Драматическое искусство - это геометрия, переходящая в музыку.
Флобер

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Девятнадцатого января 1920 года Малый театр показал «Ричарда III» Шекспира в постановке А. Санина и Н. Волконского (художники С. Петров и В. Дьячков), а 18 апреля — «Женитьбу Фигаро» Бомарше (режиссер И. Платон, художник А. Веснин). Оба спектакля имели для театра немалое значение.
В отчете, направленном в Наркомпрос, в связи с работой над «Ричардом III» говорилось: «Огромная сложность этой исключительной по трудности постановки и великого по художественной ценности произведения была еще более осложнена теми условиями, в которых находился Малый театр, недостатком рабочих рук, холодом в театре и в мастерских, упадком сил всех художественных и вспомогательных составов театра, под влиянием недостаточного питания, низкой температуры дома, болезней, смертей и т. д. Все это задержало постановку “Ричарда III” до первой половины января, и только необычайным напряжением уцелевших работников Малого театра и их энергией была осуществлена эта грандиозная задача, равной которой не разрешил ни один из других театров Москвы».
По свидетельству современников, режиссер не сумел раскрыть философской, исторической и психологической глубины трагедии. Декорации, при их скрупулезной исторической точности, мало соответствовали духу трагедии и, по замечанию критика Н. Эфроса, были «безразличным фоном». Костюмам не хватало характерности, соответствия тем персонажам, для которых они предназначались.
Несмотря на то, что Санин был признанным мастером постановки массовых сцен, на этот раз они оказались слабее, чем в предыдущих спектаклях. Безмерно занятый в других театрах, Санин не уделял спектаклю должного внимания и многое перепоручал своему молодому коллеге — Н. Волконскому. Группы лордов и группы воинов выстраивались довольно беспорядочно. Исключение составляла сцена, в которой Ричмонд и его воины преклоняли колени в честь одержанной победы. Но и эта сцена превращалась в живую картину, хорошо организованную, но лишенную подлинного чувства.
Безликой, бессильной и даже жалкой выглядела группа граждан, пришедшая просить Глостера принять корону, стать королем Ричардом III.
А между тем об отношении народа к будущему королю красноречиво свидетельствует Букингем. С горечью восклицая: «Молчит народ и рта не разевает», — он тем самым подчеркивает его безразличие, а то и недовольство новым королем.
Большинство актеров играли банально и неинтересно, исключение составляли Южин — Ричард III, Ермолова — королева Маргарита и в некоторых сценах Пашенная — Анна.
Критик Н. Эфрос упрекал Южина за мелодраматизм, за то, что актер не показал душевной борьбы своего героя. Но он признавал, что в пределах своего задания Южин исполнял роль превосходно. Южин изображал Ричарда откровенным злодеем. «Трудно забыть его глаза, — писал Эфрос, — то с мстительным блеском холодного бесстрастия, то полные ненависти, загадочно завлекающие, ехидно усмехающиеся, глаза на бледной маске урода, искривляемой гримасой тонких, почти неприметных губ огромного рта. Приковывает внимание жизнь пальцев — свойство тонких натур, когда они гневно касаются перед убийством рукоятки кинжала или когда точно гипнотическими пассами принуждают королеву Елизавету склониться на его просьбу — отправиться со сватовством к своей дочери».
И, что было для Южина очень характерно, играя урода с горбом, с укороченной ногой, он оставался по-своему красив, во всяком случае благороден.
В сцене кошмарного сновидения в ночь перед боем все жертвы короля были размещены режиссером как бы в клетках-ячейках, расположенных на огромном станке, напоминающем икону-складень. Каждая ячейка освещалась отдельно.
Ермолова играла Маргариту и раньше. Пьеса в переводе А. В. Дружинина впервые пошла 13 февраля 1897 года. Но тогда актриса показывала прежде всего страдающую мать. Теперь она во многом пересмотрела роль. Перед зрителями была старая королева, лишенная права миловать и особенно карать. Она ненавидела Ричарда в первую очередь за то, что он отнял у нее власть. А вернись к ней прежние права, с какой жестокостью она расправилась бы с врагами. «Это был образ, страшный в своей злобе и ненависти, образ, новый в творчестве Ермоловой. В своей суровой, грозной правде он мог быть рожден только в годы гражданской войны».
Южин подчеркивал, что эта королева «жила проклятием судьбе и людям, и все ее речи, по словам Шекспира, поднимают волосы на голове». И в то же время Ермолова передавала огромную любовь матери к сыну. Она видела на поле боя сыновний шлем и кидалась к нему, она верила, что сын здесь, недалеко. И, как вспоминал Ф. Н. Каверин, один из участников спектакля, все на сцене сразу изменялось: «Какое нам дело до интриг, до эгоистичной борьбы этой властной женщины? Мать, простая мать мечется по сцене. И вот со шлемом в руках, она находит сына. Как загораются ее глаза, нет, очи на изборожденном морщинами лице. Сколько отчаяния, сколько внутренней силы в этом тихом и слабом голосе. Какое горе, какая безысходная тоска звучат в ее словах»4. Южин говорил, что, играя с Ермоловой множество раз, он не мог не испытывать во втором акте чувства жути, которое невольно заставляет Ричарда, это чудовище, говорить почти искренне после ухода Маргариты:
«Клянусь владыкой, не в силах я Ее винить. Она страдала много...»
Тема личной власти, противостоящей народу, интересам государства, законам божеским и человеческим, власти, которую добывает король, шагая по трупам, имела в то время, когда был поставлен спектакль, особенно актуальное звучание — ведь недавно в России было свергнуто самодержавие. Спектакль был созвучен революции, и в этом заключалась его сила.
18 апреля 1920 года театр выпустил премьеру — «Женитьбу Фигаро» Бомарше. Постановщик спектакля И. Платон, используя опыт А. Санина, пытался усилить массовые сцены. Хотя он и не добился полного успеха, все же спектакль понравился публике. «Что-то бесконечно бодрое заключалось в нем. Весь он был пропитан мощной и заразительной радостью». Конечно, Южин — Фигаро и Лешковская — Сюзанна были староваты и тяжеловаты для своих героев. Но они и не пытались молодиться. Зато ритм, изящество, искрометность их диалогов не могли не восхищать. Южин с таким увлечением произнес последний монолог, что в зале долго звучали аплодисменты. В его Фигаро было много иронии, а еще более — жизненного опыта, он наперед рассчитывал все свои поступки и умом далеко превосходил графа.
Яблочкина и Ленин — оба изящные, красивые, холодные — очень подходили для ролей графа и графини.
В связи с капитальным ремонтом Малый театр почти год (с июля 1920 по 5 апреля 1921 года) не функционировал. Вновь он открылся комедией А. Грибоедова «Горе от ума» (режиссер А. Санин, художник С. Петров).
Нельзя сказать, чтобы эта постановка в целом отличалась особенным новаторством; исключение составлял бал в доме Фамусовых. Декорации были установлены на кругу, что давало возможность показать зал в различных ракурсах. Такой прием применялся в Малом театре впервые.
Еще до премьеры Южин рассказал о своем понимании комедии в журнале «Культура театра». Он утверждал, что «протест набатом звучит не только в речах Чацкого, но и во всем организме пьесы, во всех ее отдельных положениях. Протест этот полон такого высокого и благородного порыва, такой великой художественной красоты, обличен в такую живую неумирающую силу слова и стиха, что самый придирчивый зритель не в силах устоять против его зажигающей силы».
Южин понимал, что в новых условиях роль Фамусова следует играть по-новому. В письме от 24 августа 1918 года к артисту Д. X. Пашковскому он писал: «В эпоху Грибоедова Фамусов — объект сатиры гениального автора. В нашу эпоху — это историческая фигура, типизирующая весь склад русской жизни той полосы... Фамусов не только представитель, он — творец, один из творцов того мира, который его окружает и создает горе уму. Но он и умен, умен по-своему, но очень умен: на таких умах, как на дрожжах опара, взошла и процветала старая Россия. Она создала свой мир, ценила его, отстаивала всеми путями и боролась за его власть и давила свободную мысль... на свою же погибель.
Вся трудность моего замысла роли в том и заключается, чтобы у Павла Афанасьевича со всеми смешными сторонами частного человека, бытовыми чертами барина-бездельника по убеждению, обжорливого, хитрого, похотливого, по-своему даже добродушного, шлепающего туфлями по всему дому ни свет ни заря от старческой бессонницы и щупающего хорошенькую Лизу, и Фамусова — знать, патриарха и крепостника, который совершенно искренне желает “собрать все книги бы да сжечь”, ссылает в работу и на поселение, испытывает жгучую боль оскорбленного в своей семейной чести отца, когда узнает дочь в женской фигуре, освещенной огнем свечей в руках его челяди и т. д.».
Южинский Фамусов был аристократом, и казалось странным, что он не носил титула. Этот тонкий дипломат в то же время был искренен в стремлении ради корыстных интересов служить не делу, а лицам. Ему свойственно презрение к нижестоящим, пренебрежение к подчиненным и смертельная ненависть ко всякой свежей мысли, которая пытается проникнуть в фамусовский дом. «Умело выдвигая социальный фон, Южин не оставляет без внимания индивидуальных черт изображаемого им типа». Сатирический образ он окрашивал лирическими чертами. Достаточно вспомнить, с каким восторгом, упоением, даже поэтически Фамусов воспевал Максима Петровича. Застав же в сенях Чацкого с Софьей, он поднимался до настоящей трагедии. Громовым голосом он в смятении кричал: «Дочь, Софья Павловна! страмница! Бесстыдница! где! с кем!» В это «с кем» вкладывался подлинный ужас. Разразилась катастрофа! Значит, даже в его дом проникает вольнодумство, а для Фамусова ничего страшнее нет.
Актер виртуозно декламировал текст, используя богатейшие голосовые возможности. Он оттенял каждую мысль «как тембральной окраской, так и модуляцией голоса, причем чуть ли не каждое давно знакомое слово звучало новой прелестью». Южин — Фамусов был одет во фрак, украшенный звездой, на ногах чулки, туфли с пряжками.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25