Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким и легкое прекрасным.
К Станиславский

Заказ и доставка билетов в театры   


(495)933.38.38 
(495)722.33.25 (вых. и празд.) 
 
Спектакли по алфавиту:   # A-Z   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я
 

Драматические театры

Музыкальные театры

Детские театры

Концертные залы

Стадионы

Клубы

Цирки

Спорт

Фестивали

Выставки

Новогодние елки


Рекомендуем:

Большой театр

Ленком театр

Современник театр

Сатиры театр

Моссовета им. театр

Дом музыки

Чайковского им. концертный зал

МХТ им. А.П. Чехова

МХАТ им. М. Горького

Фоменко мастерская

на Таганке театр

Эстрады театр

Кремлевский дворец

Луны театр

Табакова п/р театр

Квартет И комический театр

Вахтангова им. театр

Маяковского им. театр

Наций театр

Сатирикон театр

Оперетта Московская

Консерватория московская

16 тонн

 

Цирк на Вернадского

Цирк на Цветном

 

Карта постоянного покупателя
Лучшие цены на билеты в Большой театр в городе!!!

 
Получить консультацию по вопросам покупки театральных билетов в режиме онлайн:
ICQ: 617656994 - Мария   615451369 - Ольга   388740897 - Марина

Малый театр России

Статьи

Малый театр

Вожак — Царёв не мелодраматический злодей, его злодейство — бытовое, и от этого оно становилось особенно страшным: от подобного человека пощады не жди. Он почти не повышал голоса. В шумном и горячем спектакле Вожак говорил медленно, слегка растягивал слова, тем самым заставляя к себе прислушиваться.
Наверное, Вожак общался с интеллигенцией; находясь на каторге, мог принимать участие в политических спорах. Но внутреннего благородства, веры в народ он не приобрел. Выходец из мещанского сословия, он, вероятно, учился в гимназии или реальном училище, прочел несколько брошюр теоретиков анархизма, но в серьезной дискуссии пасует.
У Вожака землисто-желтое лицо, говорит он, глядя прямо перед собой, не поворачивая головы в сторону собеседника. Пока он чувствовал свою силу, даже появление Комиссара не заставило его дрогнуть. Но вот спровоцированный им кочегар бросился на Комиссара и получил от нее пулю. И тут по лицу Вожака пробежала тень, плечо приподнялось. Первая битва оказалась проигранной, авторитет Вожака поколеблен. Во многом из-за этого он приказывал убить старуху, а потом двух офицеров, возвращавшихся из плена. Он понимал, что его авторитет в немалой степени держался на страхе, на мнимой принципиальности, несгибаемости.
В столкновениях с Комиссаром у Вожака появлялся совсем к нему не идущий просительный жест. Очевидно, он пребывал в растерянности.
Комиссар зачитывала смертный приговор Вожаку, а у того нет аргументов в свою защиту. В выкрике: «Да здравствует революция!» слышны отчаяние и обреченность. У Вожака, каким его показывал Царёв, отсутствовала фанатическая вера в свою, пусть ложную, идею. Он спекулировал на революции. Когда же ему противопоставлялась сила подлинных убеждений, он тут же обнаруживал свое политическое и нравственное ничтожество. Становилось понятным, что слово «революция» Вожак использовал в низменных, карьеристских целях.
С большой убедительностью Царёв раскрывал в этом персонаже двурушничество, присущее всем политическим авантюристам, в какое бы время и в какой стране они ни действовали. Вожак — Царёв был матерым волком, он делал ставку на силу, жестокость, беспощадность. Когда пленный офицер произносил: «Здесь в нашей России блеснул проблеск человечности», Вожак ему отвечал: «А я забыл это слово, и ты забудь». Он понял, что в его положении жестокость — единственное средство удержать власть. Он хотел видеть вокруг себя рабов догмы и тем самым связать всех круговой порукой — преступлением, выдаваемым за исполнение революционного долга.

Алексей (Е. Весник), человек умный и сильный, ничем не напоминал «братишку» и доморощенного философа. Это обычный, но запутавшийся матрос, ищущий правду, не принимающий жестокости как нормы жизни. Отсюда его фрондерские выходки и по отношению к Вожаку, и по отношению к Комиссару: «Ты лжешь, и ты лжешь!» Дело не в том, что самолюбие Алексея задето, с этим он мог бы смириться; но его до глубины души возмущают тупые догмы Вожака, это толкает его к бунту; огонь, давно бушующий в его груди, готов вырваться наружу. Комиссар только помогла ему лучше разобраться в происходящих событиях, дойти до истины.
Очень интересен был образ «героя» публичных домов Сиплого, которого играл В. Кенигсон. Несмотря на внешнюю браваду, он трус, поэтому преклоняется перед Вожаком, как перед кумиром, но легко предает его, когда понимает, что власти Вожака приходит конец. Он неврастеник и часто произносит то, о чем Вожак предпочел бы умолчать.
Вообще вокруг Вожака в основном вертелись молодые матросы, еще не познавшие жизни всерьез. Их увлекали его демагогические речи о свободе личности, сметающей все препоны. Когда Вожак без оснований приговаривал к смерти двух пленных офицеров, из толпы моряков раздавался протестующий голос. Значит, не все было спокойно в анархическом отряде.
Крупным планом подавался в спектакле матрос-коммунист, по национальности финн — Вайнонен; его играл В. А. Коняев. Все время Вайнонен стремился к оценке происходящего, искал свое место в революции. Сиплый предательски убивал Вай- нонена, тело его повисало над оврагом. Кругом было темно, кричали вороны, а над степью неслась мелодия, исполняемая на свирели, именно на этом инструменте играл маленький финн в часы грустного одиночества.
Убедителен бы и старик-боцман (Н. Рыжов), привлекательный своим усердием и трогательной любовью к морской службе, ответственностью не только перед командой военного корабля, но и перед всей Россией.
Столь же убедительно изображались матросы: Старый, Рябой, Высокий, их играли К. Светлов, Г. Сергеев, П. Садовский. В них отсутствовало показное ухарство, но ясно проявилось серьезное отношение к жизни, стремление понять, как жить дальше.
Двух пленных офицеров играли Н. Подгорный и А. Смирнов. Первый носил очки и напоминал студента-демократа, каким, вероятно, и был до призыва в армию. Подгорный передавал тоску по России и страстное желание скорее вновь обрести Родину.
Менее интересным казался артист А. Ларионов в роли Беринга. Его отличали безупречные манеры (качество, присущее морскому офицеру), но этого оказалось явно недостаточно для характеристики Беринга как личности.
И, наконец, Ведущие — артисты Е. Буренков и Г. Карнович-Валуа. Критик писал о них: «Перед нами на сцене Малого театра живые люди со своим отношением к событиям, искренним и глубоким чувством. Поэтому они становились близкими зрителю в не меньшей степени, чем герои основного действия».
Постановка «Оптимистической трагедии» отличалась рядом интересных режиссерских находок. Так, при столкновении революционных матросов с немцами они сцеплялись намертво на маленьком клочке земли. И вдруг спрыгивали в воду, и тогда над бугром мелькали только руки, плечи, спины, клубки сплетающихся человеческих тел.
Очень сильной оказалась сцена, когда Комиссар приговаривала Вожака к расстрелу. Здесь ясно проступало убеждение: революция совершалась прежде всего ради людей, бессмысленную жестокость следует карать, революционный подвиг — это не презрение к опасности, но напряженная работа разума и воли.
Немалое значение имела в спектакле музыка; на сцене во время прощального матросского бала играл военный оркестр. Тревожили нежные и пронзительные звуки свирели Вайнонена, а музыка, сопровождавшая сцену боя, то звучала призывно, то углубляла драматизм происходивших событий.
Режиссер посвятил постановку памяти своего учителя В. Э. Мейерхольда, напомнив, что спектакль «Последний решительный», поставленный Мастером по пьесе того же Вишневского, также рассказывал о революционных моряках.
Двадцать девятого июня 1953 года Малый театр впервые показал публике пьесу И. Ф. Попова и А. Н. Степанова «Порт-Артур». (Пьеса написана по мотивам одноименного романа Степанова.)
Известно, что русско-японская война закончилась поражением России. В частности, Японии была сдана считавшаяся неприступной крепость Порт-Артур. Война показала экономическую отсталость России, процветающие в стране бюрократизм, казнокрадство, произвол, откровенное предательство. Но вместе с тем война выявила подлинных героев, в самых трудных условиях отстаивавших высокие идеалы национального достоинства страны. Об этом говорилось в спектакле «Порт- Артур».
Ставили спектакль К. Зубов и П. Марков, оформлял Б. Волков, музыкальное оформление принадлежало Н. Н. Рахманову, танцы на балу у Стесселя поставил В. П. Бурмейстер.
Павел Александрович Марков издавна тяготел к режиссуре. И, вступив 1 февраля 1953 года на должность заведующего литературной частью Малого театра, он оговорил, что одновременно будет заниматься постановочной работой.
В спектакле «Порт-Артур» ведущим режиссером был К. Зубов. Марков помогал ему, работал с драматургами, способствовал совершенствованию пьесы.
В процессе работы над спектаклем режиссеры особое внимание обратили на рядовых солдат, заботились о разработке их характеров (чтобы они давались в перспективе). Так, Филиппа Блохина играл Н. Рыжов, замечательный мастер создания народных портретов. Его персонаж отличался добродушием и какими-то медвежьими ухватками. Сразу становилось очевидным — он выходец из глухой деревни. Но по мере развития действия усиливался протест Блохина против генеральского произвола. Артист сам написал сцену, одобренную авторами и режиссерами, в которой группа солдат-артиллеристов во главе с Блохиным вступала в конфликт с Фоком — генералом, пришедшим в армию из жандармерии. Генерал пытался арестовать любимого солдатами поручика Борейко, но против этого решительно выступали солдаты — бывший путиловский рабочий Иван Терешкин (К. Светлов), крестьянин Софрон Родионов (Б. Попов) и, конечно, Блохин. И вооруженный пистолетом генерал отступал перед безоружными солдатами.
В пьесе отсутствовал четкий сюжет: она состояла из ряда эпизодов, в которых так или иначе характеризовались события войны, и это, естественно, находило отражение на сцене.
Начинался спектакль с бала в резиденции коменданта Порт-Артура генерала Стесселя (К. Зубов). Его жена Вера Алексеевна (Е. Шатрова) казалась приветливой, по-детски радостной. И сам генерал поначалу представлялся мягкосердечным, радушным, простым. Играл военный оркестр. Казалось, все присутствующие полны веселья; никто не хочет знать (искренне или притворно), что война стоит на пороге, что сейчас больше, чем когда-нибудь, нужна бдительность. Впрочем, о какой бдительности можно говорить, если вхожий в дом Стесселя капитан Сахаров (В. Шарлахов) в прямом смысле слова японский шпион, а с ним связана Вера Алексеевна. Сам же генерал находится у нее под каблуком.
Но вот за сценой раздаются залпы — война началась.
И тут зрители начинают с особым вниманием присматриваться к Стесселю: ведь именно на нем лежит полнота ответственности за оборону крепости. У Стесселя, каким его играл К. Зубов, была осанистая фигура, мужественное лицо, седые волосы, строгая бородка. Внешне он походил на бравого боевого генерала. Но за этой наружностью скрывался сибарит и лицемер. Вот его зовет жена, и он чуть ли не вприпрыжку (стараясь, однако, сохранить изящество), направляется в ее сторону и застывает с полуоткрытым ртом. И сразу становится ясно, что он целиком под влиянием супруги.
Прапорщик Звонарев (Е. Матвеев) попытался открыть глаза Стесселю на происходящие события, указать ему на факты очевидной измены, но это вызвало только бешеный отпор генерала.
А когда сестру милосердия Шуру (К. Г. Скоробогатова) выносили из боя (она тяжело ранена), Стессель даже радовался этому обстоятельству: появился повод покрасоваться, и он говорил какие-то напыщенные сочувственные слова.
Взятого в плен японского барона Танаки (В. Кенигсон) приводили на допрос к Стесселю, но фактически хозяином положения оказывался пленный. Он, зная о том, что в русском штабе имеются шпионы, держал себя уверенно и даже нагло, соединяя стойкость фанатика с глубоким убеждением в своем превосходстве над противником. Хотя, надо признать, в предыдущей сцене, при свидании со своим агентом Сахаровым, артист излишне подчеркнуто играл злодея.
Прекрасно проводилась сцена, в которой читалось донесение царю. Развалившись в кресле и закрыв глаза, Стессель вслушивался в текст и все больше приходил в восторг от верноподданнической телеграммы, посылаемой государю. А потом, явившись на батарею, он с бранью набрасывался на артиллеристов за то, что они, утомленные боем, недостаточно лихо отдали ему честь.
Но вот Стессель растерялся: из Петербурга пришла телеграмма с приказом об его отставке. Однако вскоре он приободрился, решив, по совету жены, скрыть это от окружающих.
Спектакль ставился так, что эпизоды противостояли один другому: бал у генерала и артиллерийская батарея на позиции.
К сожалению, некоторые действующие лица оказывались охарактеризованы поверхностно, например прапорщик Звонарев; вначале он казался даже оригинально мыслящим человеком, но чем дальше, тем очевиднее он превращался просто в рупор авторских идей. И театру приходилось прикладывать немало усилий для превращения драматургических схем в живых людей. Сказанное касалось и поручика Борейко, одного из героев войны (В. Доронин). Да, он мог быть и пьян, и груб, и несправедлив — таким его сделала жизнь. Но он знал, что такое солдатская служба, и в спорах с начальством брал сторону солдат. Он храбр и честен, за это его солдаты любили и ценили. Артист оказывался убедителен в роли Борейко, умевшего, вопреки субординации, сохранять свое достоинство, заступаться за подчиненных.
Адмирал Макаров, каким его изображал Н. Анненков, всегда сдержан, за этим ощущались немалая нравственная сила и ум. Адмирал никогда не бранился, но всегда и во всем проявлял беспощадную требовательность. Возможно, ему все-таки порой недоставало эмоционального накала. Скажем, китаец (В. Ф. Билль), рискуя головой, приносил важные сведения, используя которые можно добиться хотя бы частичных успехов. Макаров и генерал Кондратенко (Г. И. Ковров) решали не выполнять приказ царского наместника на Дальнем Востоке Алексеева, рискуя при этом не только своим положением, но, возможно, и жизнью. Кондратенко, что вполне естественно, был взволнован, Макаров же, несмотря ни на что, оставался совершенно спокойным.
С солдатами и матросами Макаров — Анненков беседовал просто и рассудительно, не столько приказывал им, сколько объяснял или советовал. Но его тон становился адмиральским — властным и непреклонным, — когда он сталкивался с теми, кто мешал обороне крепости.
Что же касается Кондратенко — Коврова, то он был суховат, подтянут, и, наблюдая за ним, всякий мог с уверенностью сказать: этот генерал прошел суровую солдатскую выучку.
Яркую характеристику давал великому князю Кириллу Владимировичу артист Б. Телегин. Рецензент отмечал: «Какая удручающая пустота и пошлость чувствуется за каждым его словом, за каждым поступком».
Но, к сожалению, подлинно значительных характеров в спектакле оказалось недостаточно, и причиной этого, в первую очередь, являлись схематизм и рыхлость пьесы.
Кончался спектакль весьма декларативно: Борейко не подчинялся приказу сдать японцам батарею, а принимал решение ее взорвать. Зимние сумерки опускались на Электрический утес. Перед небольшой группой солдат Борейко рвал приказ о сдаче крепости, и клочья бумаги разлетались по ветру. Все сильнее мела метель, и теперь в темноте едва различались силуэты защитников крепости. Но ветер не в силах заглушить последние слова Борейко: «Вам, русские солдаты, кровью своей напитавшие эту землю, вам, кого ждут грядущие бои, — от Родины слава».


Назад | Далее



 


Театральные премьеры на balagan.ru

Театральные новости

07.03.2017
Легендарная «Табакерка» отмечает своё 30-летие
30 лет назад, в первый день весны 1987-го года труппа Олега Табакова представила публике свою первую постановку....

07.02.2017
Ленком отметил 90-летие. Купить билеты в Ленком.
Во вторник, 31 января, один из самых культовых театральных коллективов столицы отметил знаменательную...

10.01.2017
Билеты на премьеру МХТ им Чехова "Механика любви".
21 декабря на Новой сцене Московского Художественного театра имени А. П. Чехова состоялась премьера спектакля...

25.12.2016
Билеты на премьеру театра Наций "Иванов".
23 и 24 декабря 206 года на сцене театра Наций состоялась премьера, которую без преувеличения можно назвать самой...

07.12.2016
Небывалые скидки на билеты на балет "Герой нашего времени"
Успейте купить билеты в Большой театр на потрясающий балет " Герой нашего времени" с хорошими...


Как проехать в театр?

Аншлаговые спектакли

Иванов

Барабаны в ночи

... И море

Контрабас

Сказки Пушкина

Рассказы Шукшина

Бег

Евгений Онегин

Юбилей ювелира

Примадонны

Борис Годунов

Двое на качелях

Слишком женатый таксист

Враги: история любви

Аквитанская львица

Мастер и Маргарита

Предбанник

Варшавская мелодия

1900

Царство отца и сына

Римская комедия

Одна абсолютно счастливая деревня

Сон в летнюю ночь 

Отравленная туника

Фрекен Жюли


 
Rambler's Top100
   на главную      +7 (495) 722 33 25