль, не свойственный Малому театру. В результате дисциплина не только не повысилась, но все более падала.
По своим художественным вкусам Владимиров склонялся к бытовому репертуару. Романтическая направленность была ему чужда, даже раздражала. Отсюда неприятие творчества, а затем и личности Остужева и всех последователей этого актера. Остужеву практически не давали играть, хотя каждое его выступление в романтических ролях приносило успех и ему, и театру.
Возможно, с некоторыми преувеличениями, но вообще достаточно точно описал в дневнике положение в Малом театре тех лет один из старейших его актеров, А. В. Карцев. Приведем отрывки из дневника:
«В театре скандалы, склоки. Актеры опаздывают, а иногда и вовсе не являются на спектакли...
27 февраля 1933 года. В два часа репетиция “Сигнала” (“Сигнал” — пьеса С. Поливанова. — Ю.Д.). Больны Добромыслова и Лыткина. Вызвана еще вчера вечером Макарова. Ждали 50 минут. И не пришла, и не известила. Играла совсем больная Лыткина...
21 марта 1933 года. Что будет? Орлов, сотрудник, пришел за пять минут до выхода в “Разбойниках”, последний акт уже шел, прошла моя картина... Платон говорит: “Ну, одевайся...”
27 апреля. Василий Фёдорович Морозов, придя на “Грош” (пьеса А. Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын». — Ю. Д.), не захотел читать свой пролог к пьесе, то есть не стал участвовать и уехал. Его заменил режиссер Платон. Что будет? Ничего...
30 апреля. Ссоры, ссоры, ссоры...
Май 1933. Нароков не пришел на “Холопы” — забыл. Вызывали по телефону. Нароков 26 мая не явился на “Альбину” (“Альбина Мегурская” — пьеса Н. Шапова- ленко. — Ю.Д.). Нигде не нашли его. Спектакль задержали, объявление в публике. Вызвали Ржанова, и внеплановый “Разбойники”...
Какой произвол самодержавия Владимирова, невозможно рассказать. Прибавки, переводы, премирования — все без какого-либо участия общественности».
И тем не менее Владимиров многое сделал для Малого театра. Так, он добился утверждения его статуса, согласно которому театр образовывал «самостоятельную, с правом юридического лица, хозяйственную единицу, действующую на началах хозяйственного расчета и находящуюся в ведении Наркомпроса». Владимиров усиленно хлопотал о том, чтобы театры выплачивали меньше налогов, направляя суммы, полученные от сборов, на постановочные нужды. В результате хлопот его и других заинтересованных лиц Совнарком РСФСР 7 октября 1930 года издал постановление, согласно которому по налогам и сборам, а также по оплате коммунальных услуг театры приравнивались к культурно-просветительским учреждениям, то есть клубам и библиотекам. Это намного облегчало и творческую, и хозяйственную жизнь театров.
В принципе Владимиров был прав, когда боролся за постановки пьес советских авторов. Но, к сожалению, многие произведения, поставленные в эти годы, были художественно слабы, идейно поверхностны, не пользовались успехом у зрителей, и не было оснований для их появления на академической сцене.
За исключением Б. С. Ромашова, в эти годы у Малого театра не сложилось прочного творческого союза ни с одним драматургом. Большинство писателей ограничивали отношения с театром одной пьесой и не давали ему новых произведений. Правда, К. Тренёв после постановки «Любови Яровой» передал театру еще две пьесы, но, к сожалению, они во многом уступали его прославленному творению, а театр ничем не помог драматургу.
Удельный вес классики в репертуаре значительно снизился, к тому же постановки классических пьес приобретали вульгарно-социологический характер.
Штатных режиссеров было трое. Первым, то есть главным, значился управляющий сценическо-постановочной частью И. С. Платон, очередными режиссерами — Н. О. Волконский и Л. М. Прозоровский.
Говоря много о традициях, Платон часто выдавал за них обыкновенную рутину. Всю режиссуру он по преимуществу сводил к элементарной разводке. Когда ставил классическую пьесу, ранее шедшую в Малом театре, то заботился о том, чтобы восстановить внешний рисунок прежнего спектакля, для чего обращался к памяти старых актеров и даже машиниста сцены.
Совсем по-другому действовал Волконский. Ставя классическую пьесу, он считал необходимым изобрести необычные приемы, долженствующие, по его мнению, усилить социальное звучание спектакля. На практике это часто сводилось к вульгарному социологизированию.
У Прозоровского спектакли отличались продуманностью, организованностью, отсутствием постановочных крайностей, кое-какими новациями, но редко поражали художественными находками, бывали скучны и бескрылы.
В течение пяти лет, с 1929 по 1934 год, режиссером Малого театра являлся Н. А. Попов (1871-1949). В молодости, еще в период деятельности Общества искусства и литературы, он сотрудничал с К. С. Станиславским. В 1909 году издал монографию «Станиславский и его значение для современного театра (Опыт характеристики)». В последующие годы Попов работал как режиссер в различных театрах, в 1926-1927 годах был режиссером Большого театра. Наряду с режиссурой Попов много занимался научной работой, изучал деятельность народных театров, особое внимание обращал на постановки феерий и народных гуляний.
Освоив некоторые принципы системы Станиславского, прежде всего ее терминологию, Попов постоянно пользовался ею во время репетиций, что давало основание считать его одним из представителей школы Художественного театра. В то же время он заботился, чтобы в поставленных им спектаклях, особенно комедийных, присутствовали фарсовые, даже буффонные приемы, заимствованные у балагана. В целом спектакли, поставленные Поповым, не имели ярко выраженной идеи, распадались на ряд эпизодов и, несмотря на режиссерские ухищрения, были скучны, сценически невыразительны.
Большие надежды возлагали на К. П. Хохлова, который вступил в труппу Малого театра в 1931 году. Ученик А. П. Ленского, он в 1908 году окончил Московское театральное училище и тогда же стал актером Московского Художественного театра, где сыграл ряд ответственных ролей. Работал под руководством К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. В 1921 году Хохлов перешел в петроградский Большой драматический театр, где осуществил свою первую режиссерскую работу: поставил «Юлия Цезаря» Шекспира. В этом театре, а позже в Ленинградском академическом театре драмы Хохлов ставил как современные, так и классические произведения, заботясь об усилении их социального звучания. В 1920-е годы он увлекся экспрессионизмом, и главной темой для него стали распадение и гибель личности в условиях буржуазного общества. В то же время, воспитанник школы Малого театра, сотрудник МХАТ, он очень высоко ценил актерское искусство, заботился, чтобы в спектакле был заметен каждый исполнитель. Постановки Хохлова отличались организованностью, четкостью, часто до педантизма, подчинением всех компонентов определенной идее. Станиславский так писал о нем в 1932 году: «У других, как, например, у Хохлова, форма не создает полной кувырколлегии, но лишь перевешивает настолько, что мельчит сущность и придает ей иное значение. Иногда сущность подавляет и закрывает форму. Это, конечно, неправильно, но при теперешних условиях, когда совсем забыта сущность, на это жаловаться не приходится».
В 1931 году в театре начал работать еще один режиссер — Б. И. Никольский (1892-1962). Сын оперного певца, в 1918 году он поступил в Малый театр во вспомогательный состав, но когда началась гражданская война, добровольно пошел в Красную Армию. По окончании войны работал в Московском театре юного зрителя, в Центральном театре Красной Армии2, откуда перешел в Малый театр. Был здесь вначале ассистентом режиссера, помогал Прозоровскому и Хохлову. В результате добился права на самостоятельные постановки, из которых одна — «Правда — хорошо, а счастье лучше» — вызвала настоящую дискуссию. О ней речь впереди. В большинстве работ Никольский ограничивался разводкой действующих лиц по мизансценам: режиссер заботился, чтобы актеры на сцене не мешали друг другу.
Конечно, в предыдущие годы, когда в Малом театре работал А. Санин, режиссура была интереснее. Теперь, рядом с постановками К. Станиславского, Вл. Немировича-Данченко, В. Мейерхольда, А. Таирова, Е. Любимова-Ланского, А. Попова, А. Дикого и других талантливых режиссеров, опыты И. Платона, Л. Прозоровского, Н. Попова казались невыразительными.
Ставили спектакли и некоторые актеры, в частности Н. Костромской и М. Нароков. Кроме того, в театре числились товарищ режиссера С. Ланской (он также иногда ставил спектакли) и вторые режиссеры (сейчас их назвали бы ассистентами режиссера) — И. Толокин и А. Нежданов.
Положение в Малом театре складывалось сложное, с каждым месяцем между Дирекцией и актерами назревал все более очевидный конфликт. Выступая в 1930 году на Художественном совете, М. Ленин высказал мнение, близкое большей части труппы. Он говорил: «Итак, во-первых, репертуара нет. Во-вторых, нет и дружного во взглядах коллектива, есть группировки, есть лагери. В-третьих, нужно отметить отсутствие хорошего политического руководства... Все, что делается в театре, есть дело рук В. К. Владимирова, который сказал себе однажды ошибочно: “Малый театр — это я”. А отсюда пошли все качества и все последствия.
Группа актеров в целом ряде моментов расходилась с Н. О. Волконским в понимании комедии “Горе от ума” и протестовала против такой интерпретации (классических пьес. — Ю. Д.). Каковы же в итоге результаты этого обращения в Дирекцию?
Следующая новая постановка классической пьесы, любимой труппой, “Горе от ума”, очевидно, в ответ на этот протест, была поручена Волконскому».
Попытка хоть немного разрядить обстановку путем назначения на должность заместителя директора Е. Н. Ванеевой результата не дала. Дело зашло слишком далеко, и 2 октября 1933 года Владимиров был освобожден от должности директора Малого театра. Он уступил место известному в те годы театроведу С. И. Амаглобели.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25