Всякой комедии, как и всякой песне, - свое время и своя пора.
Сервантес.

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр


Разные люди встречались в этом спектакле, и каждый имел свой характер, свои привычки и вкусы. Глядя на них, можно было представить, как сложится дальнейшая судьба тех, кто останется жив.
Наряду с сюжетами о Великой Отечественной войне, театр обращался и к темам первых послереволюционных лет.
Шестого декабря 1977 года состоялась премьера пьесы К. А. Тренёва «Любовь Яровая». Театр уже в третий раз обратился к этому произведению. Поставил спектакль П. Фоменко, оформил Е. Куманьков, в качестве композитора выступал А. Николаев. Напомним, что впервые пьеса была сыграна в 1926 году, и тогда спектакль расценивался как одно из наивысших достижений советского театрального искусства.
Ставя новый спектакль, Фоменко не ограничился каноническим текстом, но использовал несколько вариантов пьесы, созданных драматургом в процессе работы над постановкой первого спектакля.
Разрабатывая постановочный план, режиссер изложил свое понимание пьесы, которую собирался ставить. При этом легко обнаружить его стремление осмыслить сложные судьбы людей, попавших в водоворот гражданской войны, показать не просто борьбу двух противоположных социальных систем, но раскрыть те идеи, которыми персонажи пьесы руководствовались. Режиссер давал собственную трактовку действующих лиц. Так, Любовь Яровая от простого желания помочь людям продвигалась к осмыслению происходящих событий и в результате — к осознанию законности революционных процессов.
В другом месте Фоменко так охарактеризовал Любовь Яровую: «Она всегда внешне спокойна, но внутренне напряжена до предела».
Михаил Яровой — профессиональный революционер, видимо, анархистского толка, сознательно предавший своих товарищей и перешедший на сторону белогвардейцев. «Не есть ли он предтеча представителей сегодняшних левацких течений, объявляющих себя большими марксистами, чем сам Маркс, неизбежно (и вполне убежденно) предающих идеи марксизма».
В новом спектакле исчез электромонтер Колосов, сторонник учения Л. Н. Толстого, зато появился возлюбленный Пановой поручик Дремин (Н. Верещенко), убежденный сторонник белого движения. Часть реплик Колосова была передана ему. Он оставался в городе в момент прихода красных и при их появлении кончал жизнь самоубийством.
Широко использовался в спектакле мост, возведенный на сцене; по нему приходила в город Яровая, проводили осужденных на казнь большевиков-жигловцев, проходили отступающие части красных. Мост служил как бы символом того распутья, на котором оказались многие персонажи пьесы. Критик писал: «Основа оформления — металлическая конструкция, она воспринималась то как реальный жигловский мост, то условный скреп разломанного революцией быта».
В финале спектакля в ответ на слова Кошкина: «Красное знамя будет развеваться в мировом масштабе. Швандя, крепи!» — матрос развертывал знамя и запевал «Интернационал».
Надо признать, что цельного спектакля не получилось, он распался на ряд более или менее интересных эпизодов, повествующих о человеческих судьбах. Сказанное касалось и героини, обозначенной в самом названии пьесы. Ее роль исполняла Р. Нифонтова. Впервые зрители встречались с Яровой, когда она приходила в город из села, где учительствовала. Она целиком сосредоточена на себе, ей необходимо найти свое место в жизни.
У Нифонтовой Яровая отличалась женственностью, доверчивостью. Ее любовь к мужу сильна и искренна. Поэтому она так легко соглашалась на свидание с ним — белым офицером, служившим в контрразведке. Эта служба кажется ей недоразумением, она верит, что вернет его в стан революционеров. Тем большую трагедию Яровая переживала, осознав свое поражение. У нее утомленное лицо, пропыленный после долгой дороги костюм, усталая походка. Она немногословна, много думает о происходящем, и ее слова звучат значительно. В то же время нельзя не признать, что Любови не хватало силы воли, трагедийной наполненности. Вот как писал рецензент: «Ушедшая в себя, далекая от действительного участия в борьбе, откровенно боящаяся револьвера, который она держать в руках не умела. Эта бедная брошенная жена очень далека от той, в которой сжато и образно выражены коллизии эпохи. Единственно, что осталось ей, — в трактовке П. Фоменко — пережить одиночество в разлуке с мужем». В финале Яровая вместе с Кошкиным становилась под знамя, но это оказывалось никак не подготовлено ее прежним поведением.
Кошкин у Коршунова — выходец из рабочей среды, но явно интеллигентен. Видимо, он прошел школу подполья. Речь, которую он произносил при оставлении красными войсками города, звучала ярко и искренне, не возникало сомнений, что город действительно покидают ненадолго. Кошкин всегда сосредоточен, вдумчив, стоит на большой нравственной высоте. Он целиком предан революции и делает все для ее торжества. Центральный эпизод этой роли — столкновение с Грозным (Я. Барышев). Кстати сказать, артист давал понять, что представлял собою Грозной до своего падения, почему Кошкин называл его своим кровным братом: ведь он был храбрым воином, ненавистником буржуазии. Кошкин просто не в силах понять, как этот Грозной мог превратиться в бандита. Однако факты вопиющие. И все-таки расстрел Грозного для Кошкина жесточайшее испытание.
Швандя в изображении В. Соломина был очень молод, в нем сохранилось много мальчишеского. Он просто задыхался от восторга, когда принимал профессора Горностаева за Карла Маркса. Швандя лихо освобождал Яровую из-под ареста и ни минуты не сомневался в своей неуязвимости, когда выдавал себя за князя Курносовского. Он учился у Кошкина, но пока для него революция во многом забава. Правда, такому Шванде недоставало значительности.
Панова у артистки Э. Быстрицкой порой даже оттесняла Яровую, выходила в спектакле на первый план. Это была личность потерянная, но умная; поэтому она относилась с презрением не только к полковнику Кутову, но и ко всему белому движению. Но решительно не признавала и красных, понимая, что милая ее сердцу старая Россия погибла, что русские офицеры, которых она прежде считала честью и совестью страны, стали шкурниками и палачами. Ей становилось ясно, что у нее нет будущего. Отъезд за границу ничего не решал. По словам актрисы, ей бы хотелось, чтобы Панова не уезжала, а по собственной воле ушла из жизни. Она и играла Панову уходящей из жизни.
Поручик Михаил Яровой, обладая сильным характером, сознавал, что дело, которому он служил, проиграно. Отсюда не просто растерянность, но даже истеричность. С такими офицерами ни одна армия не в состоянии победить.
С явным уклоном в карикатурность представляли главнокомандующего, полковника Малинина, полковника Кутова актеры Б. Клюев, Г. Карнович-Валуа, Б. Горбатов. Еще один офицер — поручик Дремин — пребывал в состоянии хронической экзальтации, и самоубийство, которое он совершал, воспринималось как нечто естественное. Назовем также артиста Г. Куликова, игравшего профессора Горностаева: он акцентировал внимание не на чудаковатости профессора и оторванности от текущей жизни, а на его аналитическом уме, позволяющем сразу определить сущность любого человека, с которым Горностаев имел дело.
Удались и отдельные эпизодические роли: Елисатова (В. Кенигсон), протоиерея Закатова (Н. Рыжов), Чира (И. Любезнов), каптенармуса Костюмова (С. Еремеев), матушки (В. Обухова) и некоторые другие. Но, несмотря на удачное исполнение ряда ролей, картина гражданской войны не складывалась, она рассыпалась на отдельные сцены, каждый персонаж жил своей жизнью. Спектакль в целом оказался томительно скучным, и чем дольше он шел, тем становилось труднее понять, для чего, собственно, опять поставили эту давно известную пьесу.
Спектакль «Признание», обращающийся к первым революционным дням, был поставлен по роману С. Дангулова «Дипломаты». Режиссер Р. Н. Капланян был приглашен из Армении, оформлял художник Б. Волков. Премьера состоялась 22 апреля 1970 года. В 1975 году прошло сотое представление. События, охваченные спектаклем, датировались октябрем (ноябрем) 1917 года по старому стилю.
Кадровый, или, как тогда выражались, цензовый, дипломат Николай Алексеевич Репнин (Н. Подгорный) в результате тяжких раздумий переходил на службу советской власти. Но его брат Илья Алексеевич новую власть принимать категорически отказывался.
Готовясь приступить к репетициям, театр намеревался передать в новой постановке то, что А. А. Блок называл «музыкой революции». Создатели спектакля полагали, что цель будет достигнута, если удастся раскрыть внутреннюю суть происходящих революционных событий, захвативших даже таких крупных царских чиновников, как дипломаты. Автор пьесы так говорил об одном из главных героев, а значит, и об основном конфликте пьесы: «У Репнина-старшего нет сомнений относительно справедливости основ, на которых покоилось государственное здание империи. Он житейски добр, совестлив, но, узнав, что брат идет служить большевикам, вступал с ним в смертельную схватку».
Царев, игравший роль Ильи Репнина, отдавал должное его нравственным качествам: не вызывало сомнений, что это честный человек, которому чуждо всякое лицемерие.
Особое внимание при постановке спектакля обращалось на воплощение образа Ленина. Эту роль играл Ю. Каюров. Он с особым вниманием отнесся к новой работе. Однако следует признать, что и в этом спектакле сцена с участием Ленина не стала интересной. Дипломата Николая Репнина приводили к Ленину матросы, дав ему на сборы пять минут. Нетрудно догадаться, в каком он находился состоянии и чего ожидал от беседы.
Решение Репнина прийти на помощь советской дипломатии и его согласие на поездку в Вологду для встречи с послами иностранных держав приобретало чисто формальный характер. Его не переспорили, не переубедили: ему посоветовали, и он согласился ехать. Правда, Подгорный сумел за внешней сдержанностью дипломата, умеющего подавлять эмоции, передать волнение, сложные переживания, охватывающие его героя.
При всех изъянах спектакля нельзя не признать, что он не был лишен интереса, в первую очередь благодаря тому, как Царев играл свою роль. Остается удивляться, что актер, действуя в эпизодической роли, сумел создать образ столь сложный и значительный. Илья Репнин — ярый противник революции, причем не из-за родовой принадлежности, не из-за потери сословных привилегий, — все это он готов пережить. Но его житейский опыт, дипломатическая деятельность, научные изыскания в области мировой истории привели к убеждению: «Революция — татарник, на культурных землях не растет». Илья Репнин был значителен и драматичен именно своей убежденностью, честностью, искренностью. Финал спектакля приобретал символический характер: Илья Репнин шел по краю вращающегося сценического круга, переходил из одной комнаты в другую, резко распахивая белые высокие двери. «И вдруг перед ним возникала плоская, ярко освещенная стена, ее нельзя пробить, в ее нельзя воткнуться, еще несколько конвульсивных рывков, и тело бессильно никнет и, странно уменьшившись, теряется во мгле».
К сожалению, в остальном спектакль скорее иллюстрировал страницы романа, чем раскрывал суть сложных и далеко не однозначных событий, происходящих в первые послереволюционные недели.
Справедливо писал критик: «Хотелось бы, чтобы определенность не оборачивалась однозначностью, чтобы мастерство и темперамент талантливых актеров затрачивались не на объяснение ситуаций и мыслей, которые и так ясны, а на выявление тончайших движений человеческой души, что всегда составляло самую сильную сторону искусства».
На сцене представала строгая, величественная мраморная колоннада, придающая спектаклю торжественность. При поворотах круга действие переносилось то в посольские особняки, то в богатую дворянскую квартиру, то в Смольный дворец. И везде царила лихорадочная суета, все рухнуло, опрокинулось и даже не начинало восстанавливаться.
Ставя спектакль, режиссер использовал приемы кинематографического монтажа, перенося действие из одного места в другое.
Николай Репнин, уже склоняющийся к тому, чтобы помочь новой власти, приходил в Смольный, но правительство переехало в Москву. Комнаты пусты, гуляющий ветер поднимал со столов и с пола разбросанные бумаги. Невольное смятение охватило пришедшего: как работать в таких условиях? Да еще на дипломатическом поприще? Но вот зазвонили телефо'йы: один, другой, третий! Вместе с этими звонками, казалось, жизнь ворвалась в комнаты. И тогда Репнин окончательно решал отправиться на встречу с иностранными послами.
Иностранных дипломатов театр изображал ярко и убедительно: американского посла Фрейсила (Б. Телегин), папского легата Рутковского (Н. Анненков), англичанина Бьюкенена (Б. Горбатов) и других. В ходе встречи обсуждение важнейших вопросов войны и мира облекалось в форму светской беседы. Здесь был представлен ряд характеристик людей, представляющих правительства, людей, от которых во многом зависели важнейшие решения (иногда поистине международного значения), но которые сами в сущности ни за что не отвечали и ничего не решали. Они изображались в спектакле «с той долей иронии, которая помогала не только почувствовать атмосферу как таковую, но и внешнюю странность, контрастность исторической ситуации».
Особо следует упомянуть о том, как Анненков играл Рутковского. Сама по себе роль казалась малозначительной, но артист сумел создать интересный образ. Рутковский прежде всего обманщик — в этом его суть. «Он немножко пророк, немножко любитель земных радостей, но больше всего он человек дела». Он уговаривал Анастасию, в которую влюблен Николай Репнин, оставить Советскую Россию, потому что в противном случае ее душе угрожает гибель. И кажется, сам начинал этому верить. Легкая мантия летела за прелатом, на нем она казалась абсолютно естественной. Конечно, он служитель Божий, но на земле больше всего ценил красоту. А когда он целовал Анастасию в лоб, становилось ясно, что этот патер склонен не только к платоническим отношениям.
На фоне разряженных иностранных дипломатов особенно выделялся скромностью и значительностью советский народный комиссар по иностранным делам Г. В. Чичерин (В. Кенигсон). Другой дипломат был из числа так называемых выдвиженцев — Белодед (В. Коршунов). Он не производил особого впечатления просто потому, что инсценировка не предлагала актеру характера, ограничивала его идеологически выверенными репликами.
Наряду с главной темой (дипломатия в условиях нового общества) развивались также темы личные: сложные отношения Николая Репнина с Анастасией (Э. Быстрицкая) и с дочерью Еленой, но обе линии имели второстепенное значение.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25