Когда актер не понимает, кого он играет, он поневоле играет самого себя.
Василий Ключевский

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр


Обращаясь к истории, театр поставил пьесу молдавского драматурга Иона Друцэ «Возвращение на круги своя». Премьера состоялась 16 мая 1978 года. Спектакль рассказывал о последних днях жизни Льва Николаевича Толстого.
Ставил спектакль Б. Равенских, оформлял Э. С. Кочергин. В постановке использовалась музыка А. Бородина и Ф. Шопена.
Главной удачей стало замечательное исполнение И. Ильинским роли гениального писателя. В связи с подготовкой этой роли артист говорил: «Мне хотелось передать внутренний драматизм образа, существо конфликта Толстого с самим собой, показать те противоречия, которые мучили его всю жизнь и в конце концов привели к уходу из Ясной Поляны».
С творчеством Толстого Ильинский был связан давно. Артист часто (и с неизменным успехом) выступал на концертной эстраде, по радио, телевидению с чтением его произведений. Сыграл он также роль Акима в спектакле «Власть тьмы», и она по праву входила в число лучших ролей, исполненных артистом на протяжении его творческой жизни. Вот почему пьеса Друцэ, в которой выведен Лев Толстой, заинтересовала актера.
Автор пьесы утверждал, что в первые послевоенные годы популярность Толстого была колоссальной. Произведения писателя часто издавались, его постоянно читали, о литературных трудах Толстого и его философских идеях много спорили. Толстой жил в душе практически каждого мало-мальски грамотного человека. «Они любили по вечерам собираться, эти поклонники Толстого, и до глубокой ночи говорить о его творчестве, о его жизни, о его семье».
Сначала Друцэ сочинил повесть под тем же названием, а затем переделал ее в пьесу, дополнив письмами и печатными выступлениями писателя.
Работая над ролью, артист перечитывал произведения самого Толстого, изучил множество материалов о нем, побывал в музеях, встречался с учеными-филологами, слушал голос писателя в записи, смотрел хроникальные фильмы, в которых писатель был заснят, подолгу рассматривал его фотографии. «Все более дорогой становилась мысль, что человек, проповедующий высокие нравственные идеалы, сам должен следовать этим идеалам».
Пьеса Друцэ Ильинскому нравилась: по убеждению артиста, ее отличало «сильно выраженное поэтическое мироощущение и гражданственность нравственных позиций». Артист утверждал, что пьеса Друцэ и масштабна по мысли, и дает тонкий психологический анализ духовного мира Толстого. По признанию артиста, в работе над ролью ему много помогал талантливый и терпеливый режиссер Б. Равенских. Ильинский писал, что «в отличие от весьма значительного числа актеров Малого театра, которые не любили и не умели работать с Борисом Ивановичем, раздражались на его манеру распекать, подолгу долбить один кусок и дотошно требовать желаемого, <...> любил с ним работать, потому что умел брать от него самое ценное, умел угадывать то, что он хотел, и отказываться от всего того, что мне казалось излишним, и еще потому, что умел восхищаться им <...>.
В Борисе Ивановиче было два человека и два режиссера: усталый, несобранный, чем-то озабоченный, не слышащий, не видящий и не умеющий сосредоточиться, и другой — неистовый, творчески одержимый художник, не признающий перерывов и чаепитий, смелый мечтатель, остроумный, отважный, бесконечно талантливый
Борис Иванович работал всегда очень долго. Он искал прямо на сценической площадке, и актеры становились для него теми реальными фигурами, из которых он лепил выразительные композиции, и он всегда плутал в пробах и поисках, пока находил решение».
Ставя спектакль, Равенских говорил художнику: ничего бытового, только рояль — духовный спутник Толстого — и огромный (хамовнический) письменный стол. Режиссер еще раз доказал, что он поразительно умеет работать с музыкой и светом. По его замыслу спектакль кончался так: Толстой уходил в вечность. Он стоял. Темнота все больше охватывала его фигуру, поднимаясь все выше, достигая лица, окутывая лоб. И гасла последняя дрожащая светлая точка.
Режиссер категорически возражал против того, чтобы в финале на сцене находилась кровать, грохотал, как он выразился, пошлый поезд. Должна царить абсолютная тишина.
Два года работал Ильинский над ролью Толстого. Много раз он ее частично переделывал. Мешали ему внешние особенности. Писатель и артист сильно отличались друг от друга ростом и фигурой. Голоса у них были непохожи, у писателя — более низкий и густой. И еще руки... как добиться, чтобы они имели право держать толстовское перо? Кое-кто советовал играть без грима, но это означало бы, отвечал Ильинский, что «я как бы ставлю знак равенства между собой и Толстым». После долгих споров остановились на том, что грим нужен, но до известной степени условный. Дело не в том, чтобы воспроизвести с фотографической точностью лицо Льва Толстого. Главное — суметь показать жизнь человеческого духа, умственную работу величайшего писателя и интереснейшего мыслителя. А ради этого нужно дойти до сути толстовского характера и даже проникнуться его мировоззрением. По Толстому, жить по совести — это и есть жить по-божески. Он хотел быть с народом, а не только проповедовать ему. Живя в усадьбе, он продолжал оставаться барином, помещиком. Поэтому он и уходил из дома.
Ильинский мечтал сыграть эту роль так, чтобы перед публикой предстал «не титан, возвышающийся над толпой на пьедестале, а человек, не свободный от заблуждений, ошибок, со всеми человеческими страстями». В работе над образом Толстого самым трудным для Ильинского оказалось выразить его мудрость, явить в нем великого учителя. Но нелегко было также изобразить смех Толстого, его гнев, его радость. Актер пробовал играть и так и этак, но все казалось не то, и вот во время поисков он однажды почувствовал, что и гнев и мудрость можно выразить силой толстовского молчания.
Почему мы так подробно, прибегая ко многим цитатам, поведали о том, как Ильинский готовился к исполнению роли Толстого? По трем причинам. Во-первых, весьма интересно, как работал великий актер — а Ильинский являлся таковым — над созданием сложного образа. Во-вторых, в высказываниях актера дана достаточно подробная и, кажется, объективная характеристика деятельности режиссера, на протяжении нескольких лет возглавлявшего Малый театр. В-третьих, тот спектакль, о котором идет речь, в значительной степени являлся моноспектаклем. И хотя в нем помимо Толстого действовали и другие лица, главное внимание концентрировалось на нем.
Что касается пьесы, то она состояла из ряда зарисовок, по преимуществу связанных с толстовским домом, и в значительной степени из бытовых диалогов. На этом фоне изображались раздумья Толстого.
А теперь перейдем к рассмотрению самой постановки. Открывался занавес, зрители видели покатые подмостки, деревья, посаженные полукругом, из-за деревьев виднелись бревенчатые стены с окнами. Стены как бы образовывали (разумеется, условно) зал в поместье Ясная Поляна. В зале стоял рояль, на нем граммофон, а у самой авансцены письменный стол с барьерчиком, совсем такой, как в московском доме Толстого в Хамовниках, и тут же ветка рябины с ярко- красными ягодами. Деревья, посаженные полукругом, — сухие, с ободранной корой, наверху их сучья переплетались. А выше зрители видели небо с облаками и звездами.
«Площадка, на которой происходило действие, казалась чем-то связанной с той поляной, на которой похоронили Толстого, со столпившимися вокруг его могилы деревьями».
Пространство сцены было открыто, несколько ступеней вели с покатой сцены в зрительный зал. Все, казалось, было приготовлено для выхода Толстого. Он появлялся в черной подпоясанной блузе, в сапогах. Его шаги и старчески осторожны, и по-мужски уверенны. И лишь в финале, после ухода из дома, он был одет в черный тулуп и все чаще опирался на палку.
Этот старик сохранял юношеский темперамент и задор. Он то и дело закидывал голову кверху. Узнав, что вопреки его приказанию не уволили сторожа Ахмета, избивавшего мужиков, Толстой в гневе бросал палку на рояль. А позируя перед фотоаппаратом, едва сдерживался, чтобы не высунуть язык.
Оставшись один, Толстой сочинял и тут же вслух произносил историю о загнанном волке, прыгнувшем с обрыва, чтобы не сдаться людям. И становилось понятно, что, рассказывая эту притчу, он думал о самом себе.
Артист добивался необыкновенной убедительности в показе Толстого. Вот как об этом писал известный кинорежиссер Э. Рязанов: «Я с испугом ожидал появления актера, боясь, что на сцене предстанет Ильинский с приклеенной бородой. Но этого не случилось. В спектакле действовал Толстой, в подлинность которого я поверил безоговорочно. Он был прост, скромен, лукав, в чем-то наивен и при этом невероятно значителен. Горести последнего периода жизни Толстого были переданы артистом тонко, убедительно, выразительно. Удивительная удача на таком чудовищно трудном материале».
Ильинский не ограничивал свое исполнение показом бытового образа, так сказать, живого Толстого, — он расширял свое толкование, убеждал, что речь идет о гениальном человеке, не способном смириться с окружающей его действительностью, с пошлыми, заурядными людьми. Ему мучительно хотелось одиночества, чтобы думать о смысле жизни, о назначении человека. «Признаемся, — писал критик, — давно мы не видели на сцене такого бесстрашия и свободы в обсуждении последних вопросов человекобытия».
Подавляющее большинство тех, с кем общался Толстой, его попросту не понимали. Даже жена говорила: «Лёвочку никто не знает. А он больной, ненормальный человек». И она вызывала для освидетельствования профессора-психиатра. Хорошо, что профессор оказался умным и честным человеком: он утверждал, что его пациент совершенно здоров.
Толстой беседовал с профессором, играл с ним в шахматы, убирая фигуры в карманы блузы. И только раз с пугающе властной силой произносил: «Жить на свете стало тяжело».
В том, как резко он склонял голову набок, зажмуривал глаза, когда ел опротивевшую овсянку, как сидел, потрясенный музыкой Шопена, или гладил воображае- мого^коня, в том, как он по-крестьянски просто встречал смерть, подставив лицо последним лучам солнца, — «во всем видна жизнь как она есть, в крайностях мучений и счастья».
Артист не забывал, что Толстой — граф, во всем его облике и поведении присутствовали элегантность, воспитанность. Но главное, актер вводил зрителей в сферу мыслей и забот своего героя в тот самый момент, когда он подводил итоги всей своей жизни. С особенной силой Толстой ощущал свое одиночество, осознавал, что ему крайне тяжело вырваться из этого круга, из богатой и развращенной среды, к которой принадлежали жена и дети.
Каждому, кто приходил на спектакль, хотелось узнать, что думал Толстой о жизни, о смерти, о России, о семье, о долге перед человечеством, о непротивлении злу, о неправде. И Ильинский словами Толстого давал ответы на эти вопросы. «Так возникал театр живого человека, который оставался в памяти зрителя».
Ильинский своей игрой захватывал зрителей с первого же появления на сцене и держал их в напряжении на протяжении всего спектакля. И все время ощущалось, что Толстой испытывал личную вину за расхождение между проповедью о равенстве людей и собственной жизнью.
Конфликт писателя с семьей и прежде всего с Софьей Андреевной, которую он любил и которая любила его, стал одной из самых драматических сторон спектакля. Но Толстой оставался верен себе до конца в стремлении познать истину, докопаться до ее корней. Он не боялся смерти, сознавал ее неизбежность, но, готовясь перейти в иной мир, старался исследовать саму смерть.
Уже говорилось, что «Возвращение на круги своя» — фактически моноспектакль. Другие действующие лица были очерчены бегло, а значит, и конфликты с ними не приобретали достаточной остроты. Это касалось и детей Толстого: Льва Львовича (С. Конов), Александры Львовны (Г. Кирюшина) — и жены его Софьи Андреевны (Т. Еремеева). В значительной степени оказалась потерянной тема страданий Софьи Андреевны, жившей с одним из самых сложных людей эпохи. Иногда она вызывала жалость: семейная ноша становилась ей не по силам. Жалел ее и Толстой. Но нельзя было простить Софье Андреевне контроля над бумагами мужа, попыток подчинить своему влиянию его мысли. И нередко в результате посягательств жены гнев начинал душить писателя.
В одной из сцен Лев Николаевич и Софья Андреевна сидели друг против друга и говорили, но при этом словно не слышали друг друга. Это был не диалог, а два монолога, и в каждом из них заключалась своя правда.
Умным, гуманным, справедливым проявлял себя профессор психиатрии (Э. Марцевич), но это была эпизодическая роль, как и роли пианиста Гольденвейзера, чьей игрой Толстой восхищался (А. Кудинович), Маковицкого (В. Сафронов), секретаря Толстого Булгакова (В. Богин).
Режиссер, по своему обыкновению, порой злоупотреблял сценическими эффектами. Так, уход Толстого из Ясной Поляны сопровождался «Богатырской симфонией» Бородина. А в сцене встречи Толстого с крестьянами деревенские мужики и бабы оказались наряжены излишне театрально.
Таким увидели зрители этот спектакль. Благодаря блистательной игре И. В. Ильинского он стал весьма заметным художественным явлением не только для Малого, но и для всего отечественного театра.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25