Можно стать романистом или историком, но драматургами рождаются.
А.Моруа

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Пьесы А. Н. Островского


Первой по времени являлась постановка пьесы «Бешеные деньги». Ее осуществил Л. Варпаховский, оформил Э. Стенберг, премьера состоялась 13 апреля 1969 года. Спектакль вызвал разноречивые оценки.
Режиссера больше интересовал Островский как философ и социолог, нежели как бытовой писатель. Он стремился представить публике «человеческую комедию». Это прежде всего раскрывалось через поединок, который вели Васильков и Лидия Чебоксарова. Деньги бешеные и деньги умные подчиняли себе людей, определяя их характеры и взаимоотношения. В то же время режиссер подметил у Островского иронию по поводу золотой лихорадки: отсюда возникала водевильность и даже фарсовость некоторых сцен и образов.
Роль Василькова была предложена Ю. Каюрову, недавно приглашенному в Малый театр (до этого он играл в Саратове). Артист так характеризовал свой персонаж: «Савва Васильков по-своему провинциально благороден, идеалы его, может быть, наивны, но органичны для человека. Он способен любить и быть добрым, ему свойственна душевная цельность, которая открывается в одержимости, с которой он за все берется. Но Васильков наталкивается на мир Глумовых, Телятевых, Кучумовых, и положение его меняется в соответствии с принципом “с волками жить — по-волчьи выть”. Он приспосабливается, но обгорает душа, он достигает успеха, но знает, что за этот мишурный праздник жизни заплатил слишком дорого».
На протяжении действия Васильков несколько раз вынимал бумажник и пощелкивал по нему так же, как по шкатулке с драгоценностями, преподносимыми Лидии. И этот жест выглядел откровенно купеческим. Становилось очевидным, что деньги он считать умеет, капитал ценит и из бюджета ни при каких условиях не выйдет. И по мере развития действия бюджет играл в его сознании все большую роль, заслоняя даже любовное увлечение, которое в начале действия было несомненным.
Конечно, Васильков — делец, но он понял, что в практический век быть честным прежде всего выгодно, а для Василькова, каким он представал у Каюрова, — главное выгода. Этого Василькова увлекала не только страсть к наживе, но и само дело, он всегда поступал расчетливо, но расчет у него «вдохновенный, как это бывает у людей, заряженных действенной энергией».
Лидия — Э. Быстрицкая была действительно красавицей, и она гордилась своим успехом у мужчин; знала, чего хотела, и шла к цели, не стесняясь средствами. Она стремилась в полной мере использовать свою красоту и выйти замуж, чтобы купаться в роскоши. Но в силу молодости и воспитания в Лидии присутствовала наивность, мешавшая ей разбираться в людях; поэтому она попадала впросак, принимая старого хвастуна Кучумова за богатого человека, а Телятева — за достойного партнера. Ее замужество до какой-то степени — акт безрассудный. При столкновении с Васильковым она не может не проиграть, тем более после разорения отца, когда ее положение становилось критическим: из богатой невесты она превращалась в бесприданницу. Лидия у Быстрицкой — и порождение общества, и его жертва. Она страшно боится остаться без средств, это для нее хуже смерти. Вот почему она так быстро соглашается на замужество, на продажу своей красоты.
Васильков искренне увлечен Лидией, но жена ему нужна и для дела, чтобы украсить салон, в который без стыда можно пригласить даже министра. Неглупый человек, он понимал, что Лидия его не любит, но покупал ее, воспользовавшись безвыходностью ее положения. В Малом театре это передавалось превосходно — и когда Васильков, горделиво выставив вперед ногу, стоял возле спальни жены, и когда он унижал жену, давая ей понять, что теперь она целиком в его власти. А красавица и гордячка должна стать, по существу, экономкой в его доме. Нелегкая жизнь ждала Лидию.
Выступая на обсуждении спектакля, Варпаховский говорил: «Только поняв, что в комедии Островского предметом исследования, в первую очередь, является любовь, можно создать спектакль, лишенный противоречий, спектакль на вечную общечеловеческую тему. Социальные, национально-исторические характеристики прочно заложены в пьесе и возникнут сами собой, без особых специальных указаний».
Но режиссер ставил комедию, и комедийное начало вполне выявлялось в спектакле. Портальные двери квартиры Лидии Чебоксаровой были точной копией дверей зрительного зала Малого театра, так же как белая с красным мебель казалась перенесенной из партера на сцену.
Режиссер, а за ним и актеры, охотно прибегали к условностям. Глумов, обращаясь к Телятеву, подавал реплику: «Как врет-то. А может, и не врет». Эта реплика касалась Василькова, и исходя из мизансцены он не мог ее не слышать. Однако не слышал. В финале Лидия произносила монолог, но окружающие почти не воспринимали его: она их уже не интересовала, все стало ясно. Монолог предназначался только для публики. А артисты спешили раскланяться перед зрительным залом, звучал вальс, приобретавший значение музыки для разъезда. И это являлось логическим завершением действия.
E. Холодов, видный знаток драматургии Островского, писал: «Стиль выдержан до конца. Спектакль поставлен с точным ощущением жанра салонной комедии и пронизан тонкой иронией не только по отношению к героям комедии с их заботами и беззаботностью, но и к самому жанру». Комичными становились и действующие лица, лишенные нравственности, но ратовавшие за нее.
Тот мир, который воспроизводил режиссер, казался облегченным и даже эфемерным, отсюда и сопровождающие действие мелодии вальсов И. Штрауса. С этим совмещалась светская небрежность в манерах Телятева, шаржированность Кучумова, салонность Чебоксаровой-старшей, элегантность ее дочери.
Жена уходила от мужа, муж готов застрелиться, и тут же появлялась ухмыляющаяся физиономия Телятева (Н. Подгорный), умеющего ко всем бедам относиться иронически.
Щелкал на счетах Васильков, подсчитывая убытки, и каждый удар костяшек раздавался как удар грома в ушах матери и дочери, сидящих за карточным столом.
В спектакле часто происходили весьма неприятные для действующих лиц события. Но ни разу не возникала трагическая или даже драматическая ситуация. Плачущая, казалось, оскорбленная жена тут же стремилась принять изящную позу, и это совпадало со всей сущностью постановки и характером героини. Практически все действующие лица: старшая Чебоксарова(Е. Шатрова), Кучумов (В. Кенигсон), Глумов (В. Езепов) — отличались невероятным легкомыслием. И Васильков, при всей его деловитости, в итоге растворялся в этом мире легкомыслия.
У Шатровой Надежда Андреевна Чебоксарова выглядела далеко не старухой. Для нее, как и для дочери, главное — сохранить видимость богатого дворянского дома, ради этого можно пойти на различные сделки с совестью и даже с законом. Она искренне переживала, что не могла доставить дочери достаточных средств для мотовства. Дочь она любила безумно, и, по ее мнению, окружающие Лидию мужчины созданы только для того, чтобы исполнять ее прихоти. В своих речах и поступках она бесстыдна, но вместе с тем наивна и инфантильна.
Кучумов у Кенигсона поначалу казался вполне бравым мужчиной, но чем пристальнее вы к нему присматривались, тем очевиднее становилось — это развалина и действует чисто автоматически. Во всяком случае, в любовники он не годился.
Глумов в исполнении В. Езепова выглядел очень молодо, и это мешало ему быть холодным и рассудочным.
Пожалуй, самым интересным из окружения Лидии был Телятев (Н. Подгорный). При всей его светскости чувствовалось, что он устал от непрерывного вихря удовольствий: увеселительных садов, ресторанов, шампанского, неверных друзей, легкомысленных, хотя и милых дам. От природы человек неглупый, Телятев понимал, что прожил жизнь зря, без смысла, поэтому относился иронически не только к окружающим, но и к себе самому. Почти каждая реплика Телятева — Подгорного вызывала в зале шумную реакцию и аплодисменты. Но Телятев опасался крайностей, почему и не одобрял поступки Лидии, согласившейся стать содержанкой Кучумова. А в отношении Василькова он проявлял почти детское восхищение — не то чтобы завидовал, но понимал, что этот человек многого добьется и с ним следует поддерживать дружбу: его поддержка может весьма пригодиться.
Раздумывая после спектакля, критик с недоумением задавал себе вопрос: что же он видел? Водевиль? «Нет, конечно, но такую комедию, персонажи которой с их плутнями и пороками слегка прикрыты светскостью, “хорошим тоном”, даже к самому положительному из них, Василькову, покупающему себе жену такую, какая ему по его “особого рода делам” нужна сегодня, просто невозможно отнестись без насмешки, великой иронии. Серьезного отношения они не заслуживали».
Ставя «Бешеные деньги», Варпаховский показал такого Островского, который скорее высмеивал, нежели обличал всех этих преданных поклонников золотого тельца.
И именно поэтому спектакль вызвал критическую оценку со стороны известного театроведа и талантливого критика Б. А. Алперса. Он утверждал, что в спектакле нет бешеных денег, что это скорее рассказ о двух упрямцах, что такому спектаклю подошло бы первоначальное название пьесы «Нашла коса на камень». «В раме, созданной режиссером, удобнее было бы играть салонную эксцентрическую комедию, а для Островского она мало подходит».
Можно спорить или соглашаться с мнением Алперса, но режиссер предложил свое талантливое понимание спектакля, и оно, кажется, соответствовало сути комедии; во всяком случае, ее можно было интерпретировать и так. Решение являлось законным правом режиссера.
Постановка «Пучины», премьера которой состоялась 7 апреля 1973 года, посвящалась 150-летию со дня рождения великого драматурга. Премьеру сыграли в филиале, ставил спектакль П. П. Васильев, оформлял его брат, высокоталантливый театральный художник А. П. Васильев, музыку написал Ю. М. Буцко.
Режиссер в связи с готовящейся постановкой говорил: «Это — одна из самых острых, гражданских пьес Островского». К сказанному он добавил, что «Пучина», бесспорно, приближается к трагедии, хотя такого жанрового определения ей автор не дал.
К числу достижений постановки отнесем оформление. Один из знатоков сценографии, В. И. Берёзкин, писал по этому поводу: «Художнику удалось органично свести в единообразную систему как декоративные элементы театра времени Островского, так и живописные картины, выписанные в традициях русских передвижников XIX века. Зрителям спектакля Малого театра была предложена декорационная среда, написанная в качестве откровенно театрального фона, выписанная с определенной достоверностью и являющаяся вольной интерпретацией современным художником традиций русской передвижнической живописи».
Задники сцены являли многократно увеличенные фотографии Сухаревской и Театральной площадей, а также других мест действия. Подобные задники создавали иллюзию достоверности происходящего. При этом на фоне фотографий трехмерные фигуры артистов приобретали особенную зрелищность и убедительность. Но при всей достоверности фотографии воспринимались как условный декоративный фон, так же как кулисы и падуги. В соответствующие моменты оформление отъезжало назад, словно уходило в прошлое, оставляя на сцене то, что продолжает волновать и сегодня: человеческие судьбы, переживания героев пьесы.
Режиссер прежде всего стремился изобразить драматический путь главного героя, Кисельникова, от мечтаний, миражей — в житейскую пучину, из которой выбраться не суждено. Спектакль убедительно доказывал, и в этом заключалась его современность, что в жизни, построенной на корысти, расчете, честному и благородному человеку (а именно таким представлял Ю. Соломин Кисельникова) готовится неминуемая гибель.
Эту роль Ю. Соломин исполнял очень тонко. Постепенно, через едва заметные психологические изменения, актер подводил своего героя к грани, за которой неизбежно следовало помешательство. И при этом клинические признаки возникающей душевной болезни отсутствовали, болезнь обнаруживалась только в нелогичности некоторых поступков, в неуместных улыбках, во взгляде. Но все это не исключало обаяния, притягательности человека, которому Островский симпатизировал и сострадал.
В том Кисельникове, какого изображал актер, главным было не то, что он потерял, а то, что сохранил: доброта, совестливость, порядочность. «В совершенстве овладев внутренним ритмом образа, Соломин доносил до зрителя смену чувств героя, создавая ощущение движения, открытой мелодии». Музыкальный от природы, актер в эту роль вносил особую тональность и не отказывался от нее на протяжении всего спектакля.
Когда он, недоучившийся студент, впервые появлялся перед зрителями, то казался воплощением счастья и гармонии. В элегантном сюртуке, веселый, с живым взглядом, доброжелательной улыбкой и почти детским доверием к жизни и окружающим людям. Он был искренне влюблен и жаждал скорейшей свадьбы. Но едва под звуки хора обручальное кольцо надевали ему на палец, он попадал в сложнейшую ситуацию. Тесть обманул его с приданым, а теперь, вместе с дочерью, требовал от зятя денег, а значит — толкал на то, чтобы Кисельников брал взятки. Одна за другой следовали истерики жены, все более глубокое погружение в бедность, в повседневность нищенской жизни, и все чаще раздавались гнусные советы тестя.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25