Импровизировать может лишь тот, кто знает роль назубок.
Джуди Фостер

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Как известно, в пьесе, чтобы выручить племянницу из двусмысленного положения, приезжал ее дядя Лотохин. Его играл Р. Филиппов. Как и во всех ролях, актер был обаятелен, жизненно убедителен. Но его победа в схватке с Аполлоном не представлялась закономерной: Лотохину не хватало не то чтобы изобретательности, но просто ясного расчета. Он получился у актера слишком бесхитростным. Такой противник Окоемову не страшен.
В целом спектакль не поражал новациями, не углублял содержания пьесы, но достаточно убедительно изображал московский быт начала 80-х годов XIX столетия и ту драму, которая едва не разразилась из-за человеческой наивности, с одной стороны, и человеческой подлости — с другой.
Под общим названием «Женитьба Бальзаминова» Малый театр 5 апреля 1980 года показал три одноактные пьесы Островского: «Праздничный сон — до обеда», «Свои собаки грызутся — чужая не приставай», «За чем пойдешь, то и найдешь».
Ставил спектакль В. Седов; это была его первая постановка на московской сцене, и он осуществлял ее под руководством Б. Львова-Анохина.
Напомним, что «Праздничный сон — до обеда» Островский написал за десять дней. Сразу после публикации пьесы Н. А. Добролюбов высоко оценил «крупный комизм» этого произведения. Перед читателями, а потом и перед зрителями предстало темное царство московского мещанства.
Вторая часть трилогии появилась через четыре года, и большинство критиков встретили ее неодобрительно. В том же, 1861 году, свет увидела третья часть, высоко оцененная Ф. М. Достоевским.
Сыграли все три пьесы в 1863 году, ранее ставить спектакль не разрешала цензура. И уже на первых представлениях исполнитель роль Бальзаминова С. В. Васильев показал, что под фарсовой оболочкой скрывался страдающий маленький человек, стремящийся к счастью, но в полной мере хлебнувший унижений.
В спектакле Малого театра 1980 года на сцене воспроизводилась своеобразная карусель: ворота, окошко и снова ворота, и отовсюду выглядывали лица невест (оформление художников О. Твардовской и В. Макушенко). Везде Бальзаминов получал от ворот поворот и в результате действительно помешался; теперь не он женился, а его женили, и он казался скорее смешным, нежели жалким.
В финале Бальзаминов произносил стихотворные строки:
Льются слезы, дух мятется.
Томно сердцу, томно бьется:
Где любезная моя?
Нет ея!
Действительно, когда Бальзаминов станет мужем купчихи Белотеловой, с мечтами о любви ему придется расстаться навеки.
Как утверждал критик, «театр был снисходителен к Бальзаминову, но беспощаден к бальзаминовщине, зло дискредитировал вечную мечту мещанства о бешеных деньгах, которые прямо в руки, да не за что».
В первом акте Бальзаминову, как при игре в жмурки, завязывали глаза и вертели его вокруг своей оси. Ищи, мол, невест, ищи судьбу. «У нас все от счастья, все от случая». И вскакивал он в голубом плаще на серого в яблоках коня. Но загорался свет, и оказывалось, что плащ всего лишь застиранная тряпка, а конь — игрушечный, карусельный. И находился Бальзаминов в маленькой комнатке, где стены были разрисованы цветами и висели клетки с канарейками.
В поисках невесты Бальзаминов попадал в дом Ничкиных и встречал здесь Капочку и Устиньку, прямо-таки лучившихся здоровьем и сентиментальностью (Л. Кичанова и А. Жарова).
Еще одна невеста — вдова Антрыгина (Ю. Бурыгина) — находилась в любовной истоме, что не мешало ей замечать, как горничная Аннушка таскает из коробки конфеты.
Сцена в доме девиц Пеженевых оказалась значительно сокращена, поэтому характеры Анфисы (Т. Рыжова) и Раисы (М. Фомина), так же как их кавалера Чебакова (В. Губанков), в достаточной мере не раскрывались.
Центральной становилась сцена с Белотеловой (Т. Буренкова), томящейся от скуки в огромном доме. В ее владениях очутился Бальзаминов, перелезший через забор из сада Пеженевых. При виде мужчины у вдовы плотоядно загорелись глаза, и она была готова тут же выйти за него замуж — долго ждать у нее нет сил.
В роли Белотеловой выступала также Г. Буканова. Протяжно она произносила: «Я добрая», — словно обещала покой и счастье, замоскворецкий рай, завораживала, убаюкивала, играя всеми теплыми, глубокими обертонами, переливами своего сочного, грудного, какого-то «сдобного» голоса... «Это воистину русская Венера, царица обильнейших застолий, живописных кустодиевских чаепитий, жарких русских бань».
Сваха Наталья Гавриловна (Т. Панкова) — женщина немолодая и, по-видимому, не слишком удачливая, не столько веселая, сколько напускающая на себя веселость. И когда вторая попытка женить Бальзаминова оборачивалась неудачей, она как-то увядала, в ее словах, обращенных к Мише, звучала безнадежность.
Кухарка Матрена (В. Обухова) казалась скорее родственницей Бальзаминовых, а не прислугой. Ее заботы о Мише искренни, она переживала из-за него, пожалуй, даже больше, чем мать Павла Петровна (Г. Дёмина). Та больше занималась собой, нежели Мишей.
Роль Бальзаминова играл В. Бочкарёв; у его героя лишь одна мечта — разбогатеть, мечта, перерастающая в манию. А зачем разбогатеть — он и сам не знает: «сшил бы себе голубой плащ на черной подкладке, купил бы себе серую лошадь и беговые дрожки и ездил бы по Зацепе». В сущности, деньги ему не нужны, и мечтал он не столько о богатой, сколько о красивой жизни: «У меня, маменька, вкуса очень много».
Ho вот все свершилось, невеста найдена, грезы стали явью, Бальзаминов даже прыгал от радости. Но видно, что он в то же время растерян — что же далее? Мечты у него больше нет... И комедийный спектакль обрывался на драматической ноте.
Спектакль «Без вины виноватые» ставили в филиале А. Бурдонский и В. Хохряков, оформлял его Е. Куманьков, а музыку написал В. Чернышёв.
В роли Отрадиной (Кручининой) выступала Э. Быстрицкая; она говорила: «Пожалуй, не было у меня еще столь трудной работы». Актрисе потребовалось два года, чтобы подготовить роль и показать ее зрителям.
Готовясь к постановке, Хохряков заявил: «Нам не хотелось бы заниматься переосмыслением автора. Бережно относясь к тексту, мы стремились как можно полнее передать дух, смысл, интонацию живого слова драматурга. В пьесе нам дорога тема художественного творчества театра, дороги характеры актеров, столь ярко воплощенные Островским».
Художник предложил в качестве оформления традиционный павильон, обтянутый серенькой, в цветочках, тканью; на заднике изображался провинциальный город. Мебель воспроизводила атмосферу 80-х годов XIX века — плюш, бахрома, бомбошки.
Кручининой — Э. Быстрицкой было присуще почти монашеское неприятие богемы, интриг, закулисных соблазнов. Она пошла на сцену, чтобы выплакать тоску, преодолеть одиночество. Ей безразличны сценические успехи, ее не смущала, так сказать, бесприютность актерского существования, отсутствие собственного дома, вечные гостиницы. Тон у Кручининой не громкий, пластика скупая, ее не освещают отблески рампы, и трудно поверить, что это актриса, тем паче трагическая.
Незнамова играл А. Овчинников. С детства юноша не знал ласки, внимания, нигде не встречал добра, и это ожесточило его, утвердив в мысли, что жизнь основана на обмане. Спектакль строился на противопоставлении двух фигур — Кручининой, убежденной сторонницы добра, и Незнамова, считающего, что зло составляет суть жизни.
Коринкина у Л. Юдиной была актрисой, по-видимому, небесталанной, но она задавлена бытом провинциального театра, озлоблена, отсюда проистекали ее зависть, недоброжелательность. Свою неустроенность она маскирует ненатуральным хохотом, неискренним кокетством то с Дудукиным, то с Миловзоровым.
Не будем перечислять других исполнителей; особенно ярких характеров актерам создать не удалось, хотя, с другой стороны, никто не провалил роли. А в конце спектакля прожекторы высвечивали мать и сына, потрясенных встречей, застывших в молчании.
Имела заслуженный успех осуществленная И. В. Ильинским постановка комедии «На всякого мудреца довольно простоты», оформленная С. М. Бархиным, с музыкой Э. Мунтаниола. Премьера состоялась 3 апреля 1981 года.
Под бодрые звуки духового оркестра вдоль движущегося круга панорамы старой Москвы стремительно шагал Глумов (В. Коршунов). Он шел делать карьеру, и, несмотря на ждущее его в финале фиаско, становилось очевидно, что в конце концов Глумов своего добьется.
Это был спектакль современный, но без нарочитой модернизации. И действующие в нем лица: Глумова — С. Фадеева, Мамаев — Н. Анненков, Городулин — А. Торопов, Крутицкий — И. Ильинский и другие — были слегка карикатурны, как того требовала комедия, но вполне убедительны.
Крутицкого Ильинский представил совсем ветхим старцем. Находясь в гостях у Турусиной, он дважды пытался положить ногу на ногу и в результате осуществлял это с помощью рук. Но постоянно хорохорился, вспоминая свои амурные похождения. А Мамаев, каким его изображал Анненков, был человеком тупым, крайне самоуверенным и всем надоевшим своими поучениями. Критик писал: «Кажется, не существует груза лет для Н. Анненкова, так он пластичен, изящен, убийственно саркастичен».
Хорош был лакей Турусиной (П. Складчиков), сочетавший очевидную зависимость от хозяйки с насмешливым к ней отношением.
Все персонажи комедии чувствовали, что в мире что-то меняется, но приспособиться к этому не умели. И тут на помощь приходил Глумов — молодой, красивый, энергичный, словом, яркое свидетельство того, что можно сохранить привилегии и утвердиться при новых обстоятельствах, ничего в жизни не меняя. Другое дело, что скоро он обличит все их ничтожество. Но они держатся за Глумова крепко и, даже прочитав его дневник, не намерены решительно порвать с этим авантюристом. В каждом из них есть нечто глумовское — подлое и пошлое. Вот почему они так охотно принимают его в свой круг.
Коршуновский Глумов разгадал, в чем секрет успешного воздействия на эту публику, оттого он даже в момент поражения говорит как победитель: заносчиво и даже вдохновенно.
Еще один спектакль по пьесе Островского — «Доходное место» (режиссер В. Бейлис, оформление Т. Ливановой, музыка Г. Фрида). Впервые спектакль был представлен в декабре 1986 года на сцене филиала.
В этом спектакле прежде всего следует отметить А. Кочеткова в роли Вышневского. У артиста этот образ приобретал трагическое звучание. Он искренне любил жену, принося ей в жертву все, что только мог, и жестоко переживал, не встречая ответного чувства.
Р. Филиппов играл Юсова. В его исполнении этот чиновник действительно становился поэтом канцелярии, со своим кодексом чести. По-своему он был добр, но решительно и жестоко отвергал всякого, кто покушался на его привилегии, на его понимание смысла жизни.
Убедительно показывала двойственность натуры Полины актриса С. Асманова: с одной стороны, у нее доброе сердце, она любит мужа, с другой — мещанские убеждения, внушенные ей матерью, порой делают ее даже жестокой.
Другие роли исполняли В. Дубровский (Белогубов), О. Чуваева (Кукушкина), Н. Титаева (Юлинька). Актеры играли в традициях упомянутых ролей, их бытового решения, как это издавна установилось в Малом театре.
Сложнее обстояло дело с Жадовым. У артиста А. Овчинникова он представал образованным, умным, тонко чувствующим человеком. Но ему не хватало эмоциональных порывов, умения отстаивать свои убеждения. Это был скорее герой страдательный, он пасовал перед Кукушкиной, перед Полиной, да и перед Вышневским. Его тирады повисали в воздухе. Неубедительными казались и слова Вышневской (Т. Лебедева). Они воспринимались скорее сентиментально, нежели как протест человека, не способного более оставаться во лжи. В результате текст Островского во многом утратил свое общественное звучание.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25