Драматург вовсе не обязательно должен знать людей; он должен их чувствовать.
Элиот

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Артист изображал Кошкина немногоопытным революционным вожаком, познавшим сложные законы диалектического материализма, — сама революция служила ему школой и университетом. Диктуя повестку очередного заседания, он сам собой немножко любовался: вот ведь как ловко он использует эти сложные термины. И заявление профессора Горностаева о том, что Кошкин неграмотен, повергало его в состояние полной растерянности. Не обиды, а именно растерянности. И с тем большим основанием он говорил, что тьму профессор только сбоку видел, а он, Кошкин, хорошо ее познал и именно поэтому стремится, чтобы весь народ вышел к свету просвещения. Эти слова звучали убедительно и весомо.
Характерно, что тыловой делец Елисатов, умеющий к каждому найти подход, перед Кошкиным терялся: ему нельзя было врать, перед ним не было смысла лебезить. И Панова, кажется, махнувшая рукой и на бога и на черта, невольно подчинялась его воле. Не случайно профессор Горностаев прочел в глазах Кошкина пламень веры, заставившей почувствовать, что за ним будущее. Именно это и привело профессора на службу советской власти.
Большого накала достигала сцена, где Кошкин — Садовский узнавал, что его «кровью спаянный брат» Грозной занимается грабежами. Он тут же приговаривал его к расстрелу и в коридоре приводил приговор в исполнение. Расстрел в штабе, да еще во время подготовки к эвакуация, с точки зрения здравого смысла не был продуманным решением. Но революционный матрос Кошкин не мог поступить иначе. И Садовский поднимал эту сцену до уровня трагедии. Когда он приказывал Грозному положить на стол награбленное золото и оружие, когда командовал: «Ах ты бандит, Махна! Марш на колидор!» — это делалось с таким высоким пафосом, что захватывало весь зрительный зал. Вернувшись после расстрела, он огромным волевым усилием сдерживал волнение и продолжал диктовать: «...оставляя город в полном революционном порядке...» И эти слова звучали необычайно твердо и убедительно. При любых, даже самых сложных, условиях Кошкин сохранял ясную голову, непреклонную волю и стремление как можно быстрее устроить жизнь по-новому.
Сам Садовский, после того как он сыграл Кошкина свыше четырехсот раз, утверждал, что главное в его герое — преданность делу революции. «Единственный смысл жизни, всего его существования в преодолении всех и всяческих трудностей, стоящих на пути революции».
К сожалению, соратники Кошкина — Хрущ и Мозжухин в исполнении артистов М. М. Туманова и О. С. Федоровского — были только эпизодическими лицами и в пьесе, и в спектакле.
Но один из соратников Кошкина занимал очень заметное место, часто выходя на передний план и затмевая прочих действующих лиц. Это был матрос Швандя, которого играл С. Л. Кузнецов.
Кузнецов далеко не сразу овладел этой ролью. Материал был для него слишком нов. К тому же между режиссерами и артистом возник конфликт. Кузнецова убеждали, что Швандя, как и Кошкин, — романтик, поэт революции. Для него же матрос — простой добрый парень, с некоторой хитрецой. Швандя освобожден революцией и теперь безмерно счастлив. Иногда на репетициях Кузнецов впадал в избыточный комизм. По его мнению, лексика Шванди была «специально придумана автором, чтобы посмешить зрителей». Режиссеры против этого решительно возражали.
В результате Кузнецов чуть ли не со слезами на глазах просил освободить его от роли, убеждал, что он не понимает героя, а тем более требований, предъявляемых к нему как к актеру. Больше месяца он не репетировал, а когда снова вышел на сцену, все увидели, что кое-что в характере Шванди изменилось. Оптимистическая направленность сохранилась, нарочитая комичность ушла. Теперь текст у артиста звучал как вдохновенный гимн любви, радости и восхищения революционным героизмом. И в то же время он наполнял роль бытовыми южными интонациями.
Кузнецов рассказывал: «Мой Швандя родился еще в 1905 году, в эпоху первой революции, когда я на военной службе, в Маньчжурии, приобщился к революционному движению и вместе с толпой солдат высаживал генералов из салон-вагонов.
В этой толпе солдат был и мой теперешний Швандя, к которому я лишь прибавил некоторые детали из внешних повадок и привычек тех матросов, которых я наблюдал в Одессе в годы гражданской войны».
Швандя — Кузнецов был хорош собой. Эта праздничная фигура отлично вписывалась в суровые будни революции. Движения его были легки и стремительны, интонации тверды и уверенны. Он был «красив той взятой из фольклора красотой, которая требует для своего завершения писаности».
Невысокий, коренастый, с круглым открытым лицом, со спадающей из-под бескозырки на лоб прядью светло-русых волос, Швандя широко и приветливо улыбался, и тогда его лицо озарялось светом душевной чистоты. Временами он задумывался, губы сжимались. На лбу обозначалась еле заметная морщинка. Но Швандя не умел долго грустить. Он великий жизнелюб, отсюда его смелость, порыв к знаниям, умение выйти победителем из самых сложных обстоятельств.
Самой привлекательной чертой внешнего облика Шванди — Кузнецова была улыбка. С нею он взирал на изменяемый революцией мир, с нею утверждал происходящие революционные преобразования, с нею выносил приговоры белогвардейщине. «В радостном утверждении нового небывалого и непобедимого, что принесла в мир пролетарская революция, была сила ликующего оптимизма Шванди». Убежденность, что все трудности будут преодолены, звучала в его постоянно повторяющихся словах: «Раз плюнуть» и «В мировом масштабе».
Создавая образ матроса, актер заботился о том, чтобы заставить зрительный зал его полюбить, а значит — сочувствовать. С кем бы ни общался Швандя — с крестьянкой Марьей, разыскивающей своих сыновей, с солдатом Пикаловым, с Пановой, — он не терял достоинства и юмора. Ни перед кем он не заискивал и всегда отстаивал свою правду.
Чтобы спасти заключенных, он переодевается в офицерский мундир и разыгрывает своего рода пародию. Именно таким мог представляться князь и самому Шванде, и караульному, который охранял Любовь Яровую. Караульного не смущало, что «князь» говорит: «Слушать приказу» или «Хронт восстановлен». Он сам так изъяснялся и потому не замечал ошибок. Но на него производило впечатление, когда «князь» кричал: «Должен знать, хам!», подчеркивая последнее слово. И особенно когда «князь» произносил свою фамилию в нос, растягивая букву «а»: «Курносавска-а-а-а-й».
Конечно, и до «Любови Яровой» и кузнецовского Шванди на сцене советского театра появлялись активные и преданные бойцы революции, но они воспринимали ее как дело трудное, часто жестокое. И поэтому пламя революционных боев озаряло их лица суровыми отблесками. Кузнецов с огромной художественной убедительностью показал, что революция может быть делом радостным и даже веселым. Собственно, наметил такой поворот темы В. В. Ванин, сыгравший Братишку в «Шторме» В. Билль-Белоцерковского в Театре МГСПС в 1925 году. Кузнецов развил эту тему, убедительно показав, что революция была не только тяжким подвигом, но и огромным счастьем для трудовых людей. В этом и заключался новаторский подход к решению роли матроса Шванди.
Роль Любови Яровой играла В. Н. Пашенная. Дублировавшая ее Е. И. Колосова не сумела создать собственной трактовки образа и следовала за первой исполнительницей.
Пашенная так говорила об этом персонаже: «Первая, по-настоящему глубокая и психологически интересная у меня лично роль Любовь Яровая. (Речь шла о советских пьесах. — Ю. Д.) Многие винят меня в чересчур большой женственности и мягкости созданного образа, но я сама ставила себе задачу выявить человечность, правду и женственность новой женщины».
Актриса прочла пьесу еще в начальном ее варианте и тогда же, узнав, что ей предстоит играть роль Любови, начала готовиться к репетициям (вместе с В. Р. Ольховским, назначенным на роль Ярового). «Наша работа сводилась к тому, чтобы с максимальной ясностью, точностью, конкретностью выявить идейно взаимоотношения Любови Яровой и Ярового».
Художник предложил для Яровой костюм и грим в духе времени: ярко-рыжие стриженые волосы, короткую юбку, белую, выпущенную поверх юбки кофту, на шее шарф. Пашенной это не понравилось. Она предложила скромную прическу, темное платье с белым воротничком, стоптанные туфли. У актрисы было свое представление о героине: она из интеллигентной семьи, училась в гимназии (тогда еще не разбираясь в политических партиях), увлеклась Михаилом Яровым, его идеями борьбы за народное счастье. Уезжая на фронт, он ей, уже своей жене, сказал: «Жди, Люба, принесу с фронта новую жизнь, а за старое с ними сочтемся». И она ждет, поэтому и пошла работать учительницей в деревню, поэтому и присматривается к большевикам, старается быть им полезной.
Сама актриса так определяла зерно роли: «Это путь к вечной правде, борьба за угнетенный класс, борьба против насилия». Она старалась показать непосредственность своей героини, мягкость, любовь к мужу, глубокую тоску об умершем ребенке. «Мне хотелось довести до зрителя без фальши, без плаката, без “указательного пальца”, как эта простая и трогательная женщина идет к переоценке всех ценностей и постигает величайшую правду».
Яровая приходит из деревни, которую заняли белые, чтобы сообщить об этом Кошкину. Но сейчас она взволнована еще и тем, что видела в окне полотенце, точно такое, какое дала мужу, собирая его в дорогу.
Машинистка в штабе красных Панова ей неприятна. Она чувствует неискренность этой дамочки; простой учительнице претит ее холеная внешность, раздражает ироничный тон. Но Яровая достаточно воспитана, чтобы не показать своей неприязни. Она не хочет разговаривать с Пановой и на все ее вопросы отвечает односложно, через плечо. И лишь когда Панова задевает самое больное место — вдовство, она резко бросает: «Вот они моего мужа съели и ребенком закусили». И в этой реплике — горечь утраты.
Центральный эпизод первого акта — встреча с мужем, ставшим поручиком белой армии и служащим в контрразведке. Яровая произносила три слова: «Миша! Ты? Неправда!» Но эти слова говорили об очень многом, за ними скрывались и удивление, и радость встречи, и никогда не угасавшая любовь, и страшное потрясение от того, что Миша, которому она так верила, оказался в одном лагере с жандармским
полковником Малининым и теперь ведет борьбу против народа. Любовь почти вплотную приближалась к Яровому, но тут же растерянно отступала и опиралась о заборчик.
Когда ночью Яровой на свидании говорил ей о неизменности чувств, о том, что он готов служить народу, она пристально всматривалась в его глаза — не лукавит ли он? Исступленно вслушивалась в голос — не фальшивит ли? Всеми силами хотела верить — и не могла не сомневаться. Ведь если правда, что он по-прежнему с народом, — значит, снова с нею. «Слишком верила она ему когда-то, чтобы не поверить в этот последний раз. И она верит. А когда он обманывает, отчаянию ее нет предела».
И еще одна сцена большого драматического, быть может, даже трагического накала. Когда арестованного Ярового уводили, Любовь дико вскрикивала, почти теряла сознание и падала как подкошенная. Несколько секунд она не могла вымолвить ни слова. Казалось, что весь ее мир рухнул. Из глаз Яровой катились слезы. Страшным усилием воли, закусив руку, она заставляла себя успокоиться, стряхнуть отчаяние. Пашенная сама придумала реплику и, в ответ на обращение к ней Кошкина, произносила: «“Только теперь, только с этой минуты я по-настоящему и навсегда ваш верный товарищ”. Тренёв эти слова авторизовал».
Правда, позже высказывались мнения, что, мол, из-за чрезмерного трагического накала снижается социальное звучание пьесы, что Яровой — классовый враг и его расстрел не должен вызывать таких страданий, а тем более слез.
Пашенная учла эти замечания и изменила трактовку роли, но на первых спектаклях актриса плакала. Ее героиня прощалась с мужем, которого любила, прощалась с прошлым.
Впервые на театральной сцене с такой психологической и социальной силой изображался приход интеллигенции к революции. И в этом большая заслуга актрисы. Не случайно через сорок лет после премьеры о ней написал журнал «Театр»: «Пашенная создала образ ермоловской силы»2. И это была правда.
Роль Ярового играл В. Ольховский. У поручика не было ни заводов, ни поместий, он выходец из среды демократической интеллигенции. Кажется, что интересы белых он защищает по идейным соображениям. В белой армии он потому, что народ не принял лозунгов партии эсеров, к которой принадлежал Яровой, отказался признать его своим вожаком и встал на другой путь. В то же время Яровому глубоко чужды все эти генералы, полковники и спекулянты. Он тоже им чужд, они относятся к нему с нескрываемым высокомерием.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25