Артист должен знать все о любви и научиться жить без нее.
Анна Павлова

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр


А в конце дня Ковалев вступал в схватку с бандитами. Его убивали, и здесь, кажется, режиссер, с его склонностью к эффектам, допустил ошибку. В мягкий, лирический спектакль он вставлял совсем не вписывающуюся в него сцену: Ковалев, уже убитый, продолжал стоять на мосту, освещенном прожекторами, словно памятник самому себе. А сцена при этом вращалась. В этом проявлялась какая-то режиссерская бестактность.
И еще одна замечательно сыгранная в этом спектакле роль — комиссара милиции, ее исполнителем был В. Хохряков. Он выступал как своеобразный комментатор жизни Ковалева. «Хохряков наделял роль такой личностной значительностью, таким пафосом обобщений, что образ по существу эпизодический, становился вровень с центральными».
Из других персонажей назовем Валерия (В. Езепов). В нем наглая сытость, жестокий эгоизм перешли в разнузданность. Ковалев мешал ему не потому, что работал в милиции, а потому, что исповедовал иные нравственные принципы. И удар кастетом, который он наносил Ковалеву, — это не просто убийство человека, а расправа с высокими и благородными идеями.
Конечно, спектакль можно было упрекнуть в известной сентиментальности, излишней идеализации главного героя, счесть его образ приукрашенным. Но при всех условиях спектакль утверждал высокие идеалы и благодаря этому воспитывал зрителей, пробуждал в них добрые чувства. А это всегда составляло одну из самых важных традиций Малого театра.
В пьесе А. Д. Салынского «Летние прогулки», поставленной в 1974 году режиссером Л. Хейфецем и оформленной В. Китаевым, талантливый инженер Букеев пережил крушение своих замыслов и кончил дни в захолустной Кардымовке. В ней и происходили события пьесы.
Сын Букеева Борис хотел разобраться в судьбе отца, уяснить, в чем причины его добровольной ссылки, понять, какой оценки заслуживал этот человек, о котором высказывали самые противоположные мнения.
Действие сосредоточено на дебаркадере и рядом, на берегу реки. Здесь живут и временные, и постоянные обитатели.
Декорация одна, и только смена освещения позволяла понять, в какое время суток происходит действие. На живописном заднике облака, туман и кажущийся огромным лес, сливающийся с небом, а перед лесом, на опушке, цветы. Возникает ощущение покоя, величия, простора.
Но человеческое бытие здесь неустойчиво. Дом напоминал то ли голубятню, то ли разрушенную колокольню. А в доме ящики, кровать с железной сеткой, чайник, радиорупор, ведро, диван с порванной обивкой, фонарь.
Действие начиналось с поминок. Медленные движения, приглушенные голоса, интонации, полные скорби, все соответствует моменту. Но эта сцена задавала тон спектаклю, в элегическую размеренность которого врывались лишь надрывные крики чаек.
Всего в спектакле одиннадцать персонажей. Люди это разные, но их объединял старший Букеев, которого они сейчас хоронили. Мнения о нем расходятся: одни считали его неудачником, другие — сильной личностью, незаурядной натурой. Не сумев добиться того, чтобы его проект моста через реку Вержу был осуществлен, он двадцать лет прожил начальником захолустного дебаркадера, деля судьбу с Ольховским, бывшим банковским служащим, а теперь сторожем церкви-музея. Вероятно, они философствовали вдвоем долгими зимними вечерами. Но Ольховский жил на берегу, в теплом доме, а Букеев так и оставался в дебаркадерной будке.
Борис искал справедливости, он был убежден, что проект отца рано или поздно будет реализован и тогда его имя выбьют на чугунной доске. С другой стороны, как Букеев прожил свою жизнь, если не считать того, что он автор проекта моста? К примеру, у него два сына, но ни один не носит его фамилию.
Это был сложный спектакль.
Драматург, вероятно, хотел, чтобы зрители, после раздумий, сами пришли к выводам, правильно или неправильно жил Букеев.
Философскую суть пьесы углублял в спектакле режиссер. Он, как всегда в своих работах, исходил прежде всего из драматургического материала, стремился понять и с наибольшей выпуклостью представить каждый характер. Как утверждал критик: «В “Летних прогулках” Хейфец приводил исполнителей к такому стройному и совершенному ансамблю, какого давно не было на сцене Малого театра. Современная пластика, современный юмор, легкость в выполнении трудных пластических решений, внутренняя наполненность — все это доведено до совершенного звучания».
Тема деревни возникала в спектакле, поставленном по рассказам В. М. Шукшина «Беседы при ясной луне». Инсценировал рассказы В. Иванов, он же осуществлял режиссуру.
Для инсценировки были выбраны рассказы «Крыша над головой», «Сапожник», «Сватовство», «Верую», «Срезал», а также отрывки из некоторых других произведений писателя. В рассказах представлены яркие характеры, но главным действующим лицом неизменно является народ.
Премьера состоялась в феврале 1976 года в филиале театра. Оформлял спектакль художник И. Новодворский, ранее он вместе с Шукшиным работал над фильмами. Музыкальное оформление принадлежало А. Паппе.
Перед тем как спектакль увидел свет, режиссер писал в газету: «Хочется, чтобы прозвучала невероятная доброта, какое-то удивительное внимание к человеческой судьбе, к тому, что происходит в мире».
Чтобы усилить русский колорит, постановщик пригласил для участия в действии известную исполнительницу народных песен Л. Рюмину.
При постановке Иванов (он сам об этом говорил) прибегал к советам Шукшина, и это пошло на пользу спектаклю. Утверждался своеобразный спектакль-беседа, когда большинство действующих лиц находились на сцене, порой в качестве заинтересованных свидетелей происходящего.
Театр воспроизводил шукшинские беседы тихо, иногда с грустинкой, а иногда с хлестким юмором. Актеры сидели по бокам сцены и в ее глубине, они постоянно старались входить в контакт со зрителями. А на переднем плане сцены стояла декорация, изображавшая переднюю стену дома. Стена поднималась, и зрители видели то бедную комнату горемычной Анисьи, то квартиру Ольги Сергеевны, то хорошо обставленную избу председателя колхоза. Здесь жили люди Алтая. Все они мечтали о чем-то лучшем, часто им самим не вполне ясном. О счастье мечтал шофер Иван (В. Борцов). Он считался передовиком труда, но испытывал недовольство своим положением. Душа требовала красоты, познания мира, понимания того, каким будет мир в будущем.
А председатель колхоза Матвей (В. Хохряков) после сорока лет совместной жизни задавал жене странные вопросы, например: а есть ли на свете любовь? И боится ли жена смерти, которая к нему все ближе подбиралась?
Трудно оставаться одному, вот и тянется, потеряв жену, старик Глухов (И. Любезнов) к кроткой своей ровеснице Отавихе (С. Фадеева). И дело вроде пошло на лад, и цветы приготовлены, но рушит все Ольга Малышева, то ли из ревности, то ли просто из зависти, переходящей в жестокость.
А сколько любви заключено в угрюмом Николае (В. Коняев), хотя, кажется, он целиком предан будничным заботам о хозяйстве, о детях, о Катерине (О. Чуваева).
В представленных характерах режиссер и актеры, следуя за автором, искали поэзию и философию жизни. Здесь смешивались красота и юмор, романтика и проза.
Вянет, пропадает молодая женщина Анисья (М. Овчинникова), она жаждет любви, а Владимир Николаевич (Е. Буренков) поглощен собой, пофилософствует, выпьет рюмочку и отправится смотреть телевизор.
Глеб Константинович (С. Маркушев) стремился «срезать» собеседников, делал он это для потехи, чтобы возвыситься в собственных глазах, не замечая, что оскорбляет тех, с кем имеет дело.
В поисках смысла жизни Иван приходил к священнику (Р. Филиппов). А тот, притоптывая, кружился по комнате, и было непонятно, то ли он пел, то ли кричал: «Ве-е-е-рую в авиацию, в механизацию сельского хозяйства, в научную революцию, в космос, в невесомость, ибо это объективно». По мастерству, по силе проникновения в образ — лучшая работа спектакля.
Имелись в спектакле и недостатки: между эпизодами порой возникали «белые пятна», постановка распадалась на эпизоды (отдельные рассказы). Некоторые характеры раскрывались скорее через повествование о них, нежели через действие.
Тем не менее спектакль получился, бесспорно, интересным, в нем действовали люди с непростыми характерами, переживавшие сложные жизненные перипетии. Удачный выбор литературного материала во многом определил успех работы театра.
Пьеса А. Галина «Ретро», поставленная Л. Хейфецем и оформленная Д. Боровским, впервые была сыграна на сцене филиала 31 марта 1981 года. Много времени спустя после премьеры критик писал, что это одна «из наиболее интересных постановок Малого театра, с поразительно слаженным актерским ансамблем».
Рвется в деревню, к сестре, вышедшей на пенсию, кровельщик Николай Михайлович Чмутин (И. Любезнов). А пока он живет у замужней дочери. Его зять — человек деловой, историк по образованию, занялся комиссионной деятельностью — перепродажей старинной мебели — и весьма в этом преуспел. Теперь он решил женить тестя и увлекся этим не на шутку (не задумываясь, впрочем, хочет ли тот жениться, и не считаясь с его переживаниями).
На сцене комната, в ней двуспальная кровать, глубокое кресло, миниатюрный туалетный столик. На стенах картины в массивных рамах и фотографии, окруженные виньетками. Тут же телефон, телевизор, проигрыватель. Чувствуется: тот, кто обставлял квартиру, знает толк в мебели, безвкусных вещей нет, но нет и теплоты, уюта; кажется, что это какая-то мебельная выставка.
В этой комнате находится Чмутин: небритый, в носках, в рубашке навыпуск. Жена у него умерла, и, оставшись один, он сделался совсем странным, его даже клали в неврологическую клинику.
Дочь его любит, да и зять, пожалуй, неплохо относится, но им не дано ощутить его душевных переживаний; хотелось бы пристроить старика, вот и родилась идея — женить его.
А Чмутин на пределе сил, глаза у него грустные и растерянные, походка какая- то нетвердая, сердце переполнено даже не тоской, а отчаянием. Он потерял свое место в жизни, и единственными собеседниками для него остались голуби.
Драматургически пьеса была сделана талантливо, каждый участник получал выигрышную роль, каждое действующее лицо было индивидуализировано. Это были характеры, а значит, люди с биографиями. Исполнители имели возможность воспользоваться не только словами, но и подтекстом. Даже за смешными с виду обстоятельствами режиссер умел показать человеческую трагедию, которая часто является спутницей старости.
В роли зятя выступал Н. Подгорный. У артиста это был человек предприимчивый, энергичный, по-своему даже талантливый, скорее добрый и отнюдь не алчный. Женитьбу тестя он считал лучшим выходом из положения.
А к жене его (Т. Торчинская) пришла пора женского увядания, а вместе с тем известная вялость и равнодушие ко всем, кроме себя; поэтому она так легко соглашалась с мужем, что отца следует женить. И все невесты: бывшая артистка кордебалета Песочинская (М. Овчинникова), медицинская сестра Воронцова (Г. Демина), вдова профессора, а теперь вахтер Барабанова (Е. Солодова) — готовы вступить в брак в первую очередь потому, что они одиноки. И изображая этих старых женщин, актрисы достигали большой выразительности. Вот что писал об Овчинниковой — Песочинской известный режиссер и критик В. Комиссаржевский: «Здесь и несостоявшийся талант, и уже запоздалое кокетство, и острая тоска, и доброта. Одна эта роль, созданная в соавторстве с таким тонким и точным режиссером, как Хейфец, выдвигала Марию Овчинникову в число наших лучших актрис».
Комплиментов заслуживали и исполнительницы ролей двух других невест: каждая создала по-своему интересный характер.
Успех имела постановка еще одной инсценировки, а точнее, пьесы, сделанной на основе романа «Мой бедный клоун». Пьесу по собственному роману, опубликованному в журнале «Юность», написал В. Ливанов. Оформил постановку В. Шимановский, музыку написал В. Мороз. А постановку осуществил В. Соломин: это был его режиссерский дебют. И он же сыграл главную роль клоуна Сергея Синицына. Премьера состоялась 23 марта 1983 года.
Специальный журнал утверждал: «Кажется, что спектакль поставлен человеком из цирка, так он ярок, полон смелых контрастных красок».
Вращающиеся кулисы создавали атмосферу праздничности, циркового чуда. Красочности декораций как бы аккомпанировали молодые клоуны Сева и Игорь (студенты Училища имени Щепкина В. Хабаров и Н. Лях). Они вполне профессионально исполняли клоунские репризы, тем самым становясь своеобразными слугами просцениума. А в начале спектакля вспыхивали разноцветные фонари, опускались ленты, и зрителям начинало казаться, что они действительно попали на цирковое представление.
В спектакле рассказывалось, что один из клоунов усыновил беспризорного мальчика, а тот тяжело заболел, потребовалось переливание крови, причем редкой группы. И тогда приемный отец и его партнер — его играл В. Павлов — отказались от престижной и материально выгодной зарубежной поездки. А одна из артисток дала мальчику свою кровь.
В. Соломин показывал человека необычной профессии, его любовь к своему делу, одухотворенность. Чтобы прийти в цирк, герой должен был преодолеть сопротивление родителей, и на арене он раскрылся как художник.
Вторая важная тема спектакля — дружба артистов; это действительно одна семья: и щедро наделенная даром сострадания, но не избалованная успехом у публики Полина Челубеева (Н. Вилькина), и «звезда» манежа Алиса Польди (А. Евдокимова), и вальяжный инспектор манежа Дим Димыч (Г. Куликов).
А рядом с артистами — хлопотливая соседка Мария (Скороходова), теряющийся в сложных житейских обстоятельствах академик Баерброт (В. Хохряков).
Это был спектакль о добрых людях и хороших поступках, немножко сентиментальный, немножко мелодраматичный, но вызывающий у зрителей чувство непритворного умиления. И критик констатировал: «В зале плачут, когда мальчишка заболевает и клоуны отказываются от поездки за рубеж». И дальше: «“Мой бедный клоун” привлекает фейерверком остроумных режиссерских находок (их могло быть и меньше), но захватывает серьезностью размышлений и искренними чувствами тех, кто находится на сцене». Главное в игре актеров в этом спектакле — наивность и непосредственность, «которые придают особое обаяние сценическим героям и интонацию неподдельной человечности всему спектаклю».
Безусловный интерес вызвал спектакль по роману Д. Гранина «Картина». Инсценировка была сделана А. Ремезом и Л. Хейфецем, этот последний и поставил спектакль. Художниками выступали О. Твардовская и В. Макушенко. Премьера состоялась 21 апреля 1983 года.
Спектакль оказался далеко не простым, и критик справедливо утверждал: «Прошлое на сцене, в сочетании с философскими размышлениями, перенос почти всего событийного ряда в прошлое, малая зрелищность — все это требует напряженных новаторских поисков режиссуры, актерской подготовленности к решению именно таких задач и, кстати говоря, зрительской подготовки».
На сцене панорама города Лыкова. На фоне убогого пейзажа возводился новый город, пока представленный лишь парапетом, а между старым и новым городом находился мостик.
Один за другим появлялись герои романа, приходящие из 1951 года: Алексей Астахов, Лиза Кислых. А рядом с ними занимались своими делами люди 1980-х годов: мэр города Лыкова — Лосев, вдова художника Астахова — Ольга Серафимовна, Поливанов. Но хотя это люди разных поколений, они не отделимы друг от друга, о чем убедительно говорили мизансцены Хейфеца. «В этом мире нет движения из прошлого в настоящее, но есть обратный путь из настоящего в прошлое. Путь в минувшее. Мизансцены Хейфеца воссоздавали на сцене композицию романа, его внешнюю структуру, они как бы списаны с листа, и в этом я вижу огромный плюс».
В романе Гранина в картинной галерее укрывается от дождя находящийся в командировке председатель Лыковского горсовета Лосев. Дождь и заставил его пойти на выставку. Здесь его внимание привлек пейзаж художника Астахова, глядя на который он узнал родные места.
Ранее к Лосеву приходила учительница и просила приобрести картину, он ей отказывал — нет денег, да к тому же в городе отсутствовал музей. Но просьба запала в память, и, увидев картину, он решил ее купить у вдовы художника.
Но главное, что и в романе, и в спектакле Лосев, разглядывая картину, приходил к заключению, что красоту во что бы то ни стало надо беречь. В этом отношении пейзаж Астахова имел немалое значение, он утверждал поэзию тех мест, где раскинулся город. Именно через понимание красоты родного края воспитывается любовь к нему.
Лосев, каким его показывал артист В. Бочкарев, — «обаятельный молодой мужчина, не обремененный ни сомнениями, ни раздумьями». А это значило, что образ театральный оказывался менее интересным, чем образ литературный: у Гранина Лосев далеко не сразу приходил к пониманию значения искусства.
Важным персонажем спектакля был прежний председатель горсовета Юрий Емельянович Поливанов (А. Кочетков). Он и теперь продолжал жить в городе. Но во время его «правления», по его инициативе, на кострах сжигали иконы, церковную утварь, а заодно и картины. И художник Астахов с его пейзажами ему казался никому не нужным. Теперь Поливанов, надев выходной костюм, отправлялся спасать городскую достопримечательность — дом Кислых с медной крышей.
Спектакль «Картина» прежде всего ставил вопросы, не давая готовых ответов. Но вопросы задавались серьезные: нужна ли людям красота? И можно ли без нее обойтись? А значит, как следует охранять старые русские города и все, что с ними связано? И в состоянии ли искусство поднимать людей, возвышать их над прозой жизни?
Весьма значительным в спектакле оказался образ вдовы художника Астахова, которую играла Е. Гоголева. Всего несколько минут находилась актриса на сцене, но успевала о многом рассказать. Казалось, что, пока Лосев торговал у нее картину, перед ней проходила минувшая жизнь. С горечью она осознавала, что никогда не была ни достойной женой, ни заслуживающей уважения вдовой большого художника. Теперь она видела в Лосеве не просто покупателя, но человека, который понял и оценил все значение картины ее покойного мужа. Вот почему она решала подарить полотно городу.


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25