Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актеров.
Василий Ключевский.

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Артикль — Климов внешне был вполне респектабелен, но лишь один плотоядный взгляд, жест человека, которого в свое время много били, — и становилось очевидным, что перед нами старый сутенер. Теперь господин Артикль, быть может, и сам позабыл о былых грехах, но что-то неуловимо пошлое во всем его облике напоминало о прежней профессии.
В походке г-жи Артикль, которую играла Турчанинова, в манере разговаривать, растягивая слова, чувствовалась вульгарность. Сомнений не было: эта дама прошла огонь, воду и медные трубы.
Татьяна — Пашенная держалась просто и искренне, несмотря на то что драматургический образ был фальшивым и приторным. Но ее партнеру Ольховскому избавиться от сусальности не удалось. Его Иван напоминал тех «гой еси добрых молодцев», какими их изображали певцы из трактирного хора.
Следует отметить, что постановщики использовали достижения «левого» театра, в частности Мейерхольда. Впервые в практике Малого театра спектакль делился не на акты, а на двадцать три эпизода. На сцене был возведен огромный пароход. При повороте круга открывалась то палуба, то каюта Ллойда, то кочегарка. Действие сопровождалось игрой на гармонике, что было явно заимствовано из мейерхольдовского «Леса».
Платон писал Южину: «Постановка “Ивана Козыря” имела очень хороший успех. Не говоря уже о том, что слабая пьеса была вынесена актерами и мною на наших плечах, она сыграла роль поворотного момента и для публики, и для пьесы, и для властей».
Очередную премьеру современного автора Малый театр показал 20 октября того же 1925 года. Это была пьеса «Аракчеевщина» И. Платона в постановке автора.
Центральным событием спектакля стало дело об убийстве крепостными Настасьи Минкиной, домоправительницы и сожительницы графа Аракчеева. Автор изучил соответствующие материалы в архивах, а также побывал в селе Грузины, где происходили события.
Прочитав пьесу, Луначарский писал Южину: «Иван Степанович написал ее (пьесу. — Ю. Д.) на основании целой горы документов. Может быть, он не совсем переварил их и пьеса немножко громоздка и пестра. Но она исторически верна и в очень многих местах крайне сценична. Затем она написана, так сказать, по мерке Малого театра, и в том ее несомненное достоинство».
Платон мечтал увидеть на сцене трагедию о столкновении крепостных с жестокими господами и посвятил свое произведение тем, «кто разорвал вековые цепи рабства» и «добился освобождения своею собственной рукой».
Однако в результате получилась историческая хроника, составленная из ряда эпизодов, в которых говорилось о жесточайших испытаниях, выпавших на долю крепостных. Как писал критик: «“Аракчеевщина” стала мелодраматическим и эффектным представлением, уверенно разыгранным актерами Малого театра в их привычных приемах. Эпизод не вырос в явление и остался случайностью. Объединяющего зерна не было».
Спектакль был поставлен «по-платоновски»: без особых выдумок, но вполне профессионально. Самыми слабыми оказались массовые сцены. Художник К. Юон создал традиционные павильоны, но сумел передать исторический колорит эпохи.
Из актеров, принимавших участие в спектакле, прежде всего следует назвать Остужева, игравшего Шумского, незаконного сына Аракчеева и Минкиной. Ложное положение, побочное родство со всесильным временщиком и одновременно презрение товарищей доводили его до бешенства. В состоянии истерического припадка он не щадил ни своей родительницы, ни «благодетеля» графа. Вспышка ненависти звучала таким протестом против тирании по имя человеческого достоинства, что это захватывало зал. Как писала Н. Розенель: «Вероятно, ни один актер нашего времени не мог передать такую бешеную ярость, такое отчаяние. По окончании монолога Остужева — Шумского долго не могли начать следующую сцену».
Пров Михайлович Садовский в роли Александра I показывал, что под личиной напускного спокойствия и величия монарха скрывалась боязнь идейного брожения, все сильнее охватывавшего страну. Отсюда — опора на Аракчеева, который мог если не спасти, то хотя бы успокоить. Платон придал характеру Александра несколько романтизированные, загадочные черты. У артиста царь получился попроще. Величественно и многозначительно он беседовал с Аракчеевым о государственных делах: «Ты думаешь, внутренние брожения, ныне господствующие, не опасны?» Александр пытливо смотрел на собеседника: «Нет ли здесь семеновского бунта, происков Меттерниха?» И, услышав ответ, самодовольно цедил сквозь зубы: «Я спокоен, когда ты заверяешь меня, что брожение умов есть только предположение».
К сожалению, мало материала предоставил драматург для Пашенной, игравшей Минкину. У актрисы она была грубой и дерзкой бабой, не более того.
Айдаров, найдя для Аракчеева портретный грим, играл его неврастеником, расслабленным стариком, попавшим под каблук к своей любовнице. Артист не дотягивал до образа лицемерного и мрачного деспота, который держал в страхе всю империю, стремясь превратить ее в казарму.
Очень удались эпизодические роли, прежде всего развеселых, вечно пьяных монахов в исполнении Климова и Головина. Размашисто, сочно, ярко сыграла монахиню Маравиалу В. Массалитинова. Жест, интонация, внешний облик — все получилось характерным и в то же время несколько утрированным. Выразителен был Н. Рыжов в небольшой роли Юродивого. Исполнение эпизодических ролей придавало спектаклю бытовую достоверность. У публики он имел большой успех.
Двадцать девятого декабря 1925 года Малый театр показал еще одну пьесу советского драматурга — «Загмук» А. Г. Глебова. Рекомендовавший театру этого автора Луначарский писал Южину: «Великолепная пьеса Глебова “Загмук”, которую Вы отчасти знаете, также пойдет в этом году. Она так серьезна и глубока, что может быть, и не будет оценена публикой. А я от души желал бы ей успеха. Во всяком случае, успех уважения у всех сколько-нибудь культурных людей она сумеет получить».
Пьеса рассказывает об эпохе Ассирийского рабовладельческого государства, существовавшего в конце третьего тысячелетия до нашей эры. Загмук — это весенний праздник, в продолжение которого преступник, осужденный на смерть, царствовал пять дней. За этот срок он принимал на себя все грехи города. Во время праздника рабы освобождались от своих обязанностей и им служили господа. И вот рабы восстали, чтобы навеки низвергнуть рабство, но восстание подавили — не столько силой, сколько коварством.
В беседе с журналистом режиссер спектакля Н. Волконский говорил, что он (вместе с художником И. С. Федотовым, композитором Л. К. Книппером и балетмейстером А. М. Шаломытовой) стремится создать памятник «вскипающему героическому восстанию».
К сожалению, подлинная история в пьесе отсутствовала. По существу, действующие лица являлись только рупорами авторских идей. И верно утверждал П. Марков, что автор «не был достаточно реалистичен, чтобы заставить поверить в ассирийский быт, и не был достаточно смел, чтобы его художественно преодолеть».
Режиссер остановился на полпути между ориентализмом в духе картин Г. И. Семирадского и социальными обобщениями. Нельзя было «поверить двум-трем десяткам статистов, что они изображают население города».
В этой эклектичной постановке актеры растерялись и не смогли создать полноценные образы. Не был исключением и П. Садовский, игравший вольноотпущенника Зер Синаба, одного из руководителей восстания рабов. «Он с добросовестной педантичностью произносил зажигательные монологи, вложенные автором в уста Зер Синаба, но внутренне он возражал против такого ретроспективного изложения социально-экономической программы и идей нашей эпохи». Образ у артиста получился схематичным, лишенным плоти и крови. Не спасали и любовные сцены между Зер Синабом и женой наместника. Артист сознательно затушевывал эти сцены, понимая, что они не имеют прямого отношения к развитию действия и вдобавок неубедительны.
Исключение составил только молодой А. Грузинский, с большим юмором показавший старого купца, пытающегося на базаре купить рабыню. Правда, по манерам его купец больше смахивал на персонажа из пьесы Островского, чем на древнего ассирийца.
И все-таки, несмотря на неудачную постановку, «Загмук» имел успех. Монументальность спектакля, его необычность, острота сюжета, эффектность некоторых сцен и, конечно, революционный пафос, заключенный в пьесе, привлекали внимание к этому произведению.
Премьера пьесы Д. Смолина «Семь жен Иоанна Грозного» состоялась в октябре 1925 года на сцене филиала. Не без ехидства рецензент писал: «Если верить Смолину — грозный царь имел от жен больше хлопот, чем наслаждений. Был мужем- неудачником, ломал себе голову на женском вопросе». Достаточно убедительно были разработаны характеры Анастасии Романовны и черкешенки Марии Темрюковны; прочие жены присутствовали в пьесе, чтобы оправдать ее название, и были показаны весьма схематично.
Постановщик С. И. Ланской осуществил традиционную «разводку» по принципу: «Только бы актеры не стукались лбами». Зато художник С. Иванов оформил спектакль со вкусом и исторической достоверностью. Особенно ему удался боярский терем. И что существенно, стоило изменить некоторые детали — и действие переносилось из одного места в другое. Для Малого театра такой принцип оформления был новинкой, «нисколько не нарушающей реалистических принципов Дома Щепкина, но разрабатывающей их в соответствии с достижениями современного театра».
Заслуживал внимания В. Ольховский, исполнявший роль Грозного. В первом действии он совсем еще юный, нежно любящий молодую жену, баюкающий сына. Смерть жены потрясает Ивана, особенно когда он убеждается, что ее «извели бояре», вечно интригующие и сватающие за царя своих дочерей. В последнем акте царь представал не столько грозным, сколько безумным.
Без успеха прошла в начале 1926 года историческая мелодрама Н. Н. Шапова- ленко «Смерть Петра I». Спектакль поставил Л. Прозоровский, художник М. А. Михайлов.
Кратковременный интерес вызвала постановка комедии Н. Н. Лернера «Брат наркома» («Авантюрист»). Спектакль поставил Л. Прозоровский, оформил М. Михайлов.
Комедия написана, с одной стороны, под влиянием гоголевского «Ревизора», с другой — «Мандата» Н. Р. Эрдмана. В ней рассказывается о тех, кто в годы нэпа занимался всякого рода незаконными коммерческими операциями, торговал валютой и золотом. Одного из таких темных дельцов арестовывали и высылали на Соловки. По дороге он бежал и в уездном городе выдавал себя за брата наркома. Благодаря царившему в тамошних учреждениях бюрократизму, а также тому, что в них окопались «бывшие люди» (приверженцы старого режима), делец совершал ряд беззаконий. В конце концов его снова арестовывали.
Слабой, поверхностной признавал пьесу П. Марков, но в то же время он писал: «Однако актеры, воспользовавшись схемой образов, сумели в ряде эпизодических фигур дать чрезвычайно насыщенные образы. Не ставит ли это наблюдение интереснейшую тему об актере, уже готовом воплотить образы текущей жизни, но не имеющем необходимого драматургического материала». Всего через несколько месяцев Малый театр поставил пьесу «Любовь Яровая», и мнение Маркова блестяще подтвердилось.
Бесспорно, значительным событием в истории Малого театра стала постановка пьесы В. Н. Билль-Белоцерковского «Лево руля» (премьера 2 ноября 1926 года).
К этому времени Билль-Белоцерковский был уже достаточно известным драматургом, широко шли его пьесы «Эхо», «Бифштекс с кровью». «Шторм», поставленный в 1925 году на сцене Театра МГСПС, рассматривался как крупнейшее достижение революционного театра.
Позже драматург в несколько идиллическом духе обрисует свои первые встречи с Малым театром. В действительности все обстояло сложнее. Пьесу предложил поставить Л. Прозоровский, стремившийся к утверждению в Малом театре революционного репертуара. Вспоминая о том времени, он писал: «Исполнители спектакля и я, как его постановщик, ощутили в пьесе горячее дыхание новой революционной эпохи». Но надо честно признать, что исполнители далеко не сразу приняли новаторские методы автора, а иных пьеса просто испугала. В ней не было единого сюжета, характеры отдельных лиц казались недостаточно выписанными, а с мыслью, что основным героем должна стать революционная масса, согласились далеко не все, по крайней мере не сразу. Многим казалось, что в пьесе мелькает калейдоскоп персонажей и в Малом театре это невозможно сыграть.
Предложение о постановке поддержал Южин. Когда огорченный и даже растерянный режиссер пришел к нему, он сказал: «Рискуйте, ставьте, я отвечаю».
В то же время директор театра В. Владимиров получил письмо от наркома А. Луначарского. В нем говорилось, что пьеса «Лево руля» обладает «несомненными художественными достоинствами и вполне театральна. <...> Академические театры заинтересованы в том, чтобы участвовать в постановке подобных опытов и прилагать все силы для благополучного исхода, так как именно это показало бы весьма широким пролетарским кругам близость академических театров к исканиям, которыми они остро интересуются. <...>
Да и то сказать, если эта пьеса будет иметь успех, то это, конечно, послужит к большей пользе Малого театра и окончательно развеет то недоброжелательное и отчужденное отношение к нему (т. е. к театру. — Ю. Д.), которое еще царит в левых кругах пролетарской публики».
Режиссер и драматург основательно поработали над пьесой, добиваясь ее максимальной сценичности. И когда спектакль вышел, он был встречен восторженно. Даже Эм. Бескин, редко хваливший Малый театр, писал: «С каким подъемом, как вкусно, с каким увлечением актеры Малого театра разыграли “Лево руля”». Высоко была оценена работа художника С. Иванова, сумевшего на маленькой сцене филиала возвести декорацию парохода. О режиссерской работе критик писал: ее можно назвать прекрасной, «раскрывающей замысел автора и передающей напряженный ритм и высокий пафос вещи».
По ходу пьесы пароход «Англия» идет из Африки в Нью-Йорк, а оттуда — в Архангельск. Он везет оружие, предназначенное для русских белогвардейцев. Рейс продолжается долго. Все устали, матросы мечтают, как они выйдут на берег и первым делом отправятся по кабакам. Но среди них находится русский матрос Филипчук, участник восстания на броненосце «Потёмкин». Под его влиянием меняется идеология матросской массы. И когда пароход прибывает в Архангельск, матросы отказываются выгружать оружие.
Драматургу, а за ним и театру, важно было показать то общее, что объединяло матросов при всем различии характеров и национальностей. Несомненно, в этом спектакле использовался опыт агитационного театра, в котором главным действующим лицом была масса, а не отдельные герои.
Досадным просчетом оказалась сцена в кабаке: поставленная с излишней натуралистичностью, она никак не соответствовала суровой простоте основных картин.
Спектакль имел такой успех, что в ноябре 1926 года его перенесли на главную сцену. К сожалению, это было проделано механически и прежнюю убедительность сохранить не удалось.
Двадцать второго декабря того же года состоялась премьера «Любови Яровой» К. Тренёва, но этому спектаклю мы посвящаем особую главу.
Последней постановкой 1927 года стала историческая хроника Н. Н. Суханова и И. С. Платона «1917 год», посвященная 10-летию Октябрьской революции.
Каждое из пяти действий пьесы имело название: «Февральская революция», «Двоебезвластие», «Коалиция против революции», «Керенский у власти», «Октябрьские дни». В спектакле были выведены исторические лица: Николай II, Керенский, Фредерикс, Милюков, Чхеидзе, Дан, Савинков, Терещенко, Львов, Корнилов, Шульгин, Гучков, Гоц, Церетели, Чайковский и другие.
Собственно говоря, создателем пьесы являлся Н. Суханов: И. Платон ее отредактировал и написал картину «Отречение». Текст целиком строился на книжных и газетных материалах; например, сцена «Отречение» — буквальный пересказ главы из книги В. В. Шульгина «Дни», только поданный в виде диалогов. Реплики действующих лиц точно соответствовали их партийной и социальной принадлежности.
М. И. Калинин, ознакомившись с произведением Суханова и Платона, написал: «Я прочитал пьесу от корки до корки и скажу, она мне не нравится. Язык бедный, много дидактики. Живой речи нет».
Проходным оказался спектакль «Бархат и лохмотья». В основе его — переделанная А. Луначарским пьеса Э. Штуккена «Свадьба Адрана Ван Бродвера». Действие происходит в Голландии в XVI-XVII веках. Талантливый (его называют даже гениальным) художник Ван Бродвер живет среди нищей, голодной и пьяной богемы. В него влюбляется богачка Рахильда. Но Бродвер ненавидит общество благополучьной базы в пьесе нет, — писал рецензент. — Режиссер Н. Волконский и художник И. Нивинский поставили спектакль так, что он начал походить на мюзик-холльное зрелище. Актеры играли без подъема, у них было много деланности и “гитарной сладости”»1. Исключение составлял только А. Остужев. Он провел роль Ван Бродвера с таким темпераментом и так искренне, что зрители сумели различить в дебошире и пьянице черты подлинного таланта.
Также без успеха пошла в апреле 1927 года пьеса П. С. Сухотина «Амур в лапоточках». Незадолго до премьеры драматург говорил: «Меня, как русского писателя, не перестает волновать жизнь восьмидесяти миллионов людей, определяющих нашу историю». Речь шла о крестьянах. Подобные пьесы, с либерально-народнических позиций выражавшие сочувствие крепостным, Малый театр ставил и до револции. Режиссерское решение И. Платона являлось весьма традиционным, без всяких попыток использовать новаторские приемы.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25