Неважно, плачешь ли ты на самом деле. Важно, чтобы зрители верили, что ты плачешь.
Ингрид Бергман

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

«ЛЮБОВЬ ЯРОВАЯ»


Этапным спектаклем не только в истории Малого, но всего советского театра стала постановка пьесы «Любовь Яровая» К. А. Тренёва. Гражданская война была представлена с максимальной объективностью.
Как прозаик Константин Андреевич Тренёв выступал еще до революции и обращался преимущественно к крестьянской тематике. В 1910 году написал несколько одноактных пьес, в 1912 году опубликовал пьесу «Отчего порвались струны», где весьма критически изобразил либеральную интеллигенцию. Историческая трагедия «Пугачёвщина» была закончена в 1924 году, на следующий год поставлена в МХАТе, но большого успеха не имела.
Хотя после Октябрьской революции Тренёв в основном писал пьесы, профессиональным драматургом он себя долго не считал. В 1926 году, создав третий вариант «Любови Яровой», он сообщал А. М. Горькому: «Больше не буду. Не мое это дело. Рассказы надо писать. А если пьесу, то бытовую комедию».
На самом деле первые варианты «Любови Яровой», с одной стороны, выявили талантливость Тренёва, с другой же — показали его драматургическую неопытность. Он сам признавался: «Когда я пытался изобразить в своей пьесе то, что происходило в Крыму и за Крымом в двадцатые годы, я совершенно забывал о театре. А когда вспоминал о нем и примерял к сцене то, что я написал, приходил в отчаяние: так мало отвечало написанное условиями театра, требованиям сцены». И действительно, когда пьесу отдали в Малый театр, она вызвала там изрядное смущение: ее трудно было подчинить театральным законам. «До тех пор я, беллетрист, плохо знал эти законы и писал, подчиняясь только законам беллетристики. Следы беллетристики носит, по-моему, “Любовь Яровая” в сильной степени».
Следует признать, что и драматургу и театру пришлось немало потрудиться, прежде чем пьеса была окончательно завершена. Многие актеры сперва считали, что пьеса вообще лишена сценических достоинств; иные не представляли, как ее можно ставить и играть. П. Садовский, отказываясь от роли Кошкина, писал В. Владимирову: «Сцена — не кафедра. Условия идейной пропаганды, требуемые от нас, совершенно иные. Сильна и убедительна она, только поскольку силен душевными переживаниями ее действенный массив. В это верить и утверждать дает мне право мой тридцатилетний опыт».
Но пьеса нашла в театре и горячих сторонников. Среди них прежде всего директор В. Владимиров и режиссер Л. Прозоровский. Привлекало прекрасное знание автором материала: живя в период Гражданской войны в Крыму, Тренёв непосредственно наблюдал за теми событиями, которые впоследствии описал. Сам драматург говорил: «Персонажи “Любови Яровой” взяты, конечно, из жизни». Привлекал в пьесе язык — характерный и образный. Тренёв писал: «Если меня спросят, что самое главное, основное в драме, я отвечу — язык. Язык — главное специфическое оружие драматического произведения; в нем его сила, в нем его слабость. Он должен быть исключительно лаконичен и содержателен, так как в пьесе часто в одной фразе должно содержаться то, что в рассказе потребовало бы целой главы».
Замысел пьесы возник в 1920 году. Через пять лет появился ее первый вариант. Его прочли В. Владимиров, Л. Прозоровский, И. Платон и В. Пашенная. Недостатки пьесы были очевидны: рыхлость композиции, наличие ряда случайных действующих лиц, слабая связь между сценами. Роль главной героини состояла «из отрывочных, скупо написанных, коротеньких сцен, была расплывчата и неясна».
Значительное место в первом варианте пьесы было уделено мужу Пановой, белогвардейскому офицеру Демину. Субъективно честный человек, он трагически переживал крах белого движения. Театр хотел этот персонаж убрать, но Тренёву казалось, что этот образ обогащает пьесу и без него спектакль приобретет некоторую плакатность.
Во втором варианте автор остановился как бы на полпути. Потребовался третий вариант, с которым познакомились актеры и художественно-политический совет театра. Он-то и был принят к постановке. 7 октября состоялась беседа режиссеров с участниками спектакля, 8 октября — первая репетиция, 1 декабря — полная монтировочная репетиция, 18 и 21 декабря — генеральная репетиция. Лишь на генеральной было принято окончательное решение: убрать из пьесы «идейного» белогвардейца Демина. 22 декабря состоялась премьера. Таким образом, пьесу, в которой участвовало более ста лиц, репетировали всего два с половиной месяца.
В процессе репетиций, вплоть до самого выпуска спектакля, активная работа над текстом продолжалась, фактически создавался четвертый вариант. Позже Л. Прозоровский будет вспоминать: «Малому театру пришлось совместно с драматургом проделать очень большую углубленную и сложную работу, чтобы талантливые и правдивые “зарисовки” скомпоновать в цельный и стройный спектакль».
Тренёв писал: «...всеми отпущенными мне художественными средствами я стремился дать героям своей пьесы черты народности».
И до «Любови Яровой» в театрах шли пьесы о Гражданской войне, но они по большей части лишь констатировали победу трудового народа. Тренёв убедительно, через анализ характеров и социальных взаимоотношений, показал причины этой победы. Вот почему очень разные зрители: представители старой и новой интеллигенции, рабочие, служащие учреждений, торговцы (их тогда называли нэпманами), военные — спешили увидеть этот спектакль.
Прав был исследователь, утверждавший, что исключительный успех «Любовь Яровой» объясняется сочетанием «лучших традиций русского реалистического искусства, традиций Дома Щепкина — Островского с новым идейным содержанием».
Одним из первых Малый театр сумел разрешить серьезнейшую творческую задачу: показать «героя, вышедшего из толщи народных масс, героя, у которого преданность идеям революции сочетается с нравственной чистотой, душевное благородство — со скромностью, подлинная патетика и героизм — с органической неприязнью к демагогической словесной трескотне».
Выше упоминалось, что спектакль ставили Л. Прозоровский и И. Платон. В беседе с корреспондентом журнала «Жизнь искусства» Платон раскрывал свое понимание пьесы: «Героев нет, но есть группа лиц: одни ведут свои белогвардейские упования, другие осуществляют близкий каждому рабочему советский строй. Борьба между этими двумя группами и составляет содержание пьесы».
По мере того как пьеса перерабатывалась, Платон все глубже вникал в ее непростое содержание. Главной задачей режиссера стала работа с актерами, раскрытие вместе с ними характеров действующих лиц, и не в статике, а в динамике. В этом отношении его деятельность трудно переоценить. Напомним, что в спектакле характеры персонажей привлекали особенное внимание.
Общий постановочный замысел принадлежал Прозоровскому.
Когда вопрос о постановке «Любови Яровой» был решен, естественно, задумались о внешней форме спектакля. Платон тяготел к живописным полотнам, он хотел, чтобы декорации, прежде всего задники, воспроизводили крымские пейзажи. Прозоровский с ним не соглашался. Позднее он писал: «Остановившись на живописных декорациях, с их медленными переменами в картинах, с затяжными антрактами, мы уйдем от стремительного бега пьесы, уйдем от ритма эпохи, то есть от правды жизни и этим самым поведем по неправильному пути и актеров». После переговоров был приглашен художник Н. А. Меншутин, с которым Прозоровский встречался в Театре Революции. Меншутин предложил конструктивное оформление — силуэт парохода, но без предметной точности и реальных пропорций. Это создавало иллюзию движения. К тому же морская стихия в ту эпоху служила символом революционности. Напомним, что Кошкин и Швандя в прошлом были военными моряками.
Над конструкцией художник работал месяц. Труппе она очень понравилась. Революционная действительность стремительно разрушила житейский уют. Поток событий непрерывно изменял внешние формы жизни. «Это движение как бы символизировал вращающийся круг сцены. При помощи небольших изменений в конструкции получались разнообразные варианты мест действия».
Сценическая площадка увеличилась благодаря максимальному использованию авансцены. Своей конструкцией, и реальной и условной, художник подчеркивал, что события приняли неслыханный до сей поры оборот, многое в жизни смешалось, и преодолеть разлад нелегко.
Весной, перед отпуском, роли были распределены и розданы, с тем чтобы летом исполнители могли над ними поразмыслить.
На репетициях особое внимание уделяли массовым сценам. Вот, к примеру, приходят белые. Опустевшая площадь, издали доносится артиллерийская канонада, вблизи раздается пулеметная и ружейная стрельба. На этом звуковом фоне слышатся казачьи и солдатские песни. Вваливаются несколько пьяных казаков, на поясах у них висят зарезанные куры. Появляется группа солдат во главе с фельдфебелем, навстречу им выходит бывшая прислуга, а теперь спекулянтка — Дунька. Вдали слышны звуки оркестра. Пробегают чиновники, торговцы, обыватели. Раздается колокольный звон, доносятся слова молитвы: «Спаси, Господи, люди твоя». Из глубины сцены выносят хоругви, выходят представители духовенства, офицеры, дворяне, купцы. «Вся эта сложная массовая сцена создавала подлинную атмосферу событий тех лет и оставляла большое впечатление».
И с художественной, и с идейной стороны особое значение имело первоклассное исполнение эпизодических ролей. Например, хорош был Н. Н. Гремин в роли Главнокомандующего. В ответ на приветствия он произносил всего одно слово: «Благадарю» («Благодарю»), Но в том, как это произносилось, в жесте, которым актер сопровождал эту реплику, раскрывался бурбон и непроходимый тупица.
Конечно, сыграть такую пьесу, как «Любовь Яровая», артистам, воспитанным на творчестве Шекспира, Шиллера, Гюго, Островского, было очень непросто; предстояло перевоплощаться в новых героев: рабочих, крестьян, солдат, матросов. «Декламационная манера речи, уместная в классических драмах и трагедиях, и многое другое из арсенала прежнего выглядело бы применительно к этим персонажам нестерпимо фальшиво» Прежде всего это коснулось П. Садовского, которому предстояло играть Кошкина. Роль эта трудна еще и потому, что объем ее невелик. Как руководитель революционного штаба Кошкин раскрывается в нескольких эпизодах первого акта, затем он появляется на пару коротких мгновений, чтобы потребовать от Пановой список приговоренных к смерти товарищей. В финале спектакля вместе с освобожденными горожанами он ликует по случаю победы революции. Надо сказать, что это была первая роль артиста в советской пьесе. Давалась она ему с большим трудом. А незадолго до премьеры Пров Михайлович вовсе от нее отказался. Потребовались немалые усилия со стороны Дирекции и режиссеров, чтобы Садовский снова вернулся к репетициям.
В бескозырке, тельняшке, бушлате, опоясанный пулеметными лентами, Кошкин — Садовский был одним из тех матросов, которые целиком отдали себя служению революции. Он не очень образован, но умен, честен и прям. Напомним, что в прежние годы Садовский чаще всего играл романтических героев, Шиллер — его любимый автор. Актер любил подчеркнуто ясную, несколько выспреннюю декламацию, пластически четкий жест. Отбрасывая все мелкое, бытовое, он придавал своим героям особую монументальность. И на первых спектаклях «Любови Яровой» он часто казался вышедшим не столько из жизни, сколько из шиллеровской трагедии. Но постепенно эта манера игры уходила, а значительность образа оставалась. Как вспоминал М. Нароков, много раз видевший эту постановку, «в первых спектаклях Садовский — Кошкин был несколько сдержан и по актерской инерции слишком романтизирован. Но позже к Садовскому пришло верное самочувствие, и в результате выкристаллизовался образ живой, реальный, подлинно оптимистический, выражающий непоколебимую веру рядовых бойцов революции в ее успех, веру в силы народа». В то же время своего матроса, ставшего комиссаром, Садовский поднимал над бытом, в нем по-прежнему сохранялось нечто от романтического театра.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25