Режиссер должен обладать душой поэта и волей капрала.
Анджей Вайда

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Когда Ленский играл Уриэля Акосту в одноименной пьесе К. Гуцкова (1879), тот представал героем-бунтарем, отстаивающим свободу людей, «рыцарем духа, так сказать, по мировой совокупности», — писал А. Амфитеатров.
В «Звезде Севильи» Лопе де Вега (1886) Ленский играл Бусто Таберу — брата красавицы Эстрельи, которую пытался обесчестить король. Бусто противился позору и погибал от руки своего друга и жениха сестры, вызвавшего его на поединок по королевскому приказу. Посредством массовых сцен Малый театр усиливал роль народа, Ленский же создавал прекрасный образ идеального героя. Смерть гордого графа, погубленного интригами тирана, перенесенная театром из дворца на простор площади, введение народных масс, понявших преступный замысел короля, — все это придавало спектаклю «Звезда Севильи» общественное звучание.
В 1888 году Ленский сыграл Вильгельма Оранского в «Эгмонте» Гёте, используя при этом превосходный грим. «Принц Оранский — г. Ленский, — писал критик, — производил впечатление сильной картинной фигуры того времени. В этой фигуре был стиль, которого не хватало всем остальным исполнителям». Суровое каменное лицо, хмурый и строгий взгляд, отрывистая речь. И вдруг, лишь в одной фразе, лишь на мгновение, — страстный порыв с оттенком глубокой душевной боли: «О, если бы ты мог видеть, Эгмонт, моими глазами!» «Такие мимолетные блестки, внезапно, словно вспышки магния, освещающие сложные движения души, были одной из художественных специальностей Ленского», — отмечал А. Кизеветтер.
Начиная с 1880-х годов Ленский все чаще обращается к возрастным ролям, стремясь к большей характерности. Конечно, это дается ему не сразу и не без труда.
В 1887 году Ленский впервые выступает в роли Фамусова, и эта роль позже оказывается одной из лучших в репертуаре артиста. Он играет ее на протяжении двадцати лет. Ленский говорил, что ему так же легко играть Фамусова, как сидеть дома в кресле и в халате. Фамусов Ленского — это постаревший Репетилов, болтун, для которого главное: «подписано, так с плеч долой». А у него есть дела поважнее: обеды, ужины, балы. Элегантный, даже на халате носящий звезду, непринужденный, самоуверенный, он был настоящим барином. Хлестовой он ровня, а перед Скалозубом если несколько заигрывает, то лишь как перед возможным женихом дочери. Представляя Хлестовой Скалозуба, он гордился им, хвастался. В первом действии он совершенно ясно давал понять Скалозубу, что давно считает его женихом Софьи. Слова «Зачем откладывать бы дальше» он говорил вкрадчиво, кося на собеседника взглядом. Убедившись, что тот намека не понял, произносил вторую — совершенно прозрачную — половину фразы: «Речь завести об генеральше?»
В последней сцене Фамусов просто не слушал Чацкого, не понимал, что тот говорит. До его сознания доходили только отдельные слова. Он растерян, потрясен, сбит с толку. Фразу: «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов» — он произносил не как «тебя, мол, я отправлю в саратовскую глушь», а как названия четырех разных мест, куда можно сослать Софью.
Играя в 1893 году Лыняева («Волки и овцы» Островского), Ленский, по словам рецензента, «создал целую драматическую историю на тему превращения беспечного жизнерадостного холостяка в унылого, падающего духом жениха, совершенно готового превратиться в образцового мужа под башмаком».
Как и всем актерам, Ленскому приходилось много выступать в пьесах современных авторов. В них он зачастую бывал малоинтересен. Сам артист писал: «С самого начала я играю роли без содержания, и до конца сезона иного сорта ролей не предвидится. Это такая тоска... такой душевный голод, от которого так же нравственно умираешь, как мрет теперь народ от бесхлебицы».
А. П. Чехов, похвалив пьесу А. И. Южина «Цепи», добавлял, что Ленский играл Пропорьева великолепно. Именно такой прожженный циник и в то же время красавец мог «всполошить» сердца дам, падких до всего «демонического».
Знаменитой ролью Ленского был Кругосветлов из «Плодов просвещения» Л. Н. Толстого. Надо сказать, что Ленский вообще значительное внимание уделял костюму, гриму, поведению, стремился к наибольшей внешней выразительности своих героев. И в этой роли он не отступил от обычного правила. У профессора была жиденькая длинная бородка, его прямые волосы свисали до плеч, очки все время сползали с носа. На спиритическом сеансе он начинал свои объяснения с той известной брезгливостью, которая могла быть свойственна ученому мужу, вынужденному выступать перед неподготовленной аудиторией. Но постепенно он все более увлекался и горячился. При этом важный тон не мешал зрителям увидеть в профессоре круглого дурака и невежду.
Третий актер, тяготевший, особенно в молодые годы, к романтике, — Александр Иванович Южин (1857-1927). Обучаясь в тифлисской гимназии, потом на юридическом факультете Петербургского университета, он выступал в любительских и полупрофессиональных труппах. В 1882 году Южин вступил в Пушкинский театр А. А. Бренко и в том же году перешел в Малый театр, где оставался до конца дней.
Южин был весьма образованным человеком, поддерживавшим самые широкие связи с московской интеллигенцией. Немирович-Данченко писал: «Южин не знал, что такое лень, и мог бы считаться образцом “кузнеца” своего счастья». Драматург и теоретик театра1, Южин считал, что актер является главной движущей силой спектакля. Он был убежден, что при любых обстоятельствах именно актеры, а не чиновники, должны направлять художественную жизнь театра. Поэтому он возмущался тем, что «участие артистов императорских театров в управлении сценой, в ее художественном распорядке сведено к нулю, чего не знает ни одна из европейских сцен».
Бесспорно, Южин способствовал возрождению в Малом театре романтического репертуара. Справедливо писал П. А. Марков: «Через защищаемый Южиным репертуар Шиллера, Шекспира, Гюго в театр переплескивалось то, что глухо и настойчиво бурлило в современном обществе».
Сам Южин стоял на гуманно-либеральных позициях и был далек от идей социалистической революции, но создаваемые им образы призывали к борьбе за свободу народа и личности. И в этом смысле они служили делу прогресса. Южин, как Ленский и Ермолова, был активным общественным деятелем той эпохи.
Играя романтические роли, Южин идеализировал своих героев. Их отличали темперамент мысли, романтизм борьбы и протеста. Конечно, игра Южина не имела ничего общего с бытовым исполнением. Современник так отзывался о его игре: «Форсированно приподнятый тон всей пьесы — положений, чувств, речей, — тон, удаленный от реальной жизни, взвинченный на подмостках и уснащенный щегольским слогом, полным красивых фраз». Однако яркая, красочная и насыщенная речь Южина чаще всего не становилась ходульной декламацией — ее подъем соответствовал значительности и накалу чувств. В молодости Южин мало задумывался о характерности, редко прибегал к парикам и наклейкам. Он оставался самим собою, только был одет в соответствующий костюм и поставлен в предлагаемые обстоятельства. И в то же время его игра была эмоциональной, красочной, в лучшем смысле слова театральной. Например, роль Дюнуа в «Орлеанской деве» (1884). «Какой необыкновенный подъем охватывал весь театр, — писал Вл. Филиппов, — что делалось с молодежью, когда он своим мощным бархатным баритоном восклицал:
К оружию! Бей сбор! Все войско в строй,
Вся Франция иди за нею в бой!
И, обнажая меч, с громадной силой взывал:
Все за нее, всей крови нашей мало...
Спасти ее во что бы то ни стало!
Казалось, он своим увлечением заражал весь театр, а молодежь с галереи готова была прыгнуть на сцену и вместе с Южиным спасать Ермолову — Орлеанскую деву».
Могучий, звучный и ласкающий тембр голоса, поразительная пластичность, тонкое понимание всей пьесы и своего в ней места всегда отличали Южина. Актер высокой творческой дисциплины, он совершенствовал свои роли, добиваясь определенности во всех деталях.
В 1891 году Южин выступил в роли Гамлета. В беседе с корреспондентом журнала «Театральный мирок» он говорил: «Я лично смотрю на Гамлета, как на человека, живущего не сердцем, а умом, но в то же время так же сильно, с такою же страстью, как бы под влиянием чувств. Именно так я его и играю».
В первой части трагедии южинский Гамлет нерешителен и даже боязлив. Но, убедившись окончательно в том, что преступление совершено, он готов к отмщению. Сперва Гамлет меланхоличен, он подавлен невыразимым горем. Журнал «Артист» писал, что у актера «даже грим взят особенно траурный, своего рода грим безнадежности». А потом является Гамлет — энергичный, сильный, деятельный. И журналист определяет: «У Южина нет Гамлета-мыслителя, а только впавший в скорбь, в меланхолию сильный практический деятель». Лучшей сценой в спектакле была беседа Гамлета с Розенкранцем и Гильденстерном. Гамлет — Южин едва сдерживал свое негодование по отношению к продажным слугам короля. После сцены «Мышеловка» нервы принца напряжены до предела, одновременно его охватывает торжество от сознания своей моральной победы. И это превосходно выражалось не только голосом, но и мимикой.
Поступая в Малый театр, Южин дебютировал в роли Чацкого; потом он много раз возвращался к этой роли. Прежде всего он подчеркивал влюбленность в Софью, мучительные раздумья о том, почему так изменилась любимая девушка. Но чем старше становился Южин, тем явственнее в монологах Чацкого звучали общественные мотивы. Артист теперь обращался не столько к Фамусову и его гостям, сколько к самому себе и к зрителям. Самолично режиссируя спектакль, Южин в сцене бала у Фамусова вначале как бы заводил беседу с несколькими гостями, но они покидали его. Чацкий оставался один со своими тяжелыми мыслями и чувствами, высказывая их в знаменитом монологе.
Шекспировского Макбета Южин изображал как мифологического титана, бесстрашного героя, подавляющего всех, кто его окружал. Это была выдающаяся натура, одержимая, однако, непомерным честолюбием. Когда Макбет говорил о своем замысле убить доброго Дункана, чувствовалось, что он выполняет не только свою честолюбивую мечту, но и повеление какой-то высшей силы. И эта сила заключена в самом Макбете. Борьба неодолимого влечения к власти с присущей ему честностью порождала трагический разлад в самой его натуре. Вспоминая спектакли, виденные в Малом театре, В. Михайловский рассказывал: «Никогда не забыть мне той сверхчеловеческой силы, с которой Южин произнес монолог, впервые вскрывающий чуткую совесть Макбета, знающего, что такое долг перед самим собою и какой переворот в нравственных понятиях человечества должно вызвать страшное преступление. Ему страшен внутренний закон, а не внешние последствия, справиться с которыми Макбету ничего не стоит».
В 1890-е годы Южин делает попытки обратиться к характерным ролям, хотя на первых порах без особого успеха. Например, в 1898 году он играет Телятева в «Бешеных деньгах» Островского. Позже эта роль станет одной из лучших в репертуаре артиста, пока же он не слился с изображаемым лицом, скорее читал роль, нежели играл ее. Тип московского жуира показать не удалось.
Немало сделано Южиным для утверждения советского Малого театра, для сохранения его самых высоких романтических и реалистических традиций. Возглавляя этот старейший театр, он вел активную борьбу против вульгарного социологизирования, установок на создание искусства путем решительного отрицания всей предшествующей культуры как целиком буржуазно-дворянской. Одновременно Южин активно утверждал в Малом театре репертуар, созвучный революции. Постановки «Посадника» А. К. Толстого (режиссер А. А. Санин, 1918) и «Оливера Кромвеля» А. В. Луначарского (режиссер И. С. Платон, 1921) — наиболее убедительные тому примеры.
Конечно, кроме перечисленных выше актеров к романтическому и героическому репертуару склонялись и другие, занимавшие более скромное положение.
В труппе Малого театра состояли высокоталантливые исполнители, выступавшие по преимуществу в бытовом репертуаре. Надежду Михайловну Медведеву (1832-1899) Станиславский называл в числе лучших своих учителей. Представительница одной из старейших театральных фамилий, Медведева в молодости без особенного успеха выступала в амплуа инженю. Приблизительно с 1868 года она перешла на роли пожилых женщин, в основном из имущих классов. И с тех пор Медведева утверждается среди лучших актрис Малого театра. Ее Гурмыжскую («Лес»), Огудалову («Бесприданница»), Турусину («На всякого мудреца довольно простоты») критики называют подлинными шедеврами. Когда артистка отмечала пятидесятилетие своей сценической деятельности, Московский Художественный театр преподнес ей альбом, прося записывать туда «неоценимые наставления, которые будут памятником и источником света для молодых поколений русских сценических деятелей».
Характерно, что, работая над ролями, Медведева во многом действовала именно так, как впоследствии будет советовать Станиславский. Вот тому доказательство.
В 1890 году П. П. Гнедич отдал в Малый театр свою пьесу «Старая сказка». Драматург вспоминал, что, прочтя ее, Медведева обратилась к нему с вопросом относительно своей роли: «Расскажите мне, где живет эта Багряницына, что я играю, — далеко ли от дочери, зачем она к ней зашла, о чем сейчас говорила с ее мужем и куда от нее пойдет? — Я удивился: зачем ей это надо. Сказал, что никогда не думал об этом, но нарисовал ей картину, как Багряницына пообедала, взяла зонтик и пошла через две-три улицы к дочери, говорила сейчас с зятем в его кабинете и осталась очень недовольна этим разговором.
Надежда Михайловна внимательно меня выслушала.
— Ну вот это так, — сказала она. — Люблю я знать, откуда пришла, куда иду, — тогда и играть легче. Ведь я не могу выйти на сцену и только говорить слова вашей роли, чтобы мне выдали за это жалованье. Ведь это будет “молодое обещающее дарование”, а не маститая, как я. Самое главное на сцене — принести с собой прежнюю жизнь, где была».
В 1885 году артистка играла в пьесе Островского «Не от мира сего». И, как писал критик, «лучшего олицетворения генеральши из купчих Снафидиной и требовать нельзя. Крупная фигура г-жи Медведевой как нельзя более подходит к роли, туалет ее в бытовом отношении безукоризнен; басовые ноты, являющиеся в те моменты, когда Снафидина подтверждает свое мнение, весьма характерны. Начесы на висках при открытом в середине доверху лбе, подобранная верхняя губа и надменно опущенная нижняя довершают впечатление».
Роль глуповатой вдовушки Усть-Сысольской в пьесе А. Ф. Федотова «Виктор Павлович Пичугин» (1890) была ею выполнена также превосходно. Перед зрителями представала ожиревшая, лишенная всяких нравственных правил старуха.
Но среди актрис на амплуа старух всех, несомненно, превосходила по дарованию Ольга Осиповна Садовская (1849-1919). Островский сказал о ней: это «большой и сильный талант». Дочь певца Большого театра О. Л. Лазарева, прославившегося исполнением народных песен, Садовская с детства обучалась музыке и пению. Позже современники высоко оценивали музыкальность актрисы, ритмическую и мелодическую отработанность ее речи.
В драматических спектаклях Садовская начала выступать в Артистическом кружке. В 1879 году дебютировала в Малом театре. Ее приняли... но без жалования. И только с 1881 года Садовская становится полноправным членом труппы. Она являлась острохарактерной актрисой, создавала яркие, убедительные социальные и бытовые портреты крестьянок, мещанок, купчих, чиновниц, дворянок. Это была, может быть, самая «антирежиссерская» актриса; ни о каких мизансценах она не помышляла. Выходила на сцену, садилась лицом к публике и начинала разговаривать. Передают, что на одном из спектаклей изображался сад, в этом саду была дорожка. Артистка заставила поставить скамью поперек дорожки, но зато теперь оказалась лицом к зрительному залу, а это для нее было главным.
Конечно, артистка выходила в соответствующих костюмах, но парики надевала только в трех ролях и так же экономно гримировалась. Однако современники высоко ценили ее умение изменять лицо при помощи головных уборов: платков, повойников, кружевных накидок. Особенно же поражало умение артистки внутренне перевоплощаться. Садовскую узнавали сразу и в то же время все понимали, что это не актриса, а сценический образ: по складу характера, психики, по всем внешним ухваткам. Актриса замечательно умела для каждой роли найти речевую характеристику. Исследователь говорил, что «такой всеобъемлющей, полнообразной передачи богатства русского языка, его сочных особенностей, колоритной меткости, своеобразной музыкальности, со всеми ее тонкостями, очаровательными нюансами, не было, пожалуй, ни у одной русской актрисы».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25