Если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить.
А. Чехов

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Среди относительно удачных постановок тех лет следует упомянуть «Джона Габриеля Боркмана» Ибсена (1904). Герой, именем которого названа пьеса, преступает законы ради утверждения великой идеи. Он видит в себе сверхчеловека, и цель его высока: облагодетельствовать людей, дав им в руки силы природы. Герой уверен, что рано или поздно люди придут просить его о помощи. Но толпа его не понимает, и он гибнет. Совершенно очевидно, что драматург выступал против философии Ф. Ницше, все больше завладевавшей умами буржуазной интеллигенции.
Южин, игравший главную роль, создавал тип энергичного человека, привыкшего повелевать, нервного, легковозбудимого, уверенного в своих силах. «“Утопист”, он не казался стариком-неудачником, а скорее героем-фантастом, фигурой, не лишенной романтизма», — писал Н. Эфрос. В роли его возлюбленной, Эллы Рентгейм, выступала Ермолова. Для нее главным грехом Боркмана было то, что он принес любовь в жертву своей идее. Ермолова, всегда считавшая Ибсена одним из величайших пессимистов, писателем, лишенным идеалов, рисовала свою героиню нашедшей себя в огромной, хотя и безответной любви. Впереди ее не ждет ничего радостного, и все-таки она счастлива теплом собственной любви к людям. Но в целом спектакль не получился.
В пьесе И. С. Платона «Рабы» (1904) властный купец Шерстобитов (Н. М. Падарин) подавляет всех окружающих. Мечтающий о свободе, но не способный за нее бороться, сын Шерстобитова Павел хотел сделаться художником, но в результате семейной драмы (его оставила жена) приходил к самоубийству. Артист А. К. Ильинский изобразил его искренне, показывал нервность этой натуры. Его жене (А. А. Левшина) стыдно за робость мужа, за то безделье, которому она и он предаются, за те унижения, которые они испытывают, и она изменяет мужу — без любви и даже без страсти, только чтобы хоть как-то разрядить невыносимую тупую обстановку. На первых порах кажется, что позитивное начало в пьесе олицетворяет художник Беззубов. Он борется с деспотизмом, обличает рабские инстинкты; но у него нет никакой положительной программы. В результате он привносит в купеческий мир только смятение, растерянность, не предлагая никакого реального выхода. По- старому больше жить нельзя, но как жить по-новому, никто в этой пьесе не знает.
Было все очевиднее, что Малый театр отстает от жизни, консервируется, его лучшие традиции превращаются в штампы. Правда, нельзя не признать, что старейший русский театр решительно отвергает все антиреалистические направления. Вне реализма и высокого романтизма для него не существовало искусства.
14 октября 1905 года в связи с начавшейся всеобщей забастовкой прекратилась подача электроэнергии. Театр погрузился во тьму. В тот же день приказом генерал- губернатора спектакли были прекращены. Возобновились они 27 октября. В начале революции 1905 года актеры Малого театра активно участвовали в общественной деятельности: выступали в концертах, сборы от которых шли в пользу бастующих и их семей. Было собрано 1500 рублей, необходимых для издания большевистской газеты «Вперед».
Однако по мере того как революционные события разворачивались, принося множество бытовых неудобств, большая часть труппы Малого театра, связанная с буржуазной интеллигенцией, испугалась за свои привилегии и начала отходить от революции. И, что характерно, общественная тема в репертуаре все больше отходила на задний план.
В Новом театре, этом филиале Малого, пошла пьеса С. Пшибышевского «Для счастья» (1906), рассматривающая любовь только как страсть, дающую право произвольно рвать нити, связующие людей. Герои Пшибышевского мечутся, не в силах разрешить противоречие между долгом и чувством. В репертуаре появляются произведения Зудермана, Ншибышевского, Г. д’Аннунцио, Г. Бара, а вместе с ними в труппу приходят актеры, склонные к неврастении, изломанности чувств, повышенной эротичности. На короткий период волны декадентства все же захлестывают и Малый театр.
Сборы значительно снижаются, властителями дум оказываются другие театры. Поиски современной, актуальной пьесы были затруднены не только по вине театра. В 1906 году цензура запретила пьесу С. С. Мамонтова «Ценою крови», посвященную падению Порт-Артура. Главную мысль автора развивала княгиня — начальница Красного креста, призывающая вернуться на евангельский путь и тем самым показать «азиатам», что «мы велики смирением». Но в пьесе звучали достаточно серьезные упреки в адрес царской администрации и общества, говорилось об ужасах войны.
В пьесе П. П. Гнедича «Зима» мать-вдова увлекается молодым художником и оказывается соперницей дочери. Узнав, что дочь близка к самоубийству, она сама кончает с собой. Роль матери играла Ермолова, роль дочери в обычной для нее манере драматической инженю — Е. Н. Музиль. Интерес представлял новый для Малого театра актер Владимир Васильевич Максимов (1880-1937), вскоре ставший одной из первых звезд киноэкрана, типичный салонный герой-любовник. В спектакле он играл роль художника-декадента Варгина. Максимов обладал мелодичным голосом и был удивительно пластичен на сцене.
В таких условиях постановка Ленским пьесы Ибсена «Борьба за престол» (1906) оказалась значительным художественным событием. Особенно интересен был сам Ленский в роли епископа Николаса. Этого человека отличала огромная неудовлетворенная жажда власти. По натуре он был интриганом и человеконенавистником, весь смысл его жизни заключался в том, чтобы сеять раздоры и вызывать сомнения. Своей внешностью — обрюзгшее безволосое лицо, землистые щеки, отвисший подбородок, голый череп, оттопыренные уши — Николас у Ленского напоминал К. П. Победоносцева, одного из мрачных реакционеров и коварных интриганов тогдашней России, обер-прокурора Святейшего синода.
Но король Гокон в исполнении П. М. Садовского не соответствовал замыслу драматурга. Идея национального объединения Норвегии не получила точного выражения в игре актера. Его персонажу не хватало силы воли, веры в свое призвание, убежденности в своей моральной правоте. Король Гокон был чрезмерно охвачен благочестием. Что касается феодала Скуле (А. И. Южин), то он добивался престола для удовлетворения своего тщеславия и, сознавая это, мучился оттого, что действует неправильно. Но сомнения, раздвоенность, рефлексия лежали за пределами дарования Южина, и роль ему удалась далеко не полностью. Его игра оказалась внешне блестящей, но рассудочной и холодной, за драматическими эффектами порой не чувствовалось подлинного душевного подъема.
Однако один даже относительно удачный спектакль не мог решить художественных проблем Малого театра. В труппе, в наиболее творческой ее части, все чаще раздавались голоса, что театр больше так существовать не может. Уже говорилось, что таково было мнение Ленского. Но и Южин писал: «Все чепуха, дребедень, полный развал». Ему вторила Ермолова: «В Малом театре все валится, и пускай валится». О своем намерении покинуть театр все чаще заявляли Ленский, Южин, Лешковская, Рыбаков.
Ермолова добилась годичного отпуска. Незадолго до его окончания она писала Федотовой, что ей совсем не хочется возвращаться в театр: «Зачем? Что делать? То, что бы я хотела, сил нет, а то, что хочет мода, я не хочу».
Весной 1907 года приглашенный режиссер Н. А. Попов поставил пьесу «Много шума из ничего» У. Шекспира. Спектакль получился радостный, светлый, передающий атмосферу Италии. Во время антрактов занавес не опускался. Зрители видели стену дворца в Мессине с аркой и колоннами. Перед ними вставала картина жизнерадостной и беспечной улицы итальянского города периода Ренессанса. Через тяжелые ворота, открываемые воинами, врывались хохочущие, прыгающие мальчишки. Сзади на стульях располагались торговки. По лестнице из дома Леонато медленно спускались дамы. Попов показал себя мастером массовых сцен. В роли Беатриче дебютировала О. В. Гзовская, сразу заявившая о себе как о блестящей комедийной актрисе. Она сумела показать язвительное остроумие, своенравие, любовь своей героини. Что касается Остужева, то он был изящен, обаятелен, влюблен в жизнь во всех ее проявлениях. Короче говоря, режиссер и два главных исполнителя уловили и сумели передать ренессансный дух комедии.
Попов поставил также «Доходное место» (1907). Юсова играл К. Н. Рыбаков, Кукушкину — О. О. Садовская, Досужева — П. М. Садовский. Последний дал образ бесприютного никчемного человека, иронизирующего над своим падением. Темпераментом борца отличался Остужев в роли Жадова.
В четверг 24 января 1908 года, в день своего бенефиса, посвященного 25-летию служения в Малом театре, Южин сыграл роль Отелло, о которой давно мечтал. В его исполнении мавр сочетал сознание своей силы, пламенную любовь к Дездемоне и примитивность натуры. На Дездемону он смотрел как на собственность; подозрение в ее неверности поглощало его практически сразу и всецело; в мщении он был стремителен.
Как указано выше, с конца 1908 года Александр Иванович Южин возглавил Малый театр и оставался на этом посту и после Октябрьской революции.
Умный и образованный человек, выдающийся актер, талантливый администратор, известный драматург, князь по происхождению и либерал по воззрениям, одно время член конституционно-демократической партии, Южин пользовался симпатией и доверием в самых различных кругах. Пожалуй, в рассматриваемые годы один только он мог с таким достоинством и умением вести театр.
Южин был убежден, что красота, талант и правда в идеале неразрывны и только их сочетание способно оказывать активное воздействие на людей. Что касается Малого театра, то он, будучи сокровищницей национальной культуры, не должен замыкаться в рамках того или другого художественного направления, но широко раскрывать двери всему талантливому, особенно в сфере драматической литературы. Но в то же время Южин решительно выступал против декадентства, с его культом страдания, эротики и смерти. И в жизни, и на сцене он прежде всего хотел утверждать светлые идеалы и горевал, что их немного осталось как в действительной жизни, так и на сцене.
Южин не соглашался с тем, что театр должен быть школой; он всегда ставил его выше школы, потому что ничто не может так взволновать, а значит, и научить, как хороший спектакль. Он протестовал против театра-кафедры, театра-трибуны, где в каждой тираде слышится авторский голос, но нет подлинных человеческих переживаний. Театр может выполнять любые функции, говорил он, но обязательно при этом должен оставаться искусством, то есть жить образами, создавая живые и сложные характеры.
Актер для Южина — главное лицо в театре. Поэтому он и боролся за образованного актера, был против так называемого актерского «нутра», основанного только на наитии, или, проще говоря, действовавшего наудачу. Он полагал, что актер обязан научиться управлять своими чувствами, подчинить свой талант разуму. Актер
говорит о жизни, раскрывает сложнейшие жизненные проблемы, значит, он сам по уму и образованию должен находиться на уровне высоких требований, в том числе морально-этических. Южин требовал высокого нравственного уровня от всей актерской корпорации и первый в своих речах указывал на громадное общественное значение, которое в истории русской культуры имели Ф. Г. Волков, М. С. Щепкин, П. С. Мочалов.
В молодости Южин был романтическим актером и страсть к романтике сохранил на всю жизнь. И именно романтические роли — Дюнуа («Орлеанская дева» Шиллера, 1883), Рюи Блаз («Рюи Блаз» Гюго, 1890), маркиз Поза («Дон Карлос» Шиллера, 1893) и другие — получили признание публики. Он увлекал зрителей пылкостью темперамента, эмоциональностью.
Во всех ролях романтического репертуара Южин стремился сохранить свой облик, он почти не гримировался, не носил париков, не употреблял наклеек. Это был сам Южин, но в предлагаемых обстоятельствах, поднимающийся до степени высочайшего героизма. Романтизм борьбы и романтизм бунтующей мысли были главными сторонами южинского искусства. С особенной силой это проявилось в образе маркиза Позы, вероятно, лучшей южинской роли. Здесь сочетались высокий пафос и поразительное мастерство речи, декламация в высоком, благороднейшем смысле этого слова. Сам Южин говорил, что, играя Позу, необходимо декламировать, нельзя его опускать до житейской или даже жизненной правды. Конечно, маркиз Поза — это тоже правда, но правда возвышенных чувств. Играя романтические роли, Южин был подчеркнуто театрален, и его справедливо считали антиподом актерской школы МХТ.
В начале XX века Южин постепенно отходил от романтических ролей. Играя в комедиях, он все больше стремился к характерности, к тому, чтобы максимально «спрятать себя». Его Репетилов был подлинный барин, член Английского клуба, пустомеля, болтун, легкомысленный и увлекающийся человек, но всегда умеющий сохранять приличия. Играя Болингброка в «Стакане воды» Скриба, Южин создавал образ гораздо более сложный, чем у драматурга. Он являлся одновременно придворным, мыслителем, политическим деятелем, дипломатом. Он был легкомыслен — такова его натура, — осторожен, умен, находчив, насмешлив и в чем-то даже наивен. Актер показывал его почтительным, ловким и в то же время беспомощным. Только настоящий мастер мог создать такой многоплановый образ.
Утверждая актера в качестве если не единственного, то главнейшего выразителя воли драматурга, Южин не проявлял большого интереса ни к режиссуре, ни к оформлению спектаклей. При нем продолжали работать те же художники: Б. О. Гейнблюм, Ф. А. Левадовский, П. Т. Гуняшев, В. С. Внуков. Правда, работал также К. А. Коровин, но его декорации часто приобретали самостоятельное значение и не связывались с режиссерским решением спектакля.
Южин показал себя незаурядным администратором; он сумел максимально загрузить труппу, давая в год по 12-13 новых постановок, ввел двойные составы, упорядочил репетиции. Но беда в том, что качество спектаклей в силу многих вышеуказанных причин не повышалось, а зачастую, напротив, снижалось. Одновременно падали сборы. Театр лихорадило, и он давал одну премьеру за другой, стремясь сохранить зрителя.
Как и всегда, значительное место в репертуаре занимали произведения русской классики. Но среди этих постановок невозможно назвать имеющие для театра, а тем более для русской культуры принципиальное значение. К примеру, в «Горе от ума» новацией было то, что художник Л. М. Браиловский создал на сцене конструкцию, позволяющую показать комнату с трех сторон.
В январе 1911 года вновь поставили «Грозу» (режиссер Н. М. Падарин). Спектакль получился сереньким, лишенным четкой режиссерской концепции. В. Н. Пашенная, игравшая Катерину, рассказывала, что на репетициях царила угрюмая атмосфера. Когда артистка спрашивала: «Как надо работать над ролью? Что надо делать?» — режиссер ей отвечал: «Живите, переживайте, не жалейте себя». «Я, — пишет Пашенная, — буквально надрывалась на репетициях. С первых же репетиций у меня была “готова”, как мне казалось, роль, и я “жарила” вовсю, но... дело шло все хуже и хуже».
Более интересной получилась постановка комедии Бомарше «Женитьба Фигаро» (1910). Театр уловил и донес до зрителя общественные мотивы пьесы и в то же время ее комедийную легкость. Известный критик Н. Е. Эфрос писал, что спектакль кажется ему решенным в плане «беззаботной веселости и легкой импровизации».
Южинский Фигаро понимал свое превосходство над аристократами, и это наполняло его жизнерадостностью, уверенностью в себе. Другой исполнитель заглавной роли — К. В. Бравич — был насмешлив, действовал с тонкой иронией; он скорее напоминал умного наблюдателя жизни, чем активного ее преобразователя. К сожалению, несколько старовата и грузна была Лешковская в роли Сюзанны.
В 1914 году идет «Макбет», оформленный Коровиным. Художник передал атмосферу трагедии. На сцене стояли мрачные, громоздкие, величественные декорации. В некоторых сценах очень выразительна была толпа, например после убийства Дункана, в сцене пира, когда к Макбету является дух Банко. Но в других сценах толпа состояла из обычных равнодушных статистов. Постановщик спектакля Платон не пожалел бенгальского огня для создания феерических эффектов.
Макбета играл Южин; он сумел показать его яростное честолюбие, но в гораздо меньшей степени передал психологическую борьбу героя с самим собой.
Но, конечно, главное внимание Малый театр уделял современной драматургии. К сожалению, здесь достижения оказались весьма скромными.
Пьеса Оскара Уайльда «Идеальный муж» была поставлена режиссером И. Н. Худолеевым как типичная салонная комедия, не поднимающая никаких серьезных проблем.
Поставленный в 1912 году «Профессор Сторицын» Л. Андреева успеха не имел. Символическая направленность писателя и бытовая сущность актеров Малого театра находились в явном противоречии.
События начавшейся в 1914 году мировой войны только на короткое время нашли свое отражение в репертуаре. 30 августа, в день открытия сезона, пошла патриотическая пьеса А. Ф. Писемского «Ветеран и новобранец». Величавый образ матери, страдающей и благословляющей сына на подвиг, создала Ермолова. Далее пошли «Старый закал» Сумбатова и «Граф де Ризоор» В. Сарду.
Ни постановка пьесы «На бойком месте», несмотря на талантливое исполнение Пашенной роли Евгении (1915), ни «Стакан воды» Скриба (1915), хотя Южин, Лешковская и Ермолова в нем составили подлинно концертное трио, ничего принципиально нового в ситуацию не внесли. Все больше обострялся кризис театра, все очевиднее стала утрата им своих демократических традиций.
Была необходима решительная общественная и художественная перестройка, невозможная без возникновения новых социальных условий. Такие условия принесла в 1917 году Октябрьская революция. С той поры театр стал на новый путь, неся свое высокое реалистическое и романтическое искусство новому, демократическому зрителю.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25