Я верю, что могущество смеха и слез сможет стать противоядием от ненависти и страха.
Ч. Чаплин

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

В последнем акте Старик ходил по двору как хозяин. Когда он обращался к сидящим, все невольно вздрагивали. Он не кричал, говорил тихим тоном, но так, что становилось ясно — он теперь всем может распоряжаться.
Девица докладывала Старику, что его собирались отравить. Это не слишком пугало, такое он предвидел. Но, узнав, что Мастаков покончил жизнь самоубийством, Старик впадал в панику. О подобной возможности он не подумал. Дрожащими руками надевал котомку. Теперь осталась лишь одна мысль — бежать! И перед зрителями представал ничтожный старикашка, жалкое подобие человека. Царёв убедительно показывал, как зло оборачивалось против своего носителя.
Известно, что в 1924 году, собираясь публиковать «Старика» в США, Горький написал к пьесе предисловие. В нем он утверждал, что отвратителен человек, влюбленный в собственные страдания, считающий, что пережитые муки дают ему право терзать других людей. Именно такого фанатика представил артист в спектакле.
Критик писал, что Царёв в этой роли был «верен автору, когда создавал характер озлобленного, нравственно растленного человека, снедаемого садистской страстью мести всему роду человеческому за перенесенные страдания».
Царёв не побоялся показать своего Старика человеком значительным, сильным, одновременно разоблачая ничтожество его жизненной цели. Он, вероятно, и физически силен. В прямом смысле этого слова стариком его назвать никак нельзя.
Как уже говорилось, Старика также играл Константинов. Его героя трудно было представить злодеем. Движения Старика отличались плавностью, интонации — напевностью, речь — неторопливостью, походка — уверенностью. Поначалу он казался созданным для добра, но все более явно наслаждался чужой болью, сверля при этом свою жертву льдисто-голубыми глазами. Иезуит — вот, пожалуй, наиболее точная его характеристика.
Нечто от Старика присутствовало и в пасынке Мастакова — Павле (В. Коняев). Он завидовал Мастакову, его уму, деловой хватке, удачам.
Роль спутницы Старика — Девицы играла Г. Буканова. По-видимому, жизнь не баловала Девицу, и это определяло ее поведение. Глаза у нее тусклые, губы сжаты, она всегда — за спиной Старика, и кажется, что у нее нет своего мнения. Но стоило Софье Марковне приласкать Девицу, как она преображалась: становилось ясно, что это существо, обиженное жизнью. Старик стремился целиком подчинить Девицу, сделать из нее послушное орудие, а планы у Девицы самые простые — жить в довольстве и выйти замуж за хозяйского сына.
Софья Марковна (Э. Быстрицкая) — женщина красивая, порывистая, искренне любящая Мастакова. Но жизнь она знала плохо, поэтому и переоценивала силу Мастакова, недооценила подлость Старика, но, начав с ним борьбу, не сдавалась.
Н. Рыжов играл компаньона Мастакова — Харитонова, артист представлял его как обычного купца, по-своему ловкого, хитрого и тороватого. Такие купцы часто появлялись на сцене Малого театра.
Художник постарался погрузить действие в бытовое окружение, будь то одежда рабочих, недавних выходцев из деревни, шумно празднующих окончание строительства; скромный, но аккуратный кабинет Мастакова; крыльцо, возле которого собирались обитатели дома. Солнце ярко освещало мастаковский дом и недавно законченную стройку. Это придавало началу действия праздничность. И тем мрачнее выглядело столкновение Мастакова и Старика, трагическое окончание их спора.
В 1972 году в постановке Б. Бабочкина и оформлении Т. Ливановой Малый театр показал, вероятно, самую сложную для понимания пьесу Горького «Фальшивая монета», в которой реальность тесно переплеталась с фантастикой и символикой.
Начинался спектакль с пожара. Огонь останавливался возле самого дома часовщика Яковлева, в котором будет происходить действие. Зрители видели бывшую барскую гостиную с сохранившимся плафоном. Тикало множество часов. В кучу были свалены узлы, банки, корзины, швейные машины, спасенные от огня. По комнате шатались люди; они брюзжали, жаловались. Всех тянуло к зеркалу, и каждый хотел обнаружить в себе нечто значительное.
Когда в 1913 году драматург закончил пьесу, он написал к ней предисловие, указав, что все выведенные им персонажи — обычные мещане из уездного города. Его задача заключалась в исследовании их душевной пустоты и ничтожества.
Читая пьесу, нетрудно в ней обнаружить черты трагического фарса, и режиссер, несомненно, это учитывал, но одновременно театр стремился раскрыть пьесу как произведение бытовое. Если говорить о сверхзадаче режиссерского замысла, то это — желание доказать эфемерность мещанских устремлений, будь то нажива, служебная карьера или утверждение собственной значимости. Стремление соединить трагикомическое с бытовым определяло и оформление спектакля. Комната, с одной стороны, довольно заурядна, а с другой — царивший в ней хаос свидетельствовал о полнейшей неустроенности этого дома. Люди здесь живут в мире эгоизма, вечно подозревая друг друга; все человеческое опошлено.
Режиссер создал полифонический спектакль, но раскрыл в нем каждый характер. Все эти люди раздражены, все хотят быть сильными, властными, однако они сильны лишь за счет чужой слабости. Режиссер добивался быстрой смены настроений, стремился показать, что каждый персонаж ожидает выпада со стороны собеседника.
В центре спектакля оказывался некий Стогов (Ю. Каюров). Кто он? Фальшивомонетчик или агент полиции, выслеживающий тех, кто печатает фальшивые деньги? Почему он в свое время покинул Полину? Все это оставалось неясным. Артист как бы приподнимал этот персонаж над бытом, убедительно показывая ничтожество тех, с кем ему приходилось иметь дело. В нем ощущалось нечто мистическое.
Агент по продаже швейных машин Ефимов (А. Потапов) опускался все ниже и бравировал этим, вроде бы наполняя свою жизнь каким-то содержанием. Его жена, Клавдия, увлеченная постоянным созерцанием фильмов из великосветской жизни, изменяла мужу. Не то чтобы ей кто-нибудь нравился или толкала на измены чувственность. Нет, для нее в первую очередь важно — обмануть и тем самым утвердить себя как независимую женщину.
Полицейский Иванов (Б. Клюев), как и письмоводитель (В. Бабятинский), лишены каких бы то ни было идеалов, главное для обоих — быть сытыми.
И Бобова, живя среди воров, чувствовала себя совершенно естественно. Никто не принимал Лузгина за умалишенного, ищущего какое-то мифическое выморочное имущество, хотя его психическое расстройство было очевидным. Наоборот, бредням Лузгина верили — так хотелось без всяких хлопот разбогатеть, осуществить эту вечную мечту мещанства.
Камский — настоящий отец Натальи, и всем это известно. Двадцать лет он ходил за ней, приносил уток, якобы убитых на охоте, и все боялся сказать правду. Ему не хватало решительности даже для того, чтобы отстоять честь дочери. И в результате он представал как трус и обыватель, ничем не лучше остальных.
Наталья (Л. Щербинина) брезгливо относилась к окружавшему ее мещанству не только на словах: это ощущалось во всем поведении. И можно верить, что она вырвется из гнусной среды: мещанство не успело ее опошлить. Это вносило в спектакль оптимистическую ноту.
Среди действующих лиц выделялась Полина, которую играла Р. Нифонтова. Что-то сближало ее с Надеждой Монаховой из горьковских «Варваров». Она тоже искала красоты и любви и так же противостояла ничтожной жизни. Артистка наполняла образ Полины яркостью и одновременно скорбью; любовь оказывалась поруганной. За ней закрепилась кличка «каторжная», и на самом деле ей довелось побывать под судом. На самые брови она надвигала черный платок. Движения были угловатыми, какими-то порывистыми. Свою боль она уже не могла скрывать, а глаза ее, несмотря ни на что, с пронзительной нежностью и мукой всегда открыты навстречу людям.
Казалось, в финале она освобождалась от трагических оков, возникала надежда на счастье. Но Полина сознавала: в мире, где она живет, нет места уверенности в счастливом будущем. И тогда безоглядно и бесстрастно она шла навстречу собственной смерти, «тем самым подписывая окончательный приговор жизни, которая растоптала красоту».
Яковлев С. Маркушева являлся истинным жрецом мещанства. Его алчность безгранична, он готов подавить вокруг себя все живое.
А в целом Малый театр представил галерею мещан дореволюционной России, вынося им суровый приговор. Но он касался и мещанства как такового. Бабочкин показал и остроту комедийного начала пьесы, и ее трагическую глубину.
Следующее обращение к Горькому состоялось в 1976 году. Пьесу «Достигаев и другие» также поставил Б. Бабочкин, и он же сыграл главную роль. Режиссер говорил что, по его мнению, «Достигаев и другие» — это лучшая пьеса Горького. Исполнение Бабочкиным роли Достигаева критик оценил высоко, утверждая: артисту удалось показать ум своего персонажа, его обаяние, так что зрители не сразу понимали, что перед ними человек безнравственный и расчетливый.
Хорош был Анненков в роли попа Павлина. Это настоятель большого и богатого храма, на нем золотой, как-то нескромно сияющий крест. Павлин весьма активен, но всегда насторожен и при малейшей опасности готов стушеваться, исчезнуть.
При громоздкой фигуре он легок и подвижен. Когда в доме Достигаева появлялся революционный отряд, все застывали на месте, а Павлин исчезал, как будто испарялся. На самом деле он прятался за портьерой, но, на свою беду, выходил из-за нее на секунду раньше; его замечали пришедшие с обыском, и он с тоской смотрел на спасительную портьеру.
Заслуживала внимания вдова Егора Булычова — Ксения (Н. Белевцева). Она появлялась, понося провидца Пропотел, и уходила с теми же проклятиями на устах. Но в этой ругани артистка сумела раскрыть все прошлое этой женщины: богатой, вздорной и в то же время пережившей всевозможные унижения. Теперь Ксения смутно догадывалась, что жизнь прожита зря, и она никому не нужна. В книге воспоминаний артистка приводила высказывание критика о своем исполнении, к сожалению, не упоминая имени автора: «Белевцева так естественно и полно раскрывала натуру вдовы Булычова — Ксении, что зрителям потом казалось, будто они видели ее на протяжении всего спектакля, а не считанные минуты».
В 1981 году в Малом театре сыграли инсценировку «Фомы Гордеева» (ее автором был В. Седов). Спектакль поставил Б. Львов-Анохин, а оформил художник Фомин.
В инсценировке сохранились все крупные монологи Фомы. Тем самым спектакль восстанавливал в своих правах монолог как одно из главных выразительных сценических средств. В финале звучал «Пророк» А. С. Пушкина на музыку В. Рахманинова в исполнении Ф. И. Шаляпина. Конечно, при этом использовались технические средства.
В центре спектакля находился Фома — личность мятущаяся, ищущая свое место в жизни и погибающая в тисках волчьих законов. Напомним, что само имя Фома ассоциируется с сомнением (Фома неверующий). И не было в горьковском романе и, конечно, в спектакле человека, который понимал бы героя. Крестный Яков Маякин учил Фому чувствовать себя хозяином, распоряжаться своими деньгами, но чем дальше, тем больше молодой человек испытывал неприязненное чувство к старику. Артист В. Бочкарёв показывал не только социальный, но и нравственный бунт этого человека. Он не таков, каковы окружающие его купцы. Ему тесно в рамках принятых условностей, и мир он воспринимал прежде всего чувственно. Казалось, будь на то его воля, бросил бы он город, но из города уйти нельзя: корни здесь слишком глубоки. И от женщины он ждал в первую очередь такой любви, которую можно определить как материнскую. И только Софья Павловна Медынская (Л. Щербинина) разгадала сущность Фомы и вздрогнула, когда он спросил, есть ли у нее дети. Фома сохранил наивность, почти ребячливость, поэтому в своих протестах не заходит далеко.
Маякин (Ю. Каюров) — человек с купеческой точки зрения положительный; он знает толк в деле, дорожит капиталом, точен в действиях и жестах. Ему важно погубить Фому, ибо он осквернил то дело, которому Маякин служил всю жизнь. По вечерам они ходили на реку, пили чай и беседовали, но к согласию придти не могли. Финальный монолог Маякина, произнесенный у праздничного стола, звучал как священный гимн купечеству. Фома лежал связанный, избитый за свое буйство. Маякин ему даже сочувствовал, но помогать не собирался.
Автор инсценировки и режиссер разделили спектакль на множество эпизодов. Массовые сцены, кроме финальной, отсутствовали. На сцене художник воспроизводил нечто похожее на корабль: это была то ли комната, то ли каюта; фоном служил унылый речной пейзаж. Но эта декорация по преимуществу оставалась вне игры, большая часть действия происходила на авансцене. В других эпизодах зрители видели трактир и дом Гордеева. «...Декорация Фомина — это лирические размышления, в которых как бы ничего не акцентировалось, но которые придавали происходящему убедительность и обстоятельность, а если надо было, то и драматизм».
В спектакль обильно вводилась музыка, но она выполняла скорее иллюстративную функцию, будь то «Жили двенадцать разбойников», «Очи черные» или «Люди гибнут за металл».
В сценах с крестным, с Любой Маякиной, с купцом Щедровым, с бывшим приятелем Ежовым, в последней сцене открытого протеста на пароходе Фома представал как здоровый человек, но возжелавший свободной жизни, не могущий мириться с душным, тоскливым существованием богатого наследника. «Все это театр выявил и донес с горьковской страстью и остротой».
Яков Маякин любил крестника, жалел его, желал ему добра, он с ним был мягок, терпелив, но за всем этим ощущалась железная воля. Видно было, что он не доволен Фомой: ведь крестник его не слушал. После скандала, унижающего Маякина, он принимал тяжелое для себя решение, но уже от него не отступал. Смотрел, как Фому вязали, а когда его спрашивали, можно ли уже освободить, отвечал: «Нет, не надо, оставим его здесь... А кто-нибудь пусть пошлет за каретой... Прямо в больницу».
Играя Фому, В. Бочкарев не боялся показать, что среди окружавших его людей он оказался чужаком, пришельцем из другого мира. С каким-то щемящим чувством передавая душевные метания героя, артист захватывал зрителей, заставлял сопереживать.
Другие персонажи спектакля в значительной степени были показаны через восприятие их Фомой. Это красавица Пелагея (Э. Быстрицкая) с ее нелегкой последней любовью к молодому Фоме. Это Любовь Маякина (Н. Вилькина). У Горького она капитулировала, выходила замуж за Адриана; в спектакле ее, как и Фому, сломить не удалось.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25