Режиссер должен обладать душой поэта и волей капрала.
Анджей Вайда

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

ТВОРЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ


В 1923 году А. Луначарский выступил со статьей «Об Александре Николаевиче Островском и по поводу его», вызвавшей горячие споры. В ней говорилось: «Театр пролетариата не может не быть бытовым, литературным и этическим... Конечно, время наше может потребовать особых приемов бытоизображения, театральной компоновки и театральной пропаганды, но суть тут должна быть та же. Вот почему мы так многому можем поучиться у Мольера, Гольдони, Островского (конечно, и у Шекспира и некоторых других драматургов, но это уже в другой плоскости), идя назад к Островскому не только для того, чтобы оценить правильность основных баз его театра, но еще для того, чтобы поучиться у него некоторым сторонам мастерства».
Эта статья, бесспорно, связанная с известными высказываниями В. И. Ленина о необходимости использовать классическое наследство для строительства социалистической культуры, вызвала горячую поддержку в Малом театре и в кругах, к нему близких. Было очевидно, что при таких условиях старейшему театру отводится особая роль.
В то же время сторонники так называемого «левого фронта» либо решительно отвергали статью, заявляя, что она уводит театр от революционных завоеваний, либо пытались по-своему ее интерпретировать, утверждая, что классические пьесы в современных условиях должны подвергаться значительным изменениям.
Под влиянием статьи Луначарского усиливается интерес театров к классике. В 1923 году Мейерхольд поставил «Доходное место» в Театре Революции, в 1924 году — «Лес», в 1926 — «Ревизора» в Театре имени Мейерхольда. В 1924 году стала идти «Гроза» в Камерном театре, в 1926 — «Горячее сердце» в МХАТ.
Конечно, это были очень разные спектакли, вызывавшие острые споры. Но становилось все очевиднее, что классические произведения можно ставить по-новому, раскрывая их с гораздо большей социальной глубиной.
Малый театр не мог оставаться в стороне от происходящих событий, тем более что Грибоедов, Гоголь, Островский, Шекспир, Шиллер и другие великие писатели были его репертуарными драматургами.
Следует сказать, что с первых дней советской власти Малый театр рассматривался в Наркомпросе как цитадель реалистического искусства. Луначарский прямо заявлял, что «Малый театр был и посейчас старается оставаться самым реалистическим театром мира».
В 1924 году решено было отметить юбилей Малого театра. Сто лет назад московская труппа въехала в перестроенный дом купеческого сына В. В. Варгина на Петровской площади, где и поныне работает Малый театр.
Торжества открылись 27 октября закладкой памятника Островскому. Под звуки оркестра труппа Малого театра со стягом, на котором было написано: «Шире дорогу, Любим Торцов идет», — подошла к трибуне. Здесь же находились депутации других театров.
Выступивший на митинге Луначарский подчеркнул, что юбилей театра связан со столетием со дня восстания декабристов (декабрь 1825 года). Таким образом, с первых лет существования этот театр был теснейшим образом связан с революционным движением, с передовыми тенденциями эпохи. В заключение нарком просвещения сказал: «Да здравствует вечный Островский, и пускай его великие слова и слова тех, кто пойдет его путем, звучат в великом Малом театре, в театре Щепкина, Островского, Ермоловой, в театре, который здесь широко открывает двери новой общественности»3. На митинге выступили профессор С. К. Шамбинаго, знаток творчества Островского, Вл. И. Немирович-Данченко и А. И. Южин.
На другой день состоялось торжественное заседание в самом театре под председательством Немировича-Данченко. Выступали профессор П. Н. Сакулин и председатель ЦК профсоюза работников искусств Ю. М. Славинский.
От имени Наркомпроса Луначарский передал театру знамя.
Г. Н. Федотовой и Е. К. Лешковской, старейшим актрисам театра, было присвоено звание народных артисток республики (Южин был удостоен этого звания в свой юбилей — в 1922 году). По решению Губернского комитета профсоюза работников искусств те, кто проработал в театре свыше двадцати лет, получали звание «Герой труда». От имени общественности Рогожско-Симоновского района театр благодарили за организацию в районе филиала. Всего было получено свыше шестидесяти приветствий. Южин в связи с юбилеем был избран почетным членом Художественного театра.
В речи на торжественном заседании Луначарский отметил, что Малый театр есть «порождение лучшей части русской интеллигенции, одно из проявлений ее борьбы с самодержавием, со всеми порождениями заскорузлого феодального строя».
По окончании собрания была представлена трагедия Шекспира «Отелло», в которой Южин играл главную роль, а Гоголева — роль Дездемоны. В заключение состоялся апофеоз, где лучшие актеры труппы, загримированные под великих драматургов, читали отрывки из их пьес, подчеркивая освободительные тенденции произведений. В финале была показана живая картина: группа рабочих, красноармейцев и артистов. В ней принимал участие Южин, стоявший с развернутым знаменем. Газета утверждала, что эта картина имела большой успех, занавес поднимали десять раз.
Во время юбилейных торжеств Луначарский был избран почетным членом Малого театра. Ранее, 26 апреля 1923 года, этой чести удостоились Вл. И. Немирович-Данченко и К. С. Станиславский.
Однако далеко не все, кто так или иначе был связан с искусством, считали, что Малый театр следует поддерживать. Та часть критики, которой были близки вульгарно-социологические концепции, решительно выступала против Малого театра в условиях советской действительности. Прежде всего это касалось его истории. О каком революционном прошлом можно говорить? — задавал вопрос критик. «Ну как же Малый театр, тогда императорский, сиречь именно театр бар и знати, на их средства содержащийся, мог им не угождать? Угождал, всячески угождал, и в этом не его вина, а только его беда, ничего не поделаешь». Так писал Э. М. Бескин.
То, что он продолжает существовать и даже отмечает юбилей, — не более чем исторический курьез, гальванизация трупа, производимая Наркомпросом в угоду уцелевшим буржуа и обывателям. В. И. Блюм так и назвал свою статью: «За упокой раба божия юбиляра» (журнал «Зрелища», 1923, № 59). В другой статье он писал: «Октябрьская революция, начисто ликвидировавшая у нас феодализм и нанесшая смертельный удар буржуазии, естественно, стала роковой датой для составляющей душу Малого театра традиции».
Примерно так же думал О. С. Литовский: «Конечно, и Чехов, и Островский, и Чайковский — явления, без сомнения, очень значительного порядка и для них обеспечено место в Пантеоне. Но только в Пантеоне!»
Подобных статей в рассматриваемое время появилось множество. И на них трудно было не реагировать: Бескин, Блюм, Загорский, Литовский и другие критики часто задавали тон не только в театральной прессе, но и в широкой печати. Не проходило недели без их рецензий на конкретные спектакли. И каждая строка, посвященная Малому театру, была полна сарказма, иронии, а то и откровенного глумления. К тому же В. Мейерхольд, чей авторитет у революционной интеллигенции был чрезвычайно высок, утверждал, что «роль Малого театра до конца сыграна» и «весь ход сценического искусства пойдет мимо и вне его традиций».
Нужна была непоколебимая вера в правоту своего дела, чтобы продолжать работу. Так продолжалось вплоть до постановки «Любови Яровой» в 1926 году, убедительно доказавшей, что демократический, революционный дух продолжает жить в Малом театре.
Несмотря на преклонные годы, ухудшающееся здоровье, определяющую роль в жизни Малого театра по-прежнему играл Александр Иванович Южин. Ермолова писала 15 июня 1923 года: «Для меня все уже кончено, но Вы, дорогой и любимый Александр Иванович, в Вас все спасение и надежда». Луначарский в январе 1926 года также говорил, что Южин самый популярный человек не только среди актеров, но и среди широкой публики.
Сорокалетие сценической деятельности Южина было отмечено в Большом театре торжественным спектаклем 18 сентября 1922 года. Исполнялся «Отелло».
О любви и уважении к Южину свидетельствует и такой факт.
Двадцатого декабря 1923 года, морозной ночью, Александр Иванович возвращался в Москву после курса лечения за границей. Очевидец вспоминал: «Сквозь мглистый морозный туман можно было наблюдать не совсем обычное в те времена явление: ночью с разных концов Москвы торопливо двигались к вокзальной площади сотни одиночек, шли и целые группы представителей различных организаций, по мостовой проходили оркестры, несли знамена и стяги... Перрон быстро наполнялся народом — пришлось тут же сорганизовать из молодежи бригаду, чтобы сдерживать толпу, рвавшуюся на дебаркадер, и пропускать на вокзал с разбором». Среди встречающих были актеры, художники, ученые, литераторы, инженеры, врачи, адвокаты.
Забегая несколько вперед, скажем, что когда 17 сентября 1927 года Южин скончался во Франции, в местечке Жуан ле Пэн, гроб с его телом был доставлен морем в Батум, а оттуда специальным поездом отправлен в Москву. И на каждой большой станции устраивались траурные митинги. «Правда» писала: «Ни один артист не знал такого огромного посмертного чествования, такого выражения любви и уважения, какими Москва провожала гроб Александра Ивановича».
Южин отлично понимал, что если Малый театр хочет сохранить свой авторитет, должен обращаться к современному репертуару. Пусть даже пьесы, которые он какое-то время будет ставить, окажутся недостаточно художественными. Ничто не приходит сразу, но бороться за советскую драматургию необходимо. И уже в 1924 году драматург Б. С. Ромашов писал: «Малый театр сделал немало в смысле приближения своего искусства к массам и в плане революционного освежения своего репертуара».
Южин, как всегда, отстаивал примат драматического театра как высшей формы искусства. А в театре он боролся за ведущее положение актера. В одной из статей он писал: «Ни одного слова осуждения я не скажу против всех иных форм театра и зрелищ. Я признаю не только их право на существование, но и их абсолютную ценность. Но когда они заменяют своей роскошью, своей доступностью, своей манкостью драматический театр, то необходимы героические усилия на его утверждение и укрепление».
Как и в прежние годы, Южин решительно возражал против того, что «творческое начало из рук драматурга и актера перешло в режиссерские руки». Вместе с тем он понимал, что в новых условиях роль режиссера будет возрастать, что старые принципы, когда каждый актер все решал сам, уже несостоятельны. И теперь нередко утверждал, что современный спектакль должен быть подчинен определенному творческому замыслу.
Бесспорно, одним из ценнейших качеств Южина был его демократизм (впрочем, без фамильярности). 2 февраля 1925 года он просил А. Яблочкину передать братский, дружеский привет всем дорогим сотрудникам «без различия профессий, цехов и положений».
Южин был убежден: «Если театр хочет быть народной школой, он не может и не смеет превращаться ни в училище любой ступени, даже в народный университет, ни в митинг, ни в проповедь». Театр воздействует прежде всего при посредстве создаваемых образов. Он весь должен искриться — «сегодня, как грозовая молния, ради черных клубящихся туч трагедии, завтра, как смех живой ярмарочной толпы, дальше, как острый кинжал утонченной сатиры отборных умов, а там, как воспаленные глаза исстрадавшегося человека». Но в любых условиях театр обязан не только учить, но и развлекать, радовать. Жизнь людей и без того тяжела, театр не имеет права усугублять их мучения. «Театр должен быть всегда красивой, умной приманкой для народа, чтобы он не ушел от него в притоны всякого сорта или в те дома, которые хотя и прикрываются именем театра, но так же мало имеют с ним дела, как кабаки и публичные дома».
Южин всегда отстаивал идею яркого театрального зрелища. Театр в формах повседневной, обыденной жизни был ему не только чужд, но и непонятен. В этом смысле постановки пьес А. П. Чехова в Художественном театре вызывали у него решительный протест. Впрочем, и МХАТу был чужд открытый темперамент, склонность к эффектам, которые отличали игру Южина. Нет сомнений, что во многом Малый и Художественный театры стояли на противоположных полюсах искусства, что не мешало Южину, Станиславскому и Немировичу-Данченко относиться друг к другу с огромным уважением.
Говоря о Южине, нельзя не учитывать еще одного существенного обстоятельства. Он был убежден, что театры должны находиться вне партий. И Малый театр при самой широкой демократической программе не может служить определенному классу. Конечно, такая установка проявлялась прежде всего при выборе репертуара — Луначарскому не раз приходилось «поправлять» Южина, предлагавшего ставить пьесы, далекие от идеологии советского театра. Но принципиально это ничего не меняло.
В мае 1924 года в помещении Малого театра протекал диспут, посвященный проблемам современной литературы и искусства. Выступавший на нем Луначарский заявил, что Малый театр, если он не собирается превратиться в музей, обязан ставить современные пьесы, но только художественно полноценные. Тогда слово взял драматург и заведующий театральным подотделом Главполитпросвета Д. П. Чижевский. Он предложил простой выход: собрать имеющиеся в наличии современные пьесы и передать их Малому и Художественному театрам — пусть ставят. «Можно так разрешить вопрос». Но столь примитивное решение не вызвало ничего, кроме улыбок. Гораздо опаснее была та демагогия вульгаризаторов от марксизма, группировавшихся вокруг журнала «На посту». Один из наиболее активных представителей этого направления, Л. Л. Авербах, утверждал: «В период военного коммунизма в нашей литературе выступали только революционные пролетарские писатели. Старая литература в массе своей эмигрировала. Сбоку от революции начали вырастать попутчики — писатели с большей или меньшей крестьянской идеологией, идеологи городского мещанства, служилой интеллигенции и так далее. Нэп принес с собой появление всех этих писателей на литературной сцене, нэп же ударил по пролетлитературе, во-первых, потому, что среди части писательства естественно появлялись упадочные настроения, вытекающие в значительной мере из того, что некоторые пролетписатели стали отрываться от класса, обосабливаться, начало намечаться их вырождение в цех и тому подобное, и, во-вторых, потому, что нэп не мог не ударить по росткам начинающегося массового рабочего писательства».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25